90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

От тенге до туркменского маната – что происходит с валютами в Центральной Азии

От тенге до туркменского маната – что происходит с валютами в Центральной Азии

Курс казахстанского тенге продолжает падать, 16 марта, в понедельник, казахстанская валюта рухнула на 7%. Напомним, что тенге продолжает подобную динамику с 9 марта, после того, как упали цены на нефть. В Кыргызстане правительство в качестве мер по стабилизации в стране зафиксируют курс доллара на уровне 73 сома. А в Узбекистане вслед за китайским сокращением закупок природного газа глава «Узтрансгаза» Улугбек Сайидов заявил, что стране будет выгоднее использовать газ на внутреннем рынке, чем экспортировать.

Об изменениях в экономической ситуации каждой из стран Центральной Азии и ЕАЭС, глобальном контексте, оценке рисков и мер по стабилизации национальных валют поговорили с Еленой Кузьминой, к.полит. н., руководителем сектора Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН имени Е.М. Примакова

Эффект домино на глобальном уровне

Мировые СМИ отреагировали на обвал цен крайне серьезно, его сегодня называют «эквивалентом объявления войны Саудовской Аравией на нефтяном рынке» и «лишь началом резкого падения цен». На Ваш взгляд, оправданы ли опасения?

Опасения резонны. Саудовская Аравия решила воспользоваться ситуацией в мировой экономике, связанной с сокращением производства в ведущих экономиках мира, особенно в Китае из-за коронавируса. Для Эр-Рияда такое понижение цен не критично, так как себестоимость добычи нефти на территории королевства самая низкая в мире, около 2 долларов за баррель. Для остальных добывающих стран подобное снижение цены на нефть – серьезное испытание. И в первую очередь, для американских предприятий, занимающихся добычей сланцевой нефти. Кроме того, к ценам на нефть привязаны и цены на газ, а значит происходит снижение цен и на этот продукт, что охватывает уже более значительную часть как добывающих, так и потребляющих стран.

Вместе с тем, действия саудитов не единственная причина такой ситуации. Основная проблема – вхождение мировой экономики в рецессию из-за ситуации с коронавирусом. Необходимость ограничений передвижения населения стран привело к остановке ряда производств в Китае и некоторых странах ЕС. Большие потери несут туристический бизнес и транспортные компании во всем мире. Пока сложно понять, насколько долгими и жесткими будут карантинные меры в ведущих экономиках мира: США, Китае, ЕС, Индии и других странах. Но чем дольше они будут длиться, тем глубже будет кризис.

Приведу лишь один пример: по словам министра финансов России Антона Силуанова, российская экономика ежедневно теряет около 1 млрд руб. из-за снижения товарооборота с Китаем в связи с эпидемией коронавируса. Если учесть, что подобная ситуация сложилась не между двумя странами или же внутри одного региона, а в мировом масштабе, то ситуация более чем серьезная.   

Известно, что валюты Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана пострадали в регионе наименьшим образом. Как падение цен на нефть может сказаться на центральноазиатских странах?

Казахстан

Из всех стран Центральной Азии нефтью торгует только Казахстан, и он единственный из региона, который в основном торгует нефтью и с Китаем, и с Европейским союзом. Так, в 2019 году по данным ВТО, нефть и газовый конденсат составили 67,7% от всего экспорта страны, а за 2017-2018 гг. объем экспорта вырос на 39%. Казахстан критически зависит от цены на нефть, а также от путей поставок нефти.    

Опасность для Казахстана состоит в том, что республиканский бюджет, принятый на 2020-2022 годы, исходил из цены нефти в 55 долларов за баррель и 370 тенге за доллар. Сегодня курс колеблется в пределах 430-440 тенге за доллар. Конечно, постепенно ситуация стабилизируется, но ни цена доллара, ни цена барреля нефти не вернутся к указанным в бюджете показателям. А значит, антикризисные меры будут предполагать не только меры по стабилизации тенге, но и корректировку с точки зрения уменьшения доходов и социальной защиты населения. С моей точки зрения, без инъекций из фонда национального благосостояния не обойдется. 

Узбекистан и Туркменистан

Я предполагаю, что для газодобывающих Узбекистана и Туркменистана падение валюты – просто отложенный эффект. Однако, для Узбекистана ситуация менее критична, чем для Казахстана и Туркменистана, поскольку его экспортные доходы более диверсифицированы. Более того, первые три группы экспортных товаров (по убыванию) – овощи и корнеплоды, минеральное сырье и хлопок, занимающие чуть больше половины экспорта РУз, распределены относительно равномерно. Доля минерального сырья в узбекском экспорте составляет порядка 29,5%.  

Таджикистан и Кыргызстан

Таджикистан и Кыргызстан также ждет дальнейшее снижение курса национальной валюты, хотя и возможно менее значительное. Это связано с тем, что основными торгово-экономическими партнерами и инвесторами этих стран являются Китай, Россия и Казахстан, экономики которых сами должны преодолеть кризисные явления от падения цен на углеводороды (Россия и Казахстан) и коронавируса (Китай).    

Совсем недавно премьер-министры Кыргызстана и России как раз обсуждали возможности урегулирования ситуации в рамках ЕАЭС, поскольку обвал угрожает экономикам всех стран объединения. Подскажите, какими могут быть объединённые действия?

Пока сложно сказать о конкретных мерах. Но если посмотреть последние вопросы обсуждения и согласования в Евразийской комиссии (ЕЭК), то следует обратить внимание, что акцент делается на антимонопольные меры, налогообложение, снятие барьеров и ограничений в торговле и производстве, промышленное сотрудничество, развитие транспортно-логистической системы. Сегодня в ЕЭК идет обсуждения Стратегии развития Евразийского союза до 2025 года, которую в апреле должны уже представить президентам на Высшем совете. Вероятнее всего, именно эта стратегия и определит объединенные действия по прохождению новой волны кризиса. 

Продолжая тему ЕАЭС, не так давно председатель коллегии ЕЭК Михаил Мясникович предложил лидерам стран ЕАЭС отменить все барьеры и ограничения. Перечёркивает ли кризис эти намерения?

Наоборот, это один из шансов пережить мировую рецессию с наименьшими потерями. Речь ведь не идет о прекращении движения товаров и услуг. Да, и рынки рабочей силы в ЕАЭС достаточно устоявшиеся.  Отмена ряда ограничений касается и производственной сферы. Поэтому снятие барьеров позволит развивать совместные производства, выстраивать новые производственные цепочки. Да, мировая рецессия наложит свой отпечаток и на экономики государств членов ЕАЭС. Но любой кризис позволяет избавиться от устаревших производств, форм взаимодействия, а также создать и выработать новые, современные. Снятие барьеров и ограничений должно способствовать этим процессам. 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Ширин Чингизовна Айтматова

Айтматова Ширин Чингизовна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
47-е

место занимает Узбекистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Июнь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30