90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Оппозиция в Узбекистане запрещена: Почему «Эрк» и «Бирлик» не допустили до выборов

17.01.2020 15:31

Политика

Оппозиция в Узбекистане запрещена: Почему «Эрк» и «Бирлик» не допустили до выборов

Очередные парламентские выборы в Узбекистане прошли без участия оппозиции. «Эрк» и «Бирлик», несмотря на попытки, не смогли зарегистрироваться в Минюсте, чтобы участвовать в выборах. Между тем глава ЦИК неожиданно заявил, что в стране нет никаких барьеров для работы оппозиции, в том числе и для этих двух партий — ярых критиков нынешней власти.

Что это — очередной популизм или сигнал для оппозиции? На фоне совета министра юстиции представителям «Эрка» «оставить партию в прошлом» мы анализируем всю ситуацию вместе с политологом Камолиддином Раббимовым.

Оппозицию в стране никто не запрещал

Председатель Центральной избирательной комиссии Мирзо-Улугбек Абдусаломов заявил, что в Узбекистане нет никаких запретов для оппозиционных партий, как это было раньше. Чиновник даже упомянул «оппозицию в изгнании» — «Эрк» и «Бирлик», намекая на то, что те могут возобновить свою работу в стране. Это стало своеобразным ответом на обвинения в недопущении к выборам оппозиции.

Также глава ЦИК отметил, что Народно-демократическая партия Узбекистана (НДПУ) может рассматривать себя как оппозицию. «Для этого есть правовая и политическая обстановка», — сказал он.

Политолог Камолиддин Раббимов считает заявление главы ЦИК сенсационным: «За прошедшие 15—20 лет в Узбекистане должностные лица высокого ранга упоминали такие понятия, как “оппозиционная партия”, “Эрк” и “Бирлик” лишь в негативном контексте. Абдусаломов впервые в новой истории страны затронул эти термины в нейтральном или положительном ключе».

По словам Раббимова, при правлении Ислама Каримова названия оппозиционных партий стали синонимами политического экстремизма.«Не только государственные чиновники, но и обычные люди в разговоре между собой боялись упоминать эти названия. А официальным СМИ было абсолютно запрещено затрагивать эту тему, ну или можно было затрагивать на основании приказов сверху в рамках указанного контекста», — говорит политолог.

Прежняя администрация, по мнению Раббимова, рассматривала оппозицию как угрозу стабильности и безопасности страны, тормозящую развитие государства.

Справка

«Бирлик» был основан в 1988 году как народное движение, выступающее за придание узбекскому языку государственного статуса, отделение Узбекистана от СССР, а также за демократические преобразования в стране. После независимости «Бирлик» запретили за «антиправительственную деятельность» — движение ушло в подполье. В 2003 году на одном из подпольных съездов объявили о преобразовании «Бирлика» в партию. Председателем партии стал ученый Абдурахим Пулат, который находится в эмиграции в США.

 «Эрк» — первая официально зарегистрированная партия в независимом Узбекистане. Ее основали выходцы из движения «Бирлик». Лидер «Эрка» Мухаммад Салих был единственным соперником Ислама Каримова на президентских выборах 1991 года. В 1994 году партия, как и движение «Бирлик», не смогла пройти перерегистрацию в Минюсте и стала незаконной. После терактов 1999 года репрессии против членов «Эрка» усилились, а лидера партии Мухаммада Салиха обвинили в организации этих терактов.

Почему вдруг заговорили об этих партиях?

Заявление Абдусаломова об оппозиционных партиях стало неожиданностью, пользователи сети по-разному толкуют слова чиновника. Одни считают это добрым знаком для оппозиции и прогнозируют ее участие в следующих выборах, другие называют высказывание председателя популистским, адресованным «западному миру». Камолиддин Раббимов предполагает, что такое заявление могли сделать намеренно, чтобы «размягчить ситуацию и направить ее в положительное русло». Потому что международное сообщество раскритиковало выборы в Узбекистане из-за отсутствия в них оппозиции.

«В свободном государстве как минимум у половины политических партий должна быть радикально критическая позиция, то есть они должны иметь оппозиционные взгляды. Когда у власти одна партия, все остальные партии естественным образом становятся оппозицией к ней. Это самое простое и стабильное правило демократии. Но на прошедших парламентских выборах ни одна партия не критиковала ни политическую ситуацию, ни правительство, ни президента. Ни одна партия не смогла показать себя как оппозиция. По стандартам свободных демократических стран это аномалия», — говорит политолог.

На прошедших парламентских выборах ни одна партия не критиковала ни политическую ситуацию, ни правительство, ни президента.

Учитывая ранг чиновника, можно предположить, что Абдусаломов, говоря об оппозиции, озвучивал позицию властей Узбекистана. «Председатель ЦИК — высокопоставленный чиновник. Абдусаломов — человек с большим опытом и очень осторожный политик. Он точно не станет говорить, хорошо не обдумав и не оценив ситуацию с разных сторон», — считает Раббимов.

Но политолог с недоверием относится к заявлениям, что впредь в республике может зарегистрироваться любая партия, в том числе и оппозиционная. Объясняет он это тем, что правительство Узбекистана четверть века беспрерывно обманывало свое население, не выполняя обещания. Поэтому недоверие к власти естественно для жителей страны.

Возможно, все это только «cтарая игра»

Член центрального кенгаша партии «Бирлик» Анвар Усмонов в интервью радио «Озодлик» назвал заявление Абдусаломова «старой игрой», когда оппозиция в стране де-юре не запрещена, а де-факто ей не дают возможности свободно существовать. Усмонов также рассказал о безуспешных попытках зарегистрировать «Бирлик» для участия в выборах.

«Перед выборами мы девять раз обращались в Минюст с заявлением. В обращении открыто заявили о желании партии участвовать в выборах. Представителей “Бирлика” приняли в Минюсте. Прошла вежливая беседа. Но результат такой же, как и в каримовское время — “Бирлик” не был зарегистрирован», — сказал Усмонов.

По словам оппозиционера, представителей «Бирлика» несколько месяцев назад принимали в Европарламенте. Там члены партии рассказали, что правительство Узбекистана не дает им зарегистрироваться в Минюсте.

Попытки «Эрка» вернуться в страну также не увенчались успехом. Лидер партии Мухаммад Салих утверждает, что его обращения к Шавкату Мирзиёеву остались без ответа:

«Я написал письмо лично президенту. Я хотел реабилитации моей личности и продолжения своей политической деятельности в стране. Однако никакого ответа не было».

По словам Мухаммада Салиха, в Узбекистане по сей день есть социальные слои, которые поддерживают идеи «Эрка», и этого боятся власти республики.

На днях представители «Эрка» встретились с министром юстиции Русланбеком Давлетовым. По их словам, министр внимательно выслушал все мнения, однако потом предложил им забыть о своей партии, так как «она осталась в прошлом».

Но правительство считает, что оппозиция зарождается

Международные наблюдатели отметили «улучшение избирательного законодательства» и «возросшую терпимость к независимым мнениям» в Узбекистане при новом президенте. Но также они упомянули отсутствие на выборах оппозиции и вместе с ней «истинной конкуренции».

«Улучшения в избирательном законодательстве Узбекистана и возросшее принятие свободы слова достойны похвалы, но они не смогли компенсировать отсутствие оппозиционных партий, сохраняющееся пренебрежение фундаментальными правами и серьезные нарушения в день выборов», — считает глава наблюдательной миссии БДИПЧ Тана де Зулуэта.

На пресс-конференции 20 декабря председатель Сената Олий Мажлиса Садык Сафаев высказался по поводу оппозиции в Узбекистане. Он считает, что в стране постепенно зарождается оппозиция:

«В Узбекистане появляется оппозиционное политическое мировоззрение. Наша задача состоит в том, что мы должны создать соответствующие условия для зарождения оппозиции».

Политолог Камолиддин Раббимов надеется, что до 2024 года Узбекистан проведет масштабные политические реформы, и следующие выборы пройдут в условиях сильной конкуренции:

— Сейчас в мире происходят конфликты, касающиеся свободы и демократии. С одной стороны, классические демократические модели терпят крах. Потому что сформированные в прошлом партийность, уровень политического участия не полностью устраивают сегодняшних жителей Запада. Однако мир не отказывается от демократии. Напротив, из-за повышения уровня свобод и осознания общественных проблем прежние модели демократического управления не удовлетворяют потребности общества.

То есть глобализм и свободный обмен информацией требуют от правительств ускорить политически-правовые реформы. Потому что в современном мире правительство, потерявшее репутацию, не только окажется не в состоянии выполнить поставленные перед собой задачи, но и потеряет возможность защищать интересы государства.

Если до следующих парламентских выборов откроются двери для свободной организации политических партий, если упростятся правовые требования для их создания, представители молодого поколения смогут создать множество новых и прогрессивных партий.

Представьте себе, как усилится политическая конкуренция, какой сильный парламент сформируется, если к 2024 году количество партий достигнет 15—20. Произойдет такое или нет — во многом зависит от мировоззрения нынешней власти, ее уверенности в себе.

Я сильно надеюсь, что в Узбекистане уберут все неофициальные барьеры для политических реформ, в том числе и те, которые мешают либерализации процесса создания и регистрации партий.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://hook.report/2020/01/oppozitsiya/

Показать все новости с: Исламом Каримовым , Шавкатом Мирзияевым

17.01.2020 15:31

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Динара Мажановна Ошурахунова

Ошурахунова Динара Мажановна

Глава общественного объединения «Коалиция за демократию и гражданское общество»

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
55,3%

населения Казахстана проживает в городах

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Февраль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29