90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Настоящее и будущее ЕАЭС в условиях санкций

05.12.2019 14:00

Экономика

Настоящее и будущее ЕАЭС в условиях санкций

Чем запомнился 2019 год для ЕАЭС

 2019 год стал знаковым для Евразийского экономического союза.

Во-первых, интеграционное объединение отметило первые пять лет своей работы. Точкой отсчет принято считать 29 мая 2014 года, когда в Астане президенты России, Казахстана и Белоруссии подписали договор о создании союза. Таким образом планировалось углубить евразийскую интеграцию путем создания пространства четырех свобод перемещения (товаров, капитала, рабочей силы, услуг). Казалось бы, срок небольшой, однако нужно помнить, что весь этот период ЕАЭС развивается под влиянием санкций Запада, что в значительной степени формирует контекст отношений ЕАЭС с внешними игроками и влияет на повестку развития союзного объединения «изнутри».

Введенные в 2014 году ограничительные меры в отношении ряда российских чиновников и бизнесменов, а также некоторых компаний и последовавшие за этим контрмеры России привели к тому, что «притирка» торговых систем всех стран-участниц ЕАЭС происходила и происходит до сих пор в условиях повышенной неопределенности. Санкции действительно стали вызовом и в какой-то степени проверкой на прочность для евразийского интеграционного проекта. 

Во-вторых, сменился президент страны-локомотива евразийской интеграции – главой Казахстана стал Касым-Жомарт Токаев. Новый президент страны продолжил курс на углубление евразийской интеграции, что косвенно стало ответом скептикам на обвинения ЕАЭС в излишней персонификации союза, неработоспособности институтов ЕАЭС перед авторитетом первых лиц.  

В-третьих, именно в 2019 году впервые был поднят вопрос о перспективе скорого расширения ЕАЭС. На официальном уровне заговорили о возможном вступлении в ЕАЭС Узбекистана. Каков бы ни был выбор Узбекистана, даже гипотетические разговоры о его возможном участии привносят новые смыслы в оценку потенциала ЕАЭС как пространства для экономического роста и выгодной альтернативы имеющимся геоэкономическим векторам развития. 

Кроме того, в 2019 году ЕАЭС расширил сотрудничество с внешними игроками. Подписано соглашение о создании зоны свободной торговли с Сингапуром, а также вступило вступило в силу Временное соглашение, ведущее к образованию ЗСТ между ЕАЭС и Ираном. В то же время, несмотря на достаточно динамичный процесс развития торговых отношений с третьими странами и активизацию внутрисоюзных интеграционных инициатив, санкционный режим в 2019 году оставался важным фактором, определяющим тактику поведения стран Союза.

Собственно, одна из ключевых задач на ближайшую перспективу при условии сохранения текущего санкционного режима (а логика властей в США и ЕС пока позволяет говорить, что об отмене санкций сегодня речи нет) – преодоление негативных санкционных факторов и укрепление базовой идеи интеграции – создание общего рынка. 

Промежуточный санкционный итог – как выработать единую экономическую политику 

К негативным санкционным факторам можно отнести, прежде всего, сложности в выработке и реализации единой экономической политики стран ЕАЭС. После российских контрмер торговая политика внутри ЕАЭС перестала быть согласованной уже к моменту своего создания. Каждая из стран-участниц руководствуется собственными интересами в случае внешнего давления на партнера по союзу.

Обмен санкциями между Россией и странами Запада привел к неоднозначности выбора для российских партнеров по ЕАЭС – поддерживать или нет российские ограничительные меры. Каждый из участников ЕАЭС закономерно имеет собственную экономическую историю отношений с западными странами, и проявление солидарности с Россией в вопросе санкций однозначно привело бы к ухудшению торгово-экономических, а то и политических отношений этих стран с ЕС и США. Собственно, в Москве это понимали и не настаивали на принятии партнерами какой-то из сторон санкционного конфликта.

К моменту старта своей работы ЕАЭС не имел возможности адаптироваться к подобным условиям, что на первых порах приводило к нелегальному провозу товаров из ЕС в Россию. Сложность ситуации заключается в том, что любые меры контроля со стороны России в этих ситуациях означали бы крах самой идеи интеграции и свободного перемещения товаров. 

В санкционном сюжете наиболее ярко проявилась и другая проблема – соизмеримости национальных и наднациональных интересов. Именно согласование единых принципов экономической политики на уровне ЕАЭС при условии сохранения национальных ориентиров будет, по всей видимости, одной из задач ЕАЭС на ближайшую перспективу. 

Не обошли санкции стороной и валютный вопрос. Ослабление рубля в 2014 году привело к последовательным колебаниями и на рынках валют почти всех стран ЕАЭС. Особенно острые колебания курса тенге наблюдались в Казахстане. Однако такая ситуация вызвала совершенно полярные мнения. С одной стороны, критики призывали проводить самостоятельную курсовую политику, с другой – сторонники говорили и говорят о необходимости более тесного сближения национальных валют, ухода от привязки к доллару во взаимной торговле.

Переход на национальные валюты во взаиморасчетах как еще одном механизме защиты интересов ЕАЭС также будет темой для обсуждения евразийских политиков и экономистов в следующей евразийской «пятилетке». К примеру, на полях XIV международной конференции «Евразийская экономическая интеграция» в Москве 29 ноября 2019 года глава ЕАБР Андрей Бельянинов признал, что уже сейчас 40-50% товарооборота идет в национальных валютах. При том что планы о создании единой наднациональной валюты в ЕАЭС сторонами не рассматриваются. 

ЕАЭС как «окно возможностей»

В то же время санкции Запада в отношении России показали, что от подобного рода мер «воспитательного характера» не застраховано ни одно государство, сколь бы благополучными у него ни были отношения с ведущими мировыми экономиками. Торговая «война» между США и Китаем наглядное тому подтверждение. Соответственно, выстроенные годами политические и торгово-экономические отношения могут одномоментно оборваться, и это может иметь весьма негативные последствия для объекта санкций. ЕАЭС как институт углубленной экономической интеграции предоставляет возможность странам, в него входящим, активизировать собственное производство, на равных условиях участвовать в принятии решений относительно параметров интеграции и урегулировать спорные вопросы с учетом значимости голоса каждой стороны. 

ЕАЭС - первый опыт полноформатной экономической интеграции на постсоветском пространстве. В его основе лежит объединение разных по объему и структуре экономик, но при этом принятие решений носит равноправный характер. Скорость интеграции зависит от согласования спорных вопросов всеми участниками. Сегодня это единственный инструмент, направленный на упорядочение торговли между основными партнерами и стимулирование собственного производства в интересах национальных экономик стран ЕАЭС

Санкционная политика, безусловно, сказалась на темпах интеграции, однако даже при условии внешнего давления участники евразийской интеграции имеют возможность маневрировать в рамках ЕАЭС, в многостороннем формате снимать спорные вопросы и при желании много и упорно работать – углублять интеграцию на пути к общему рынку. 
 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

05.12.2019 14:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Дни рождения:

Более 49 000

граждан Кыргызстана выведены из «черного списка» ФМС России в 2015 году

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31