90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

У Айсултана Назарбаева синдром Рахата Алиева или…?

24.01.2020 16:00

Общество

У Айсултана Назарбаева синдром Рахата Алиева или…?

Внутрисемейный, по сути, скандал вырвался наружу и вызвал бурную реакцию в социальных сетях. Даже ряд СМИ подхватили эту тему, забыв о «красных флажках» и «неприкасаемости», сконцентрировавшийся лишь на «громких заявлениях» 30-летнего Айсултана Назарбаева. Однако, что будет дальше? Получит ли продолжение этот скандал в политике и окажет ли влияние на расстановку элит? Попытаемся ответить на эти и другие вопросы, не затрагивая интимных семейных тем, защищенных моралью и законом о первом президенте.

Когда жизнь не Айс

В отличие от «желтой» прессы и гламурных журналов, смакующих разборки в именитых семьях, мы не станем этого делать и копаться в чужом белье. Однако нужно помнить, что в Казахстане понятие «Семья» (в особенности, с заглавной буквы) часто ассоциируется с ближайшими родственниками первого президента, и любое «внутрисемейное» дело может иметь общественно-значимый или даже политический оттенок.

Собственно, хотя бы поэтому просто игнорировать этот скандал тоже не стоит, так как он может оказать влияние на внутриполитическую жизнь в стране и даже в некоторой степени за ее пределами. Или, если воспользоваться конспирологическими версиями, кто-то может попытаться использовать сложившуюся ситуацию для политических игр (тем более наш герой сам стал вводить в игру политиков и политиканов). Насколько это реально и насколько серьезно? 

Для начала вернемся на несколько лет назад. Не секрет, и об этом Айсултан говорил сам, он был наиболее близок к деду среди всех внуков президента (и лицом больше всех похож) – именно поэтому якобы носил его фамилию, что для казаха, мягко говоря, нетипично. Достаточно близок он был и к отцу, Рахату Алиеву, в том числе и по части любви к футболу. А еще он сблизился с товарищем и «подельником» отца Альнуром Мусаевым, который судя по его интервью свежему exclusive.kz (http://www.exclusive.kz/expertiza/117991/), собственно его и «завербовал». 

Все бы ничего особо, если бы  сам Айсултан не заявил, что последние полгода его акаунтом на ФБ пользовался Мусаев вместе с его мамой. Тут настало пора вспомнить, что пару лет назад «Айс» вместе с «Кеней» (якобы Кенесом Ракишевым) побывали в гостях у Альнура Альжапаровича в его «домике» в Вене, а в 2015 году в Земельном суде этого же города г-н Мусаев признавался, что является доверенным лицом и опекуном Айсултана. Напомним, якобы именно через сына Алиева до властей Казахстана (руководителя АП Аслана Мусина) стало известно и место захоронения останков топ-менеджеров «Нурбанка». Впрочем, это совершенно другая история. 

Сторона Айсултана

Также стоит обратить внимание, что именно Мусаев поведал миру о том, что его подопечный находится в заключении в закрытой клинике в глубине России (при этом, усилиями, якобы, его матери), а сейчас он никак особо не комментирует обвинения молодого человека, лишь написав, что в любом случае будет на стороне Айсултана. А вот что это за «сторона» и кто в нее входит – вопрос очень интересный. «Венский» генерал, если и был заочным ее сторонником, то сейчас его отодвинули (ему не привыкать – он нередко переходить то на одну, то на другую сторону, считая это тактическим замыслом).

Можно предположить, это явно не так называемая группировка Дариги Назарбаевой, и без того отодвинутая по некоторым важным направлениям, но сохранившая стратегическое влияние в целом. С другой стороны, может быть мама просто хотела помочь сыну с разными навалившимися на него проблемами, а в итоге оказалась крайней. Не похоже? Ведь на этот раз никаких политических речей Айсултан не заводил, по сравнению с тем, что говорил в начале 2017 года. Кстати, почему-то именно в это время года у него обострение чувства справедливости – ровно год назад он через Facebook стал возмущаться тем, что ему документы не выдают на родине. Да, да – как обычный блогер стал жаловаться на загс и МВД (странно, что про очереди и отсутствие обслуживания на английском языке в ЦОНе не написал). 

Как бы там ни было, но именно после его «пророческого» поста в начале 2017 года про «врагов народа» сразу несколько влиятельных личностей в Казахстане были отодвинуты от рычагов этого самого влияния. Среди них были Имангали Тасмагамбетов, Булат Утемуратов, Адильбек Джаксыбеков и Данияр Акишев (последний почти год назад лишился кресла). А еще тогда «внук президента» (по его словам, это у него такая 24-часовая работа) признался в употреблении наркотиков, к которым пристрастился якобы после двух шокирующих для него смертей – отца и деда (Мухтара Алиева). Так или иначе, но имя Айсултана всегда сопровождается скандалами – то вокруг федерации футбола, то связанными с его элитной квартирой в Астане, то погромами в Алматы в день его свадьбы. 

Но вернемся к сути. Сейчас создается впечатление, что сложившейся ситуацией могут воспользоваться некие силы для ослабления противников «стороны Айсултана». Вроде бы, аргументы веские, но можно ли сравнивать нынешнее обострение (чувства справедливости) Айсултана Рахатовича с выбросом против Тасмагамбетова и других «агашек»? Вряд ли. Единственное, на чем можно сыграть, так это на общественном мнении – подготовить его к тому, что на этот раз будут «отодвинуты» и более влиятельные «агашки» и «татешки». 

О «дочерних» активах

В то же время руководитель Казахстанского бюро зарубежной оппозиции Серик Медетбеков не видит каких-либо веских причин для того, чтобы нынешний скандал как-либо повлиял на политическую повестку дня:

– Мы это уже проходили. Отец Айсултана Рахат Алиев примерно то же самое вещал из бункера, где скрылся вместе с семьей. И чем это закончилось? Ничем. Все постепенно вернулось на свои места. А в нынешнем, как вы выразились, скандале ничего сверхъестественного нет – это называется более проще: «хайп», некие клочья шерсти из-под ковра, где возможно идут какие-то разборки, на которые ни общество, ни социальные сети влияния оказать не смогут. 

Действительно, тот же Рахат Мухтарович за то время, когда сам себя назначил оппозиционером, вылил на головы казахстанцев гигабайты компромата на «крестного тестя» и почти всю его команду (бережно «забывая» об отдельных фигурах). И что-то после этого изменилось? Абсолютно ничего. Можно аргументировать тем, что в то время (когда «из бункера вещал» и компроматом YouTobe заваливал) не так сильно были развиты соцсети, но, однако, стоит напомнить, что «хайп» у нас чаще является не причиной изменений чего-либо, а неким фоновым сопровождением к этим изменениям. И это тоже повод для отдельного разговора. 

Вместе с тем, г-н Медетбеков согласился с нами, что состояние, в котором Айсултан делает свои заявления, дело специалистов совершенно другого направления – медицины, психологии и наркологии (молодой человек откровенно признался, что у него «был наркотический срыв»):

– Скорее всего, это обычный хайп и относится к нему надо, как к хайпу. Это вовсве не значит, что они приведут к каким-то серьезным изменениям в элите. Скорее,  этот случай не только раскрывает нравы этой семьи (хотя многим это было и так известно), но является своеобразным срезом общества, которое тоже, по большому счету, оказалось терпимым к таким вещам, характерным для авторитарных и диктаторских режимов.

А что касается элиты, то она лишь ждет «биологической развязки». Ведь вся эта нелегитимным образом переделанная Конституция со всеми ее нелегитимными поправками и прочее – все сделано лишь под одного человека и защищают только одного человека, а не его дочь, зятя или внука. И еще до того, когда все кончится, всем надо помнить пример соседнего Узбекистана. 

Аналогии с судьбой Гульнары Каримовой – не редкость в наших медиа и социальных сетях. Правда, проблемы с узбекским (и европейским) правосудием у Гульнары Исламовной начались еще при жизни отца и, соответственно, не без его ведома. В нашем случае можно вспомнить «самую богатую женщину Африки» Изабель душ Сантуш, ставшую в последнее время ньюсмейкером в России и Европе.

Ее отец почти 40 лет был президентом Анголы, а она сама, как выяснили журналисты ВВС (буквально на днях были опубликованы эти материалы), «сделала свое состояние на коррупции и эксплуатации собственной страны»: «заключала выгодные сделки с землей, нефтью, алмазами и телекоммуникационными компаниями» в то время, когда ее отец безгранично правил страной. 

Кстати, Серик Медетбеков считает, что хорошего журналистского расследования и публикации материалов в прессе по данной категории дел мало – нужно обязательно сделать так, чтобы было продолжение в виде реакции правоохранительных органов и «тупой слив не работает». Впрочем, об этих и других вещах с руководителем зарубежной оппозиции мы поговорим как-нибудь в следующий раз.

А пока напомним, что о  зарубежных (в частности, британских) семейных активах старшей дочери первого президента говорили и европейские, и даже некоторые казахстанские СМИ. Конечно же, большая часть из них тщательно замаскирована и что-либо доказать (как в случае с домом Шерлока Холмса) весьма трудно. Да и в документах, которые оказались в открытом доступе, чаще фигурирует имя его старшего брата, Нурали, а не самого Айсултана. Впрочем, пока семейные (в частности, именно семьи первого президента) финансовые активы находятся под защитой не только моральных, но и уголовных законов. Если, конечно же, они честно заработаны.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.exclusive.kz/expertiza/117993/

24.01.2020 16:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Дни рождения:

24 229

граждан Туркменистана находятся на территории России

Парламентские выборы в Кыргызстане: пойдете ли Вы голосовать?

«

Сентябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30