90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Что сулит США соглашение о перемирии с Талибан - история и факты

02.03.2020 16:46

Политика

Что сулит США соглашение о перемирии с Талибан - история и факты

Важнейшим мировым событием в последний день февраля стало подписание мирного соглашения США и движения Талибан*. Несмотря на кажущийся позитив этой новости, существует оборотная сторона медали. О ней расскажет глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович.

Существует угроза, по мнению автора материала, что соглашение станет прологом к глубочайшему кризису в Афганистане и создаст угрозу распада самого государства.

Текущие условия соглашения гарантируют лишь относительно спокойный выход из кризиса Соединенных Штатов. Однако не дают чего-либо самому Афганистану, оккупированному войсками США и союзников. На фоне непредсказуемого поведения НАТО, талибов и избирательного кризиса Афганистану предстоит перенести серьезные испытания, к которым нужным быть готовым не только ее жителям, но и соседям.

Тяжелый мир для Америки

29 февраля в Дохе (Катар) руководство армии США, НАТО и движения Талибан* подписали мирное соглашение, причем на достаточно тяжелых для западной коалиции и их местных союзников условиях.

В тексте договора прописаны обязательства США перед группировкой, которую Вашингтон называет террористической, эвакуировать из Афганистана 5 своих военных баз до июня 2020 года. Это очень плохой для США результат, так как сохранение стратегических объектов ВВС в Баграме, Кандагаре и Шинданде, применимых против Китая, Ирана и России, было основной задачей американской политики в регионе все прошлое десятилетие.

Теоретически США могут сохранить в Афганистане до 8600 тысяч военных до апреля 2021 года, когда вывод контингентов должен быть полностью завершен. Однако официальная эвакуация баз может означать потерю ими экстерриториального статуса и создать правовые риски для американских военнослужащих, чего Вашингтон всегда стремился избежать, а также помешать штатной работе объектов.

Другой дипломатической неудачей США является договоренность об освобождении 5 тысяч боевиков Талибана*, которые содержатся преимущественно в тюрьмах под контролем Афганистана, не участвующего в соглашении. Таким образом, боевики вынудили США признать фиктивность афганского суверенитета. Конечно, в этом мало кто сомневался, но как пункт официального соглашения – это еще один серьезный удар по имиджу официального Кабула. Да и самого Вашингтона.

Со своей стороны Талибан* обязался лишь прекратить войну против Соединенных Штатов: "не стрелять в спину" уходящим американским военным, не поддерживать антиамериканские террористические группировки, включая Аль-Каиду*, и удалить их с подконтрольных территорий.

Таким образом, опубликованный текст соглашения показывает, что США и НАТО вынуждены идти на непропорциональные уступки в переговорах с боевиками. Причем дальнейшие процессы в регионе будут стремительно выходить из-под контроля Вашингтона.

Что будет дальше?

Соблюдение буквы американо-талибских соглашений будет иметь далеко идущие последствия для ситуации в стране. Последние пять лет ситуация с безопасностью постоянно деградировала. За 2019 год зона полного контроля Талибана* увеличилась 15% до 31% территории страны, а еще не менее 20-30% находятся под его частичным контролем. Наступление боевиков затронуло даже северные провинции, где их позиции традиционно слабее. Они контролируют 80% административных районов на туркменской и 50-60% – на таджикской границе.

По независимым оценкам, за год погибло более 3800 афганских силовиков и более 10 тысяч человек сдались в плен или открыто перешли на сторону талибов*. Участились случаи оставления афганской армией позиций и даже крупных административных центров без серьезных боев после первых же обстрелов боевиков. В ходе боев в Бадгисе весной 2019-го в плен боевикам с оружием сдались сотни пограничников, остальным пришлось спасаться на сопредельной туркменской территории.

Масштабное наступление талибов* в прошлом году удалось остановить только осенью за счет массового использования ВВС США. С сентября число наносимых авиаударов увеличилось до 10-20 единиц в неделю. Это привело к росту потерь среди мирного населения в результате ударов по селам и автодорогам, но и серьезно ограничило активность боевиков, не имеющих авиации и обладающих слишком слабой ПВО.

Сейчас, если Вашингтон будет выполнять взятые на себя обязательства, возможности военной авиации будут резко ослаблены, и афганские армия и полиция лишатся своего основного преимущества. Боевики получат возможность атаковать даже в более легких условиях, чем весной и летом 2019-го.

Да, помимо мира с США Талибан* подписал обязательство начать переговоры с Кабулом и рамочную договоренность о "сокращении насилия" – еще две недели назад. Однако оба эти документа не предполагают прекращение огня и направлены на защиту исключительно американских военных.

За время действующего "сокращения насилия" были убиты более 60 афганских военных и полицейских и совершено не менее семи серьезных атак на опорные пункты армии и полиции, причем США не высказывали претензий, что позволяет талибам* действовать тем же образом и далее. Т.е. применять излюбленную тактику ползучего наступления.

В ее рамках Талибан* атакует периферийные блокпосты и опорные пункты армии и полиции, либо уничтожая гарнизоны, либо, путем постоянных обстрелов и атак на колонны снабжения, вынуждая противника покинуть район. В течение какого-то времени большая часть силовиков оказывается блокированной на территории райцентра и крупных военных баз, если таковые есть в районе. Далее местные власти либо идут на переговоры с талибами* и фактически признают их власть, либо боевики атакуют последние оставшиеся рубежи или помещают их в тотальную блокаду. Собственно, так они и смогли покорить около трети Афганистана.

А в 2020-м они могут достигнуть и более серьезных успехов под прикрытием внутриафганского политического кризиса.

В Афганистане двоевластие?

Назревающий кризис, связанный с непризнанием президентских выборов в Афганистане, ожидался еще с осени. Сейчас победителем объявлен действующий президент Ашраф Гани, но его главный соперник и премьер-министр – доктор Абдулла Абдулла отказался признать поражение, сославшись на массовые фальсификации голосов, для чего имел определенные основания.

Абдулла, поддерживаемый многими оппозиционными политиками, включая бывшего президента Хамида Карзая, даже заявил о намерении самому вступить в должность и назначить новое "инклюзивное" правительство, альтернативное режиму Гани. Из-за назревающего конфликта под давлением США инаугурация президента была даже перенесена с 27 февраля на 9 марта, чтобы попытаться решить проблему консультациями (как это было после скандала с фальсификациями выборов 2014 года).  

Сейчас ситуация сложна вдвойне: и Гани, и Абдулла имеют официальный статус и право отдавать приказания силовикам, у обоих сомнительна легитимность в качестве президента. И оба занимают противоположные позиции по американо-талибским переговорам.

Премьер Абдулла, судя по публичной риторике, приветствует эти соглашения и рассматривает их как путь включения талибов* в легальную политическую жизнь. Ряд его сторонников уже встречались с представителями Талибана* в прошлом году в Москве, которые согласны вести диалог с легальной оппозицией – в отличие от действующего президента. Вероятнее всего, Абдулла считает уход США неминуемым, а переговоры с талибами* на тех или иных условиях – неизбежными.

Президент Гани показывает намерение саботировать переговорный процесс, чтобы вынудить США продолжать войну и защищать существующий режим под угрозой глобальной потери лица. В частности, он уже заявил, что не считает действительными обязательства США отпустить до 10 марта пленных талибов*, а это может стать основанием для срыва достигнутых договоренностей.  Вероятно, Гани и его сторонники рассматривают продолжение военной кампании США как единственный способ сохранить существующий режим.

Проблема в том, что популярность Гани падает. Афганское общество утомлено войной, считает президента неэффективным, а многие национальные общины на севере страны находятся с ним в конфликте. Поэтому "инклюзивное" правительство и мир с Талибаном* может показаться многим лучшим выбором.

Причем из-за протестных настроений общества и элит США уже не смогут восстановить статус-кво, как это было в 2014-м, и ситуация продолжит накаляться.

Опасная игра

У талибов* есть шансы использовать существующие противоречия в Кабуле в своих целях. Расколоть противников, воспользоваться паникой в ожидании ухода США и военным путем максимально усилить свои позиции.

До декабря 2020-го интересам Дональда Трампа не отвечает возобновление конфликта, так как прекращение непопулярной войны в Афганистане стало одним из условий его переизбрания. В связи с этим начать серьезную и масштабную поддержку кабульских союзников ранее 2021-го Вашингтон просто не сможет. А к этому сроку у боевиков появляется шанс самим взять Кабул и продолжить диалог с США уже в качестве единственного афганского правительства.

Описанный сценарий долгое время казался невероятным из-за переоценки американских военных возможностей и последовательности региональной стратегии. Но дипломатическое поражение в Дохе, военное усиление Талибана* и видимая готовность администрации Трампа жертвовать Афганистаном для решения внутренних американских проблем – делают все более реальным такой катастрофический сценарий.

Для США он будет означать лишь определенную потерю репутации на мировой арене (особенно после угрозы их военным объектам в Ираке и Сирии), для других стран – серьезную дестабилизацию в Афганистане. В случае падения конституционной власти страна вернется к ситуации 1990-х, фактического распада и войне всех против всех, ведь ни талибы*, ни любая другая группировка не сможет быстро навести порядок на всей территории.

Вырастут риски безопасности. Возобновится активность "афганского вилаята" ИГ*, об уничтожении которого США поспешно объявили в декабре, но до сих пор сообщают об операциях против его баз. Соседние государства, включая Китай, Иран и Пакистан будут вынуждены озаботиться созданием буферных квази-государств, чтобы остановить потоки беженцев и террористов. Последние будут вдохновлены примером талибов* и удвоят свои усилия.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ситуация на территории современного Афганистана и в сопредельных странах может стать принципиально другой, и мир будет вынужден так или иначе адаптироваться к ней. 

 

 

 


 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Хамидом Карзаем

02.03.2020 16:46

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Ерболат Аскарбекович Досаев

Досаев Ерболат Аскарбекович

Министр экономики и бюджетного планирования Казахстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
54,1%

от ВВП составил госдолг Кыргызстана в начале 2015 года

«

Ноябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30