90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

«Польская армия в Жалал-Абаде – это был тяжелый 1942-й год»

14.01.2020 09:30

Общество

«Польская армия в Жалал-Абаде – это был тяжелый 1942-й год»

В годы Великой Отечественной Войны на территории Кыргызской ССР была расквартирована 5-я дивизия 2-го корпуса Войска Польского. Про пребывание поляков в Средней Азии написано немало, мы в свою очередь решили обратить внимание на менее известные факты пребывания поляков в городе Джалал-Абад и её окрестностях.

Город Джалал-Абад расположен на юге страны, третий по величине и значимости город современного Кыргызстана, в ту пору также имел важное, но не ключевое значение для страны Советов. Когда командующий Войска Польского генерал Андерс настоял на расквартировании подчиненных подразделений в Средней Азии, советское руководство определило город Джалал-Абад и её окрестности как место для дислокации формировавшейся 5-й пехотной дивизии.

Это потом Джалал-Абад считался индустриальным городом, а в начале 40-х  годов это курортный городок, расположившийся в нижней зоне Кугартской долины у подножья горы Айюб-Тоо и имевший по воле еще Царской администрации железнодорожную станцию, построенную в 1915 году. Именно наличие железнодорожной станции стало определяющим при выборе места дислокации дивизии. 

Кроме наличия железнодорожной станции в городе имелись крепкие кирпичные строения пригодные для размещения в них штабов, госпиталей и казарм. Конечно, для целой дивизии мало, но ситуацию облегчало наличие населенных пунктов Благовещенское, Октябрьское и Дмитриевка где также рассчитывали разместить, личный состав бывших военнопленных, а ныне союзников.

К слову говоря в селе Благовещенка уже находился приют и детский сад для детей сирот из восточных областей Польши открытый в 1940-м году. 

25 декабря 1941 года Государственный комитет обороны СССР принял постановление «О польской армии на территории СССР», определявшее её численность в 96 тысяч человек, количество дивизий и дислокацию. Фактически, штаб армии Андерса находился в посёлке Вревский Янгиюльского района Ташкентской области Узбекской ССР. 5-я дивизия в свою очередь размещалась в городе Джалал-Абад и её окрестностях.

В середине января месяца 1942 года в Джалал-Абад прибывают интенданты польской воинской службы, они по-хозяйски осматривают строения и вместе с местными властями готовят помещения и участки для расположения воинских формирований.

С весны 1942 года Кугартская долина испытывает новую волну прихода переселенцев из европейской части страны Советов, если в 1870-е года это были переселенцы из центральной части современной Украины, а в 1920-е годы, бежавшие от коллективизации жители юга России. То в начале 42 года это были бывшие польские военнопленные и бывшие жители западной Украины и Белоруссии, иногда целыми семьями, ехавшие в Среднюю Азию, что бы записаться в польские дивизии.

Информация заместителя народного комиссара внутренних дел СССР заместителю народного комиссара иностранных дел СССР о проблемах, возникающих в ходе формирования новых частей польской армии:

Куйбышев 20 января 1942 года, тов. ВЫШИНСКОМУ - «По сообщениям УНКВД Архангельской, Вологодской и Новосибирской областей, в связи с формированием новых частей польской армии и расселением польских граждан в Узбекистане. Временно проживающие в этих областях польские граждане значительными группами вновь бросают работу, вместе с семьями снимаются с места жительства, скапливаются на железнодорожных станциях и предъявляют требования местным органам власти отправить их в пункты формирования польских частей.

Не имея средств к существованию, стекавшиеся к железнодорожным станциям поляки занимаются нищенством, воровством и грабежами. В связи с этим местные органы НКВД и железнодорожная администрация сажают поляков в проходящие в восточном направлении поезда, предоставляя им возможность следовать дальше на собственный страх и риск. При этом поляки неизбежно попадают в тяжелое положение, так как они не везде на пути следования получают продовольствие и медицинскую помощь».

Город Джалал-Абад для поляков освободил здание педучилища, где теперь размещался госпиталь, типографию - где разместили дивизионный штаб, среднюю школу №1, всего 9 зданий. Вне города были расположены в 15 км на северо-востоке от города в селе Благовещенка 13-й и 14-й полк пехоты, а в селе Сузак стоял 15-й полк. В пригороде по улице Пахта-Кочо развернули полевой артиллерийский полк, дивизион противовоздушной обороны и отряд жандармерии, позднее к весне к ним присоединился и отряд сапёров.   

Под штабы полков и складские помещения были выделены жилые дома колхозников, которые согласились предоставить свои дома под нужды Войска Польского. А вооружение и боеприпасы размещали в школах и сельских советах под замок. Сами военнослужащие, в основном солдаты, для жилья разбивали палаточные городки. А польские офицеры с семьями подселялись на квартиры к жителям города.  

Вацлав Флисинский один из солдат 5-й пехотной дивизии вспоминал: - «22 января 1942 года. Сегодня в 8:00 часов утра наш транспорт вкатился на железнодорожную станцию, с доской, объявляющей кириллицей и латинскими буквами: «Джалал-Абад». Вот цель нашего путешествия. Благодаря Богу…

В городе проживает 10 тысяч человек, наши командиры и службы безопасности остерегают, что нельзя выходить в город. Жалал-Абад с недавнего времени изолирован из-за эпидемии в окрестности брюшного тифа, как среди армии, так и среди гражданского населения и туземцев…»                     

Перед Великой Отечественной Войной население города насчитывает более 22 тысяч человек, за 1941 год из города на фронт было отправлено 8 тыс человек, к февралю 1942 года население города не превышало 13 тыс человек, преимущественно старики, женщины и дети.

Вместе с военнослужащими в город пребывали и гражданские, в большинстве семьи польских военнослужащих, а также обычные граждане Польши, ранее разбросанные по Советскому Союзу и теперь ищущие социальную защиту при своей заново родившейся армии.

С приходом поляков в город Джалал-Абад мир вокруг местных жителей меняется. Население сперва с подозрением смотрит на странных поляков, которые до сих пор обращаются к друг другу «пан» - что значит «господин», по воскресеньям ходят в Костел молится, ведут смелые разговоры о политике, о жизни, об окружающей действительности. При тех немногих разговорах о войне больше надеются на помощь британцев и американцев, а не силу и мощь РККА. Да и одеты они совсем не по-нашему, не по-советски, и форма у них новая, заграничная, английская.

Уже к апрелю месяцу в городе открывается первая Католическая Церковь, поляки сами построили костел на территории парка имени Токтогула, позднее после ухода поляков костел будет использоваться как летний кинотеатр. Но с тех пор свою историю в регионе ведет Католическая Церковь, которая в последующем оказывала услуги тем немногим полякам, которые останутся в Джалал-Абаде и после войны.

Описывая новое место дислокации пехотной дивизии, генерал Мечыслав Борут-Спехович недвусмысленно рапортовал генералу Андерсу, что на месте нет советских военных отрядов, кроме немногочисленных сил НКВД. Относительно обстановки расквартирования оценил её как добротное, но при этом подчеркнул проблемы гигиены, это и отсутствие должного количества колодцев и вынужденность использование проточной воды из арыков и каналов.

Также генерал сетовал, что в городе оседает большое количество гражданского населения эвакуированного из иных регионов страны, соотечественники при этом не имеют отношения к армии, живут в плохих условиях и без никакой опеки или защиты, в результате чего польские военнослужащие вынуждены оказывать помощь соотечественникам. 

Отношения с местным населением генерал расценивал как доброжелательное, но не до конца определенное.

Следует отметить, что в Жалал-Абадском крае с гражданами Польши работали доверенные лица польского посольства в городе Алма-Ата – Марианн Комарницский, Леон Фали и Гиллер Нуссин. Что примечательно, пан Комарницкий внес и свою лепту в развитии региона, именно по его инициативе в Сузаке был образован дом для инвалидов и стариков.

Председатель Жалал-Абадского облисполкома Суеркулов Абды Суеркулович издает приказ - «оказать необходимую помощь и приготовить соответствующие помещения для создаваемого представителями польского правительства дома для польских инвалидов и стариков в срок до 11 апреля 1942 года. 9 апреля 1942 года».  

Комарницкий и дальше ведет активную работу, требуя уже у Сузакского райисполкома выделить помещение на приют для 70 детей сирот и школу для 300 детей. В итоге оказалось, что детей намного больше, 380 детей в Джалал-Абаде и 520 детей в Благовещенке.

Бурная деятельность посольских работников, и в частности Комарницкого не вызывает симпатию у органов НКВД и местных властей, согласно рапорта городского отдела милиции в мае месяце 1942 года ситуация сложилась следующим образом:

«В последнее время имеет место большой наплыв лиц без конкретных занятий, нищих и бездомных. В 90% контингент создают амнистированные польские граждане, прибывающие в город из близлежащих районов области и иных мест Центральной Азии…

Вместе с солдатами прибывают их семьи, знакомые и так далее. Кроме того, командование дивизии организовало в городе сеть продовольственных пунктов, выдающих бесплатно пищу гражданам польской национальности. Это в свою очередь привело к тому что из колхозов начал стекаться в город асоциальный элемент, нетрудоспособный и не желающий работать…

Вторая причина это недостаток организации в действиях представителя польского посольства Комарницского, который вместо того что бы принять энергичные меры для трудоустройства польских граждан, занимается раздачей 35 рублёвых пособий, что в свою очередь ведёт к непрерывной концентрации вокруг его резиденции большого числа польских граждан, которые не хотят работать и ждут очередной помощи…».  

Работу польских дипломатов в городе Джалал-Абад критично приняли и председатели колхозов, мануфактур и местная власть. Рабочих рук остро не хватало и ожидалось, что поляки смогут восполнить места ушедших на фронт. Но, увы, поляки после недельной работы на полях больше не появлялись в поле, а причина была очень простой.

В колхозах любому работнику выдавалось 300 граммов муки, а работать приходилось практически в ручную, сельскохозяйственной техники не хватало, работы было много. И при любом объеме работ, работник получал те же 300 грамм, полякам показалось, что это несправедливо. Да и в городе польские военные и посольские служащие старались оказать помощь соотечественникам.  

 В следующем материале мы Вам расскажем, какие части были дислоцированы в Средней Азии и какие взгляды были у польских военнослужащих, почему они решили воевать под командованием британцев, а не вместе с РККА.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

14.01.2020 09:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
32

невесты крадут в Кыргызстане в среднем за день

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Январь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31