90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

США vs Иран: между войной и ее ожиданием

09.01.2020 10:30

Безопасность

США vs Иран: между войной и ее ожиданием

Рано утром 8 января Иран нанес удар по американским базам на территории Ирака. Теперь весь мир в напряжении ждет реакции США. По сути, на наших глазах происходит эскалация конфликта, когда в ответ на один удар следует другой и так до полномасштабной войны.

Не так важно, когда именно все началось. С момента убийства генерала Касема Сулеймани в начале января или в конце декабря, когда проиранские силы в Ираке обстреляли американские базы. Потому что стороны этого конфликта испытывают друг друга на прочность, и теперь уже не могут позволить себе «потерять лицо», постепенно наращивая силу ударов.

По этой логике теперь стоит ждать еще более жесткого ответа со стороны США, который повлечет за собой новую реакцию со стороны Ирана. И тогда вполне может мы придем к большой войне между самой мощной военной державой в мире и наиболее сильной в военном плане страной Ближневосточного региона.

Иран удовлетворен ответом

Но при этом интересно, что стороны пока избегают крайних мер. К примеру, возьмем нанесенный Ираном 8 января удар по американским военным базам в Ираке. По итогам этого удара иранский министр иностранных дел Джавад Зариф написал, что «Иран принял пропорциональные меры для самозащиты согласно статье 51 Устава ООН, атаковав базу, с которой совершались атаки против наших граждан и важных официальных лиц. Мы не ищем эскалации или войны, но будем защищаться против любой агрессии».

Хотя в иранских масс-медиа было много воинственных заявлений в связи с ударом 8 января, но слова министра иностранных дел в данном случае очень показательны. Фактически официальный представитель Тегерана говорит о том, что Иран готов ограничиться этим ударом и считать его достаточным ответом за убийство Сулеймани.

Поэтому Зариф отметил, что именно с атакованной базы был нанесен удар против «важных официальных лиц». Понятно, что здесь имеется ввиду именно инцидент с Сулеймани.

Так что Иран старается подать свою атаку от 8 января именно как ответ на удар по своему генералу. То есть, ударили по тому месту, откуда стартовал беспилотник, убивший Сулеймани.

Забрала подняты

8 января ракеты прилетели из самого Ирана и иранская сторона об этом сразу заявила. Раньше беспокоящие удары по американским базам в Ираке наносили местные проиранские силы, при этом часто отвергая свою причастность. Между прочим, и атаки на танкеры в Персидском заливе, на завод в Саудовской Аравии также либо, в первом случае, остались без авторства, либо, во-втором случае,  ответственность взяли на себя йеменские шииты. А тут прямой удар ракетами с территории Ирана. Но ведь и иранского генерала такого уровня американцы еще не убивали.

В ответном ударе Ирана характерен выбор объектов. База Аль-Асад в западной части Ирака была создана в 2017 году, как пункт поддержки для проведения операций против Исламского государства как в Ираке, так и в Сирии. В американских масс-медиа пишут, что на ней базируется около 500 военнослужащих США, а также контингент солдат из Дании.

В США ее называют хабом для проведения специальных операций, то есть, здесь должно быть много сотрудников спецслужб. Здесь также находятся беспилотники, транспортники и самолеты огневой поддержки на базе транспортника С-130. Между прочим, именно этот самолет, скорее всего, с этой же самой базы, был задействован американцами в феврале 2018 года во время разгрома отряда российской частной военной компании Вагнер к востоку от Евфрата.

Кроме того, база Аль-Асад находится в провинции Анбар, населенной иракскими суннитами, которые находятся в сложных отношениях с иракскими шиитами. И, наконец, это пустынная местность на границе огромной пустыни, которая простирается от восточной Сирии до Саудовской Аравии.

Другая база находится в Эрбиле, в Иракском Курдистане. Отсюда в октябре 2019 года американские силы специального назначения Дельта отправились на ликвидацию лидера ИГ аль-Багдади. То есть, данная база по своему функционалу похожа на базу в Аль-Асаде.

Курдский вопрос

В нынешнем конфликте курды стараются не слишком активно проявлять свою позицию. С одной стороны, курдские депутаты не приняли участие в голосовании в парламенте Ирака, когда принималось решение о выводе иностранных войск из этой страны. В конце концов именно благодаря американцам иракский Курдистан стал де-факто независимым. С другой стороны, курды не могут не помнить о том, что президент Дональд Трамп непредсказуем и в октябре 2019 года принял неожиданное решение уйти из Сирии и бросить местных курдов на произвол судьбы. Поэтому они действуют предельно осторожно, но явно не хотят остаться один на один с Ираном и иракскими шиитами.

Соответственно, выбор этих баз в качестве объектов для удара может преследовать несколько целей. Во-первых, конечно, дать ответ за убийство Сулеймани и тем самым сохранить лицо перед своим населением и группами поддержки в разных странах региона.

Во-вторых, попытаться при этом не спровоцировать американцев на такой ответный удар, который не оставил бы другого варианта, кроме войны. Для этого ущерб не должен быть чрезмерным. В конце концов, небольшая закрытая база находится в пустыне, американцы всегда могут сказать, что ущерб был минимальным и большая часть ракет вообще упала в пустынной местности. Кто проверит.

Это позволит уже им сохранить лицо, если они, конечно, хотят избежать войны. Если бы на самом деле иранцы хотели войны или стремились загнать американцев в угол, они бы атаковали более значимую цель, нападение на которую и его результаты сразу попало бы в интернет.

В-третьих, удар по базам на тех территориях Ирака, которые населены именно суннитами и курдами, выглядит, как недвусмысленное предупреждение этим группам населения, которые уже проявили нелояльность интересам Ирана и местных шиитов, не проголосовав в парламенте за вывод иностранных войск.

В чем смысл атаки Ирана

В целом атака на базы не выглядит слишком жестким ответом. Понятно, что иранцы не могли вообще никак не ответить, но выбрали для этого предельно аккуратный из всех возможных вариантов. Хотя, конечно, с точки зрения иранской пропаганды ракетная атака подана, как жесткий ответ американцам за убийство Сулеймани. Поэтому представители Корпуса стражей исламской революции (КСИР) говорят о применении 30 баллистических ракет. Позже в Тегеране стали говорить о 80 убитых при нападении американцах. Одновременно заявили о том, что нанесут удары по Дубаю и Израилю, выражая готовность к максимальной эскалации конфликта.

Но если сопоставить эту вполне понятную пропагандистскую риторику с заявлением министра иностранных дел Джавад Зарифа и его апелляцией к 51 статье Устава ООН тогда картина будет выглядеть несколько по-другому.

В этой связи стоит обратить внимание на то, что американцы со своей стороны стараются несколько преуменьшить последствия иранского удара по своим объектам

В Министерстве обороны США сначала сказали, что ракет было 12. Потом заявили, что 10 ракет упали на базу Аль-Асад, одна на Эрбиль, а четыре вообще где-то в пустыне.

Кроме того, представитель Пентагона делал акцент на том, что ударам подверглись не американские, а иракские базы, на которых дислоцируются американские военные. Такая трактовка событий оставляет американцам возможность для маневра во внутренней иракской политике.

Хотя вопрос о выводе войск из Ирака с их стороны еще не решен, несмотря на утечки информации о существующих на этот счет планах. Но на всякий случай они хотели бы иметь разные варианты.

Геополитические шахматы

Например, если дело дойдет до прямого противодействия со стороны проиранских шиитских группировок, все-таки там сотни тысяч бойцов, то американцы могут сказать, что они не представляют весь Ирак. Кроме того, совсем недавно в этой стране прошли протесты среди шиитов против иранского присутствия. Или другой возможный вариант, заявить, что при ударе погибли иракские граждане, но не американцы, а если даже американцы, то, к примеру, это может быть контрактник, не военный.

В любом случае такая трактовка событий оставляет возможность администрации Трампа избежать необходимости немедленно отвечать иранцам на их удар. Тем более, что у Трампа внутри США довольно сильная оппозиция, в частности в конгрессе и в армии. Отсюда отставки некоторых военных, это явный признак несогласия и утечки информации о том, что многие военные были против убийства Сулеймани.

В свою очередь демократы в конгрессе 7 января заявили, что данные разведывательных служб, которые они видели, относительно планов Сулеймани организовать нападения на американцев, что стало поводом к его ликвидации, слишком неопределенные. А спикер конгресса Нэнси Пелоси сказала «про ненужные провокации» администрации Трампа.

Конечно, конгресс не сможет отказаться от войны, если будут тяжелые последствия для американцев, например, много жертв, или будет потоплен корабль, или ракеты ударят по Израилю, Дубаю или еще в какое-то чувствительное место. Но Тегеран пока не дает для этого повода. Более того, иранский представитель в ООН Маджид Тахт-Раванчи 8 января обратился в Совет безопасности ООН с просьбой осудить США за угрозы и призвать соблюдать международное право.

На этом фоне Трамп со своими угрозами уничтожить объекты иранского культурного наследия выглядит не очень компетентным политиком. В данном случае его подводит и его склонность к Твиттеру. Многих в тех же США возмутили его слова после ударов 8 января о том, что «все хорошо».

Цейтнот Трампа

Собственно, военно-политический пинг-понг между США и Ираном продолжается. Если Трамп отправил шарик на сторону Тегерана, убив ключевого иранского генерала, то иранцы ответили не менее мощно, не побоялись открыто атаковать американские военные базы. Теперь шарик на стороне Трампа и ему надо принимать решение. Причем, любое решение здесь будет для него плохим.

Если начать войну с Ираном без должных оснований и без одобрения конгресса, то можно столкнуться с огромными сложностями. Такая война не будет маленькой и победоносной, что могло бы помочь выиграть выборы. Она будет долгой и тяжелой. Не говоря уже об угрозе импичмента, которая все это время будет висеть над Трампом.

В вопросе импичмента все сейчас находится в руках республиканцев, а многие из них выступают как раз за войну против Ирана. Характерно, что 6 января бывший советник президента США Джон Болтон совершенно неожиданно выразил готовность дать показания сената по поводу импичмента Трампа. До этого Болтон отказывался от дачи показаний.

В принципе это можно расценить, как способ держать Трампа на заданном курсе. Если американский президент вдруг отступит от жесткой линии, что вполне может произойти, то показания Болтона и последующее голосование по импичменту в сенате США может преподнести неожиданные сюрпризы. Болтон считается сторонником крайне жесткой линии в американском руководстве по отношению к Ирану и, естественно, он хотел бы максимально жесткой политики против этой страны.

Так что теперь Трамп будет думать о том, как ему реагировать на произошедшее. Понятно, что начинать войну он, скорее всего, не хотел бы, но ответить на удары должен. Самое главное здесь какой формат ответа он в итоге выберет. К примеру, он может атаковать какой-нибудь объект, который выглядит как стратегически важный. Это могут быть базы КСИР в Иране или некоторые объекты нефтяной инфраструктуры, например, какая-нибудь морская платформа. Хотя база КСИР более логична в таком случае, если исходить из логики, что ответ должен быть жестким, но аккуратным.

Линии вероятностей

Но все же вероятность войны остается весьма высокой, хотя ее никто особенно и не хочет. Логика противостояния может сделать ее неизбежной.

В этом смысле понятно беспокойство американских военных. Если вдруг Иран решит начать серьезную войну против американцев, то тогда в первую очередь он всей силой проиранских шиитских ополчений атакует американцев в Ираке. Это значит, что 6 тыс. военнослужащих США, разбросанных на большой территории, окажутся под ударами, как минимум, сотни тысяч бойцов проиранской милиции. Причем, их вполне могут поддержать и иранские формирования, граница с Ираном совсем недалеко. Вот это может быть большой проблемой для США.

Однако, хочется верить, что разум и осознание тяжести возможных потерь все-таки остановит горячие головы с обеих сторон конфликта от последнего непоправимого шага.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

09.01.2020 10:30

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Элмурат Абдувапович Обдунов

Обдунов Элмурат Абдувапович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
45

кыргызстанцев погибли в боях в Сирии и Ираке

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Январь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31