90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Прeзидентский транзит в Таджикистане: cледуя традициям cтарины?

18.03.2020 09:00

Политика

Прeзидентский транзит в Таджикистане: cледуя традициям cтарины?

Маджлис народных депутатов города Душанбе выдвинул кандидатуру председателя г. Душанбе Рустама Эмомали в члены Маджлиси Милли Маджлиси Оли (верхняя палата парламента) Республики Таджикистан. После тайного голосования он был выдвинут в члены Сената парламента Республики Таджикистан от избирательного округа города Душанбе.

Напомним, что члены Маджлиси милли (верхней палаты таджикского парламента) в отличие от депутатов Маджлиси намояндагон (нижней палаты парламента) не избираются путем прямого голосования. При этом 25 из 33 членов Сената избираются путем тайного голосования на совместных заседаниях депутатов от Горно-Бадахшанской автономной области, от городов и районов Согдийской и Хатлонской областей, от города Душанбе и его районов, а также от районов республиканского подчинения. Остальные 8 членов Сената назначаются президентом страны. 

Согласно Конституции страны, вторым лицом в государстве, а именно тем, кто в случае недееспособности главы государства по болезни или иным причинам может заменить его, является председатель верхней палаты парламента – Маджлиси Милли. Следовательно, логично напрашивается следующий шаг: Р. Эмомали должен возглавить верхнюю палату парламента.  

Таким образом, можно говорить о таджикском варианте преемственности политической власти. Каждая из стран Центральной Азии пытается найти свой путь решения этого вопроса. При этом, анализ ситуации и шагов по обеспечению преемственности власти, было бы опрометчиво сводить только к родственным связям. Возможно обратить внимание и на правовые позиции, становящиеся основаниями легитимного обеспечения такой преемственности. Вообще, этот вопрос в странах Центральной Азии с началом демократических преобразований в 90-х гг. всегда был важнейшим для правящих классов в их стремлении удержаться на завоеванных позициях.

Буферная зона президентского масштаба

С момента появления Р. Эмомали на должности главы г. Душанбе процесс передачи власти в стране фактически был запущен. Калейдоскоп событий с начала 2020 года показал, что данная мера оказалась расчётливой и дальновидной, и может быть интерпретирована как попытка правящей группы обезопасить свои тылы и обеспечить еще большую устойчивость собственной власти. Планомерно, год за годом, отдавая ключевые позиции в правительстве и властных структурах своим родственникам и доверенным лицам, президент Таджикистана Эмомали Рахмон создает большую политическую «буферную зону» вокруг своего поста.

Угроза правлению на стороне

При этом, какой-либо угрозы его правлению внутри страны не просматривается. Оппозиционное официальному Душанбе объединение «Национальный альянс Таджикистана» (НАТ), сформировало свои исполнительные структуры на встрече лидеров различных организаций и движений ещё 9 сентября 2018 г. Согласование целей произошло в Германии, после долгих консультаций, и при помощи ряда западных деятелей. В состав объединенного таджикского правительства вошли представители от: 

  • партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) – М.Кабири;
  • «Конгресса свободомыслящих Таджикистан» - А. Шерзамонова;  
  • движения «Реформа и развитие Таджикистана» - Ш. Гадоева;  
  • конгресс мигрантов Центральной Азии» - И. Ёкубова.

Лидером альянса ожидаемо стал глава ПИВТ Мухиддин Кабири. И это не случайно, поскольку только это объединение имеет какие-то организационные формы, сложившуюся структуру управления, а также историю вооружённой борьбы и системной оппозиции в парламенте РТ. 

Немаловажно, что М. Кабири являлся узнаваемым лидером у себя в стране, а также известным политиком Центральной Азии в Европе, на Ближнем и Среднем Востоке. При этом, он является светским главой исламской партии, доктором философии, хорошо говорящим на разных языках. Имеет опыт коммуникаций с оппонентами в разных условиях, включая большие публичные мероприятия. Участие других руководителей движений и организаций в альянсе лишь оформляет лидерство М. Кабири, и создаёт политическую основательность, хотя бы в сфере PR. Вот и всё. Оппозиция, и та вне пределов Таджикистана.

Угрозы нынешнему правлению складываются за пределами границ Таджикистана. Это радикальные террористические группировки, и стоящие за ними крупные страны, имеющие свой интерес в данном регионе. Опальный командир ОМОН Таджикистана Гулмурод Халимов, сбежавший в Сирию и в 2018 году возглавивший боевые силы иностранных наемников в Афганистане, публично угрожал действующей власти вернуться, и свергнуть ее силой.  Перспектива «цветных сценариев» маячит перед Таджикистаном постоянно, а в 2020 году она становится возможным сценарием в связи с резкими и неожиданными переменами в мировой и региональной обстановке. Предусмотреть их конфигурацию нельзя, поскольку страны оказались в процессе быстрых изменений. 

Думается, что прямая силовая агрессия действующей власти не страшна, но вот видеть возможное нарастание проблем изнутри всегда актуально. В таких условиях важно обеспечить действенный контроль за позициями, важными для главы государства в первую очередь на конституционном уровне. Поэтому нужен лояльный и надежный кандидата на ключевую позицию – председатель Маджлиси Милли. 

Опыт преемственности в регионе

Сценарии смены власти в странах Центральной Азии различны. Опробованы уже и наследственные формы внутри узкой правящей группы, и долгое сохранение интриги при выращивании исподволь преемника власти первого лица государства, и легитимная передача власти вновь избранному президенту при сохранении ключевых властных позиций прежнего руководителя и реальных возможностей для него в выстраивании политики государства – и это не двоевластие, как уже отметили вдумчивые исследователи. 

Был в Центральной Азии и опыт кровавых переворотов, а также демократических по процедурам выборов, при мирной передаче власти, хотя и здесь не обошлось без указания на желательного для лидера преемника. Не было только варианта прямого получения власти от отца к сыну, хотя в других странах Евразии такое уже случалось, либо исподволь готовится. Во всех случаях наблюдатели отмечают как сложности процессов, так и очевидные ошибки в реализации планов, когда события развиваются не так, как задумывалось. 

В результате проводимых реформ в странах Центральной Азии, наряду с несомненными достижениями, обострились старые и возникли новые проблемы в жизни общества и страны:

1) Элиты остаются пока зависимыми от сложившегося архаичного менталитета. 

Это, прежде всего, неспособность договориться; неприятие чужого мнения; стремление победить оппонентов, а не принять саму возможность другой точки зрения. 

Если нарушения правопорядка принимают массовый характер, при чрезмерном социальном расслоении общества на богатых и бедных, то создаются условия нестабильности и опасности социальных и межэтнических конфликтов. В этом – источник опасности для сложившихся политических режимов. Отсюда проблема: в государственном механизме отсутствует инстанция абсолютной воли к справедливым решениям в отношении разных социальных слоёв общества, решениям, соответствующим нравственному чувству народа.

2) Сохранились перелицованная административная система и некомпетентность управления, что ведёт к отчуждению народа от власти.  Сказывается принципиальная недостроенность и нестабильность структур демократических институтов власти. Проблема: демократия не сложилась как система эффективных процедур в управлении.

3) Усугубляется разрыв между словом и делом, характерный для системы чиновно-фразеологического управления страной

Принимаются новые законы и указы, которые не имеют механизмов реализации. Несовершенна и не упорядочена сама сфера принятия и осуществления решений. Проблема: верховная власть потеряла авторитет и теряет эффективность.

4) Ценность человеческой жизни, здоровье и достоинство личности обесценились в странах Центральной Азии, и ушли в глубокие слои духовной архаической культуры.  Человеческий капитал и человеческий потенциал не стали основной ценностью. Проблема: уничтожается сама возможность проявления лучших людей нации.

5) Происходит практически неуправляемая трансформация хозяйства и общества. 

Проблема: отсутствует национальная идея и неоспоримые, достойные символы, внушающие гордость.

Таким образом, три слова определяют умонастроения людей в странах, где непрерывных реформы идут уже почти 30 лет, – надоело, стабильность, порядок. Поэтому актуальным становится вопрос о типах преемственности власти, т.к. создалась угроза основам сложившегося общества. Среди разных типов преемственности власти, в связи со сложившейся ситуацией, преимущество имеет такой тип, когда преемник известен заранее. Именно так было на пространстве Центральной Азии издревле. 

«Кто хочет преобразовать старый строй в свободное государство, пусть сохранит в нем хотя бы тень давних обычаев»


 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном , Рустамом Рахмоном

18.03.2020 09:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Анарбек Баратович Калматов

Калматов Анарбек Баратович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
20 млрд рублей

вложит "Газпром" в развитие газовой инфраструктуры Кыргызстана

Парламентские выборы в Кыргызстане: пойдете ли Вы голосовать?

«

Сентябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30