90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Идея вступления в ЕАЭС уже не вызывает категорического неприятия у Узбекистана

24.12.2019 17:34

Политика

Идея вступления в ЕАЭС уже не вызывает категорического неприятия у Узбекистана

Ташкенту предстоит усилить парламент

Выборы в Законодательную палату Олий мажлиса (нижнюю палату парламента) и местные кенгаши (советы) Узбекистана признаны состоявшимися. Об этом сообщил председатель Центральной избирательной комиссии (ЦИК) республики Мирза-Улугбек Абдусаломов, подчеркнув, что явка оказалась достаточно высокой – по предварительным данным, 71,1%. Наблюдатели – более 100 тыс. местных и около 800 зарубежных – отмечают, что выборы прошли в целом без серьезных нарушений, в атмосфере свободного волеизъявления.

В парламентских выборах, первых при президенте Шавкате Мирзиёеве, приняли участие пять официально зарегистрированных в Узбекистане политических партий: Движение предпринимателей и деловых людей – Либерально-демократическая партия Узбекистана (УзЛиДеП), Демократическая партия «Миллий тикланиш» («Национальное возрождение»), Социал-демократическая партия «Адолат» («Справедливость»), Народно-демократическая партия (НДПУ) и Экологическая партия Узбекистана.

Избирательная кампания, в которой впервые были задействованы теледебаты между участниками, прошла под девизом «Новый Узбекистан – новые выборы», а непосредственно голосование – в условиях обновленного закона о выборах и нового избирательного кодекса.

Пять упомянутых партий претендуют на 150 мест в парламенте. Кандидаты в депутаты выдвигались партиями, но выборы прошли по мажоритарному принципу, то есть избиратели голосовали за конкретных людей. Из новшеств бросается в глаза увеличение до 30% от общего количества кандидатов квоты на представительство женщин, а также заметное омоложение претендентов на депутатские мандаты – а следовательно и парламента. Узбекистан остается ярко выраженной президентской республикой, но подобные перемены свидетельствуют о готовности властей подыграть усилению роли парламента.

Многочисленные международные наблюдатели подтверждают, что обещания президента Мирзиёева о либерализации внутриполитической атмосферы не разошлись с делом. Отражением этого можно считать намного более свободную, чем в прежние годы, работу СМИ, а также возникновение целой армии блогеров, свободно, без малейших для себя проблем излагающих свою точку зрения на те или иные события в Узбекистане, включая состоявшиеся выборы в парламент. Другим доказательством либерализации можно считать упоминавшиеся теледебаты между кандидатами в депутаты, которые транслировались как по государственным, так и по частным каналам и в ходе которых участники свободно высказывали свое мнение по различным актуальным вопросам, включая возможное вхождение Узбекистана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Именно вступление Узбекистана в этот альянс является сегодня наиболее актуальной темой как для властей, так и для жителей страны. И до выработки какого-то общего мнения или мнения большинства, если обратиться к участникам завершившейся избирательной кампании, далеко. Часть общества считает, что вступление в ЕАЭС обернется благом для Узбекистана, который получит доступ ко всем плюсам альянса. Другие опасаются того, что страна, не получив особых выгод, лишится возможности сбывать свою продукцию, поскольку она может не соответствовать стандартам организации, в то время как сейчас осуществляет экспорт на основе двусторонних соглашений. Но в любом случае заметно, что идея вступления в ЕАЭС не вызывает прежнего категорического неприятия.

Как сказал «НГ» политолог Бахтиер Эргашев, на данном этапе важно понять, каковы приоритеты в области парламентской реформы и как исполнительная власть будет действовать с законодательной. «Например, законодательно закреплено, что в выборах в Узбекистане могут участвовать только политические партии. Поэтому Экологическое движение, которому прежде было гарантировано 15 мест в парламенте, было трансформировано в партию. Но одновременно власть отменила институт самовыдвиженцев. Это закономерно: есть политические партии, системные институты, с которыми государство научилось работать. То, что их сделали главными и единственными акторами предвыборной борьбы, является нормальным технологическим решением», – считает Эргашев.

Другим плюсом прошедших выборов политолог считает то, что властям удалось подавить «соблазн больших перемен», допустить кардинальные трансформации избирательного законодательства и механизмов предвыборной борьбы и агитации. «Можно констатировать, что в 2016–2017 годы в Узбекистане начался новый этап развития, который характеризуется реально большими изменениями в политической сфере, экономической, социальной. Происходит реформирование страны. Самое опасное в этом периоде, когда результатов реформ население пока не видит, зато вполне ощущает их болезненность, без которой реформы не обходятся. В такое время ставить еще и политические эксперименты чревато, важно сохранить управляемость процессом политических и экономических реформ, чего, к слову, не удалось в СССР в период перестройки», – сказал «НГ» Эргашев.

Этим и объясняется то, что вне игры пока остаются оппозиционные партии, ведущие свою деятельность за рубежом. По мнению политолога, это тоже обоснованно, потому что «эти партии давно оторвались от реалий Узбекистана и что они могут предложить конструктивного – не понятно». «Впустить их в политический процесс равнозначно согласию, чтобы они начали расшатывать ситуацию. Власти, конечно, на такое пойти не могли», – считает Эргашев.

По его мнению, серьезного недовольства итогами выборов, каких-то акций протеста ожидать не стоит. Плохой результат – следствие плохой работы партии с электоратом. С таким объяснением не будут спорить участники выборов, потому что сегодня в Узбекистане не найти людей, которые не понимают слабости и политических партий, и, как следствие, парламента. Все годы, по словам Эргашева, парламент, который должен заниматься законотворчеством, в основном лишь утверждал законы, разрабатываемые в правительстве. «Де-юре в Узбекистане правительство парламентского большинства. По Конституции Узбекистан – парламентско-президентская республика. А де-факто действует суперпрезидентская модель правления. Задача властей – привести систему в соответствие с Конституцией, то есть работать на повышение роли парламента», – сказал «НГ» Бахтиер Эргашев. 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.ng.ru/cis/2019-12-23/5_7759_uzbekistan.html

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

24.12.2019 17:34

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
80 000

сомов - пенсия Розы Отунбаевой

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Июнь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30