90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Трайбализм и исламизация — отличительные черты современного Кыргызстана. Часть 1

05.02.2020 15:30

Политика

Трайбализм и исламизация — отличительные черты современного Кыргызстана. Часть 1

Атамбаев стал единственным президентом Кыргызстана, отдавшим власть без революции. Но избежать кровопролития не удалось и ему.

Кыргызстан до сих пор представляет из себя «котел на медленном огне» — в сравнительно маленьком государстве слишком много противоречий. Недавнее противостояние экс-президента Атамбаева и нынешнего главы государства Жээнбекова — лишь один небольшой эпизод. Могут последовать и другие.

Как утверждает исследователь Мурат Лаумулин, во внутренней политике не удалось решить массу проблем. А в последние годы появились и новые. Например, рост исламизации. Об этом Лаумулин пишет в работе «Международное положение и внутриполитическое развитие современного Кыргызстана».

Он напомнил, что в 2018-19 гг. в стране обострилась клановая борьба, из-за чего выросла внутриполитическая напряженность. Новый президент Сооронбай Жээнбеков устроил «кадровую революцию», отправив в отставку представителей окружения Алмазбека Атамбаева в различных структурах. Затем он развернул массированную антикоррупционную кампанию, коснувшуюся в основном соратников экс-президента

— Хотя Жээнбеков пришел к власти при поддержке Атамбаева, рассчитывавшего, как отмечают местные эксперты, сохранить свое положение, новый лидер КР целенаправленно заменял приверженцев бывшего президента новыми людьми, — пишет автор.

Местные эксперты считают, что Атамбаев в будущем мог бы стать серьезным конкурентом для Жээнбекова. Таким образом, транзит власти, который Атамбаев начал в 2016 году, затянулся на три года и закончился плачевно для его инициатора.

— Он делал все по инструкции: заранее поменял под себя конституцию, сохранил влияние на общественное мнение через СМИ и расставил своих людей на главные посты в стране, включая премьерский. Но схема дала сбой, — пишет автор.

Немного истории

Для ясности картины Лаумулин напомнил несколько фактов из современной истории Кыргызстана. После мартовского переворота 2010 г. и отставки второго президента Курманбека Бакиева в стране провели конституционную реформу.

В частности, президент избирался на шесть лет, но только на один срок. Эту норму для постcоветcкого пространства на тот момент Лаумулин называет беспрецедентной. В правительстве глава государства имел право назначать только министра обороны и безопасности, всех остальных назначал парламент.

— Жогорку Кенеш получил право утверждения программы деятельности правительства, определения структуры и его состава, а также выражения недоверия правительству. Вотум недоверия, дважды выраженный парламентом правительству в течение трех месяцев, ведет к его безусловной отставке, — пишет автор.

Но в 2016 г. фракция СДПК в парламенте инициировала референдум по внесению изменений в Конституцию. За них высказались 79,63% участников.

Если не вдаваться в подробности, хотя форма правления и не изменилась, усилилась роль премьер-министра. Многие восприняли референдум как подготовку Атамбаева к премьерскому креслу, когда закончится его единственный президентский срок.

Как Жээнбеков с Атамбаевым поссорились

В 2017 г. Атамбаев начал искать подходящую кандидатуру, чтобы воплотить в реальность план «сильный глава – слабый президент».

На эту роль был выбран южанин Сооронбай Жээнбеков. Но после его победы на выборах ситуация резко вышла из под контроля Атамбаева.

— Одним из главных источников противоречий между бывшим и нынешним президентами стала ситуация с коррупцией. Если Атамбаев рассказывал об успешной борьбе с коррупцией и появлении в обществе веры в силу закона и справедливость, то Жээнбеков утверждал обратное и обещал начать антикоррупционную кампанию с чистки в силовых структурах, — пишет Лаумулин.

28 марта 2018 г. состоялся разговор Жээнбекова с Атамбаевым за закрытыми дверями. О чем они говорили – неизвестно, но это была их последняя публичная встреча. После этого Атамбаев игнорировал все приглашения президента принять участие в различных мероприятиях.

Через три дня состоялся закрытый съезд правящей СДПК (которую в свое время основал сам Атамбаев). На этом съезде экс-президент занял должность председателя партии и начал готовиться к парламентским выборам 2020 года с явным намерением стать премьер-министром, чьи полномочия он сам расширил еще в конце своего президентства. Чем закончился конфликт Атамбаева и Жэенбекова, всем прекрасно известно.

— Вся история противостояния Жээнбекова с Атамбаевым выглядит так, словно последнему настойчиво намекали на необходимость покинуть страну по-хорошему. Однако в отличие от своих предшественников — Акаева и Бакиева, бежать Атамбаеву было некуда. К тому же он сам не хотел бежать и был уверен в благоприятном исходе, — утверждает Лаумулин.

Атамбаев стал первым избранным президентом Кыргызстана, которому удалось передать власть без революции, но в итоге он все равно не смог избежать кровопролития.

Северяне и южане президентствуют по очереди

Возвращаясь к сегодняшнему дню, отличительным признаком внутренней политики КР автор называет трайбализм. Начиная с первого президента Аскара Акаева, следующие чередовались по территориальному признаку. Курманбек Бакиев был южанином. Третьему президенту – Розе Отунбаевой – после переворота 2010 года удалось стать назначенным, но не избранным главой государства, в том числе потому что ее одинаково можно было считать как северянкой, так и южанкой.

— Вполне возможно, что если бы она баллотировалась в президенты в 2011 году и победила, это помогло бы стабилизировать ситуацию в стране куда больше, чем избрание Атамбаева, — отметил Лаумулин.

Атамбаев — выходец с севера, а Жээнбеков – с юга.

Разница между двумя сторонами одной страны довольно велика. Север более русифицирован и вестернизирован, а также слабо исламизирован. Поэтому северные элиты более открыты к сотрудничеству с РФ и Западом. Юг более исламизирован и менее русифицирован. Южные элиты более изоляционистски настроены, но в то же время менее прозападные. Это позволяет в ряде случаев легче взаимодействовать с РФ.

— Пожалуй, в Кыргызстане нет ни одного политика, который пользовался бы поддержкой повсеместно – как на севере, так и на юге страны. Поэтому северные кандидаты заняты поиском подходов к влиятельным южным политикам, финансовым спонсорам и избирателям. На северо-западе южные кандидаты действуют таким же образом. На внутриэлитном и межэлитном уровнях идет договорный процесс, продолжается формирование политических тандемов по географическому признаку «Север–Юг», — пишет исследователь.

Кыргызстан уже полноценная исламская страна

Еще одна характерная черта современного кыргызского общества — исламизация. Новая активная фаза пришлась на 2016-2017 гг. — тогда прописывались нормы о светском статусе государства. Но против выступили представители местных религиозных организаций и политики, лоббирующие их интересы.

— В начале своей карьеры Атамбаев пытался «оседлать» процесс исламизации. И он тоже публично обращался к Корану. Но к 2014-2015 гг. понял, что тот политический ислам, который придет на смену культурному и социальному, его «задавит», — напоминает Лаумулин.

Общественные деятели отмечают стремительный отход от светского характера государства к исламскому. Политические обозреватели утверждают, что президент пытается взять ислам под государственный контроль. 

В республике взят курс на целенаправленное построение государственного ислама

По мнению наблюдателей, сегодня Кыргызстан полноценная исламская страна — с традициями, обрядами и исламским мировоззрением. Хотя официально исламской республикой вряд ли станет. Нарастает политический ислам.

— Например, есть такой религиозный лидер, как экс-муфтий Кыргызстана Чубак ажы Жалилов, у которого насчитывается несколько сотен тысяч активных последователей. Это колоссальный электорат с учетом того, что для прохождения партии в парламент необходимо набрать всего 115 тыс. голосов. Тогда 10 депутатских мест гарантировано. Аналитики бьют тревогу: в регионах мечеть становится одним из главных социальных институтов

Это и религиозное образование, это и место сбора и общения. Возрастает количество и роль имамов. Они проводят все обрядовые ритуалы, начиная от рождения до похорон. Они берут под контроль определенные денежные потоки и социальные практики, — пишет Лаумулин

Проблема обострилась очень резко и продолжает обостряться. В пятничную молитву на работе уже не бывает и многих госслужащих, и многих силовиков

— Фактически Бишкек стал самым религиозным городом Центральной Азии, а Кыргызстан – самой религиозной страной. 102 действующих медресе, 7 исламских институтов и 1 исламский университет. Женщины все чаще надевают традиционную мусульманскую одежду – хиджаб, а мужчины – пакистанские белые шальвары и длинную рубаху – камиз. Такого типа одежда у этого народа никогда не использовалась, — утверждает исследователь.

  

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

05.02.2020 15:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
6 000

граждан Таджикистана остаются абсолютно безграмотными

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31