90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

В чём причина провалов иностранных инвестиций в Кыргызстан?

29.02.2020 13:00

Экономика

В чём причина провалов иностранных инвестиций в Кыргызстан?

В середине февраля после протестов местных жителей в Кыргызстане закрылся ещё один проект китайской компании, которая планировала за 280 млн долларов построить торгово-логистический центр. Это не первая и, видимо, не последняя неудача иностранного инвестора.

Впервые о создании торгово-логистического центра в Ат-Башинском районе Нарынской области заговорили в 2017 году, когда нашлись китайские партнёры для этого проекта. Планировалось создать торговую, логистическую и индустриальную зону, в которых бы работало 13 тысяч сотрудников. В прошлом году премьер-министр КР Мухаммедкалый Абылгазиев и посол Китая в КР Ду Дэвень лично заложили капсулу под будущий фундамент стройки.

Однако с начала нынешнего года местные жители стали регулярно протестовать против стройки. В итоге основной инвестор – китайская компания One Lead One Trading Limited заявила о невозможности работать в такой обстановке. «К сожалению, в Ат-Башинском районе среди его жителей сложилось негативное отношение к проекту, что выражается в прошедших протестных акциях. Мы полагаем, что нельзя работать над долгосрочным крупным проектом в ситуации, когда часть местного населения выступает против строительства логистического центра, и поэтому вынуждены принять решение о закрытии», – пояснили в компании.

Видимо, китайцы хорошо помнили предыдущий неудачный опыт, когда уже начавшие работать предприятия вынуждены были прекратить свою деятельность. Всего лишь полгода назад в той же Нарынской области местные жители устроили протесты против китайской компании, разрабатывающей месторождение золота, и силовым путём её просто выгнали.

С подобными инцидентами сталкиваются не только китайские компании, но поскольку они являются основными инвесторами в реальный сектор экономики страны, то часто именно они оказываются в конфликте с местным населением. Также инвесторы жалуются на коррумпированность госструктур и трудности с получением необходимых разрешений.

Центральные власти в Бишкеке охотно зазывают в страну иностранный капитал, суля выгоды и всяческую поддержку. Но зачастую во время инцидентов помощи от них не бывает, власти просто не рискуют связываться с недовольной толпой, чтобы не растерять свой рейтинг. В итоге Кыргызстан страдает от нехватки не только инвестиций и технологий, необходимых для развития экономики.

Неблагоприятная среда для инвестиций

Что мешает иностранным инвесторам охотно вкладываться в Кыргызстан и каковы перспективы экономики страны?

Своим мнением с «Ритмом Евразии» поделилась экономист из Бишкека Нургуль Акимова.

– Нургуль Мамасадыковна, в чём особенность китайских инвестиций, почему бизнес КНР стал нередко отказываться работать в Кыргызстане?

– Каждый раз, когда инвестор вынужден досрочно завершить проект, он несёт колоссальные убытки. Природа инверсионного проекта такова, что на первых этапах инвестор максимально вкладывается в создание инфраструктуры и производственные мощности.

Китайские проекты – это в основном инвестиции, включающие в себя инженерную деятельность. Значит, у них в структуре освоения инвестиций есть конструкторские решения, технологические решения, решения по организации производственных и обслуживающих процессов. Все эти управленческие действия, согласно законодательству КР, подлежат согласованию в уполномоченном государственном органе. Об эффективности взаимодействия бизнес-структуры и госорганов красноречиво характеризует рейтинг Doing Business, в котором в этом году Кыргызстан занял 80-е место, а в 2019 году мы были на 70-м месте.

– Какие в целом риски для себя видят иностранные компании?

– Для реализации многих проектов необходимо произвести большие единовременные траты. Инвесторы обращают внимание на потенциальные риски введения бизнеса в следующем контексте: они оценивают их как высокие, средние или низкие.

Например, самым низким риском может быть приобретение и установка очистных сооружений, соблюдение экологических стандартов. У них вероятность неудачи крайне низка, поэтому такие факторы относят к нулевым рискам.

Пример инвестиций с высоким риском – это возможность устойчиво вести проект на выбранной локации. Поскольку в случае срыва производственного процесса компания понесет не только прямые финансовые убытки, но и конкуренты могут занять его нишу на рынке. В итоге инвестор окажется в большом убытке.

– Сворачивание проекта китайского логистического центра в Нарынской области сильно ударит по инвестиционной привлекательности КР?

– Разумеется. Любой проект, который вызвал резонанс в результате того, что инверсионное решение не было реализовано, – это сигнал для отечественного и иностранного инвестора. Никто не хочет потратить время и ресурсы без перспектив успеха.

Мы должны учесть, что инвестору приходится на каждом этапе проводить капиталоемкую и трудоемкую работу. Прежде всего, речь идет о следующих этапах проработки:

1. Прединвестиционный (оценивает интерес потребителей к продукту, планирует объем продаж, прогнозирует спрос, определяет поставщика ресурсов, проводит расчеты экономической эффективности и т. д.);

2. Инвестиционный (покупка новых зданий и сооружений, монтаж и установка оборудования);

3. Эксплуатационный (производство и реализация продукта);

4. Ликвидационный (распродажа активов).

Сложности с реализацией в Кыргызстане любого из вышеперечисленных этапов может стать причиной ухода инвестора.

В мире много стран, где за инвестиции борются и создают благоприятные условия. По данным доклада UNCTAD, страны Африки и Латинской Америки улучшают свои позиции по привлечению прямых иностранных инвестиций. Также держатели капитала, если не находят интересные проекты, чаще всего вкладываются в стабильный рынок ценных бумаг.

Поэтому отказ инвестировать в нашу страну не означает, что инвестор отказывается от проекта, он просто реализует его в другом месте. Обычно среди стран Центральной Азии для этих целей выбирают Казахстан и Узбекистан. Для Кыргызстана это, конечно же, упущенные возможности.

– Сейчас в Китае бушует эпидемия коронавируса, это как-то отразится на росте ВВП Кыргызстана?

– Эпидемии неизбежны, и, на мой взгляд, такие события положительно влияют на экономику стран, где развит фондовый рынок. Негативный фон позволяет сбавить темп надувания финансовых пузырей.

Кыргызстан – маленькая страна с небольшим объемом экономики, а Китай для нас был и остается основным поставщиком товаров народного потребления и комплектующих продукции для производства. Поставщики же продовольствия, в основном из стран ЕАЭС, удовлетворяют продуктовые потребности кыргызстанцев. Почувствовать дефицит потребительских товаров можно будет лишь тогда, если кыргызско-китайскую границу долго не будут открывать.

Пока сложно подсчитать убытки, так как еще не прошел месяц и мы не видели статистику. Очевидно, будут убытки и недополученные средства, поскольку определенная группа предпринимателей работает именно на перевозках, в торговле и других смежных подсекторах. Будет также упущенная выгода по таможенным платежам и налоговым сборам. Однако в данном случае безопасность важнее экономики.

– Может ли КР запросить у ЕАЭС финансовую помощь для конкретных инфраструктурных проектов? Какие проекты вы могли бы посоветовать?

– Кыргызстану нужны проекты с высоким уровнем доходности. Бедность в стране растет, доходы населения скудные и неустойчивые. Экономика подвержена внешним влияниям, и производственные мощности могли стать опорой стабильного развития.

Прежде всего, интересны проекты в секторе переработки и производства высокотехнологичных товаров. Как для промышленных целей, так и товаров, воспроизводящих экономические блага, например IT-продуктов. С ними необходимо выходить на международные рынки, в страны, где покупательская способность значительно выше, необходимо бороться за свою долю рынка и зарабатывать на этом.

  Не конкурентное законодательство

Другой экономист из Кыргызстана президент ассоциации «Горный кластер» Михаил Халитов полагает, что для развития экономики страны необходимо изменить законодательную базу страны.

– Михаил Гилфанович, по вашему мнению, в чём основная причина проблемы привлечения иностранных инвестиций в КР?

– Прежде всего – не конкурентное законодательство. Инвестиции в Кыргызстане – сугубо политическая категория. Экономики в инвестициях, о которых вы говорите или о которых делают заявления политики/чиновники, практически нет. Принцип привлечения в КР заключается в том, чтобы чиновнику самому найти инвестора, причем без разницы, в какой именно, главное, чтобы через него, или же заниматься сепарацией поступивших предложений со стороны частного сектора, что-то оставлять для личного участия или «понравившиеся» проекты передавать наверх по инстанции.

То есть государство не выступает инициаторам важных экономических проектов для развития экономики, отраслей и территории, потому что перед исполнителями не ставится такая задача. Стоит одна задача – «привлечь инвестора», а это каждый понимает, как хочет. В стране не ведется межотраслевой баланс, межрегиональный баланс, никто не в состоянии описать структуру экономики, никто не может определить потребности в капитале отраслей и территорий, отсутствует экономический учет, как таковой.

В общем, его величество случай правит бал. Если повезло, появился мешок с деньгами, то быстро берут в оборот, пиарятся, ленточку могут перерезать, а дальше участия государства не будет. Есть еще множество проблем, связанных с управленческими рисками. Например, разница между налоговым и бухгалтерским учетом, которая давно должна была быть урегулирована на законодательном уровне. Но это невыгодно дольщикам и пильщикам, сидящим на государственных должностях.

Или еще одна проблема, когда президент привлекает инвестиции в страну, а в регионах местные царьки и князьки из надзорных, судебных и прочих силовых структур кошмарят бизнес. И тут речь не о коррупции, которой у нас последнее время только и занимаются, я говорю о совершенно запутанном, сложном, неконкурентном законодательстве  в Кыргызстане по сравнению с тем же Узбекистаном.

– По вашему мнению, китайский логистический центр в Нарынской области был бы выгоден КР?

– Кыргызстану нужно больше заботиться не о спекулятивном бизнесе и не о проектах, которые развивают не нашу экономику. Опыт стран, которые совершили большой скачок в развитии, говорит о том, что страну можно развить, сосредоточившись на собственном сельском хозяйстве, собственной промышленности и грамотном управлении финансовым сектором.

Как это делается, описано в книге Джо Стадвелла «Азиатская модель управления». Так вот, проект логистического центра в Нарыне как раз нужен больше китайской промышленности. Для Кыргызстана было бы выгодней обратить внимание на собственный производительный бизнес. А сейчас получилось так, что погоня за инвестициями подменила развитие собственной экономики.

– Оправданны ли были опасения жителей Нарына насчёт логистического центра?

– Любой проект в Кыргызстане является сугубо отраслевым. Планирование инвестиций идет от отраслевиков из министерств или ведомств, т.е. сверху вниз. Интересы территории учитываются шаблонными или неадекватными оценками в количестве рабочих мест для местных жителей, то есть никак. Население при таком подходе исключено из планирования, а его вовлеченность в будущем оказывается по факту мизерным.

Поэтому правительство и президент терпят фиаско в таких проектах, как логистический центр в Нарыне. Пока у нас не будет внедрен территориально-отраслевой принцип управления, так и будет все неустойчиво.

По закону в Кыргызстане социально-экономическим развитием территорий занимаются органы местного самоуправления. Отсюда – и требования населения. Все же видят, как ведется развитие Иссык-Кульского района одноименной области. Пансионаты – как в Европе, а за пределами, в селах и городах нескончаемые проблемы с водой, вывозом мусора, дорогами, энергией и прочей инфраструктурой. Разрыв в развитости отрасли и территории колоссальный.

– Недавно ввели новый институт бизнес-омбудсмена, он поможет решить эти проблемы?

– Есть такая поговорка в народе: «Зачем козе баян?» У государства есть инструменты, грамотно играя на которых можно добиться в целом конкурентной юрисдикции по сравнению со многим странами в мире. Инвестиции идут туда, где все знают и играют свою партию, а дирижёр умело отдает команды на вступление тех или иных музыкантов. Вот представьте себе, что в оркестре есть плохие музыканты и неумелый дирижёр, а тут в коллектив впихнули ещё одного музыканта. Как вы думаете, оркестр зазвучит лучше? Нет! Вот так и с бизнес-омбудсменом.

В общем, выбрали сложный, долгий путь для улучшения инвестклимата, который может и не дать никакого результата. Ну а если и начнет давать что-то полезное, то это растянется на многие годы. Для того чтобы сделать в стране конкурентную юрисдикцию, нужно действовать совсем другими методами, которые все упрощают и ускоряют.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Михаилом Халитовым

29.02.2020 13:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Эркин Абдышевич Сакебаев

Сакебаев Эркин Абдышевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
55,3%

населения Казахстана проживает в городах

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31