90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Работа на результат: как изменился Узбекистан?

03.04.2020 09:00

Политика

Работа на результат: как изменился Узбекистан?

Политиков в Центральной Азии чаще всего делят на сторонников авторитарного правления – «авторитаристов», или ориентированных на либерализацию общества – «либералов». Любое решение политика в течение его карьеры будет объяснятся принадлежность к той или иной группе. Такое грубое деление на «черное и белое» не позволяет увидеть эволюции процессов управления.

При этом выбранная модель управления может опираться на власть, обеспечивающую стабильность в обществе как условия для развития и реализации крупных социально-экономических программ, как, например, это произошло в Узбекистане.

Стабильность – залог развития

Общественные ожидания до прихода к власти в 2016 году президента Узбекистана Шавката Мирзиёева носили достаточно противоречивый характер. В обществе существовало тогда определённое недовольство многими ограничениями в общественной жизни, в первую очередь это касалось экономической сферы. Но параллельно имелись опасения относительно возможной дестабилизации, стабильность при этом ассоциировалась с необходимостью ограничений. Это было очевидно после андижанских событий 2005 года, когда группа исламистских экстремистов извне пыталась поднять мятеж.

В Узбекистане до 2005 года., т.е. до андижанских событий, наблюдалась определённая активность западных НПО. В последующий период она была в значительной степени ограничена. Одновременно, властями Узбекистана во многом была перехвачена инициатива влияния на негосударственную сферу за счет создания и поддержки гражданских объединений, работавших в тесном контакте с государственными структурами. Таким образом, значительный объём естественной социальной активности был на государственном финансирование и государством контролировался. Такая позиция сложилась по определенной необходимости.

Неправительственные организации, включая международные, продолжившие работу после андижанских событий 2005 года были поставлены под контроль государственных органов – в сфере их внимания оказались, как финансирование, так и содержание деятельности НПО.

В результате к 2014 году практически исчезли неправительственные структуры с заметным социально-политическим наполнением в своей деятельности. Условные «узбекские» филиалы таких организаций как «Freedom House», «Корпус мира», «Восточно-европейский демократический центр», «Каунтерпарт Консорциум», «Internews Network», «Фонд Евразия» («Eurasia Foundation») и т.д.

Цель государства была – исключить из деятельности НПО компонент, позволяющий манипулировать организацией каких-либо «цветных» сценариев, и в политической сфере в целом. Потому этот инструмент, в отличие от ситуации у соседей Узбекистана, и не был в дальнейшем использован как дестабилизирующий фактор  во внутриэлитных противоречиях или для внешнего воздействия на страну.

Новое лицо Узбекистана

Таков был политический ландшафт к моменту избрания президентом Ш.М. Мирзиёева. Настроения в обществе создавали большое поле для президента в плане введения инноваций в общественную жизнь, позволяющих усилить популярность и укрепить собственные социально-политические позиции.

Изначально Ш. Мирзиёев был вынужден балансировать между реформаторством и консерватизмом, не создавая поводов для сомнений в уходе от привычного курса и поддерживая надежду на позитивные изменения. В этих пределах главным в неэкономической сфере стали не публичные и резонансные изменения в общественной жизни, а повышение уровня управления в экономике и регулируемые изменения в законодательной базе и в государственных институтах. Это обеспечило плавное достижение концентрации властных полномочий.

За прошедшие годы механизм государственного управления не только сохранился, что показывает быстрая и действенная реакция на угрозы, типа распространения эпидемии коронавируса, но и стал видоизменяться по нескольким векторам. По каким же? 

Слышащее государство по-узбекистански

В принятии решений власть сегодня стремится опереться на реальные группы интересов. Фактически – это инициирование обратной связи, без которой обычно управляющая система не только отрывается от объекта управления, но и теряет представление о реальной ситуации. Система органов, занятых управлением, должна заниматься собственно управлением по целям и базовым документам, а не обычным для прежней системы руководством кадрами в смысле постоянного вмешательства, указаний и расстановки «своих» людей на посты.

Новый стиль управления стал проявляться уже с 2016 года. То, что это стратегия руководства, свидетельствует публичная риторика президента Мирзиёева. По последнем совещании в г. Ургенче в марте 2020 года президент заявил:

«Мы разрабатываем наши реформы с тем чтобы улучшить жизнь народа, на основе диалога, советуясь с людьми. Я приехал в Хорезм поговорить о том, какие проблемы волнуют население на местах. Поэтому будет продуктивнее, если вы будете поднимать вопросы. Мы оказались в таком положении, в каком находимся, из-за лжи, традиции говорить высокопарные слова. Обманывать Президента равно измене Родине».

Если отвлечься от традиционных риторических формул, то обозначен вектор восстановления обратной связи, без чего руководитель не может обрести позицию управления. На президентском сайте www.president.uz и на правительственном портале www.gov.uz открыты виртуальные приемные президента и премьер-министра. Результаты работы публикуются на странице Ш. Мирзиёева в «Facebook». Такие же приемные работают в областях и Республике Каракалпакстан.  

Кадры – наше все

Другим вектором изменений стала кадровая работа. Значительные перестановки и отставки, как на уровне местных руководителей, так и в центральных органах, нужны для нового корпуса руководителей, организаторов и управленцев. Они должны быть ориентированы на достижение результатов в соответствии с программными целями. Личная преданность уступает место компетентности и умениям.

Этот вектор просматривается в реализации запрета на принудительный труд на хлопковых полях, в борьбе с коррупцией в ВУЗах и росте зарплат в системе образования, в изменении стиля управления и работы государственных органов с гражданами. Победа над черным рынком валюты, либерализация таможенно-тарифной политики и налоговая реформа, нацеленная на снижение налогового бремени, особенно на сельских производителей и широкий предпринимательский слой в стране, стали возможны лишь при опоре на кадровые перемены. 

Место женщины

Для центральноазиатской страны важен показатель позиции женщин в государственном управлении. В Узбекистане продвижение во власть женщин становится вектором управленческой системы.  Только из последних назначений в марте 2020 года отметим: Дурдона Рахимова, начавшая трудовую деятельность в 2012 году, назначена заместителем хокима города Ташкента по вопросам молодёжной политики, социального развития и духовно-просветительской работе; Тахмина Турдиалиева назначена советником хокима Самаркандской области по вопросам архитектуры и строительства; Елена Исмаева назначена пресс-секретарем и советником председателя Государственного налогового комитета Узбекистана по вопросам информационной политики. Она начала трудовую деятельность в 2014 году.   

Все вновь назначенные с отличным образованием и подготовкой, не менее важен кругозор и опыт учебы за рубежом. 

Управление и управленцы

В процессе реформирования просматривается образ будущего управленческой системы страны. В существовавшей прежней руководящей схеме, при жесткой иерархии власти и осуществляемым исполнительными аппаратами вмешательством на любом уровне управления, отсутствовала координация процессов.

Взамен старой системы Администрация президента Узбекистана вводит другую – условно, коммуникативную систему. Это означает, что проекты решений, которые вырабатываются в администрации, должны пройти согласование по стандартам процедур, отличающимся от прежних инструкций и регламентов, поскольку они подвергаются аналитической и экспертной обработке. Таким образом, Администрация президента имеет режим работы с разными регламентами в зависимости от обсуждаемых вопросов, с привлечением необходимых для принятия решений руководителей, экспертов и т.д. Рабочие совещания строятся по форматам согласования под разные задачи.

Количество совещаний, по сравнению с прежней системой, сократилось, т.к. совещания становятся осмысленными и направленными на принятие решения. Количество уровней управления-контроля также сократилось. Наоборот, возможности согласования решения с заинтересованными сторонами увеличились.

Таковы векторы формирования современной и нацеленной на результат системы управления в Узбекистане. Это не имеет никакого отношения к «авторитаризму» или «либерализму» – здесь здравый смысл и установка на результативность управления. 

Источник: https://ia-centr.ru/experts/sergey-masaulov/rabota-na-rezultat-kak-izmenilsya-uzbekistan/
© ИАЦ МГУ

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

03.04.2020 09:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Шерали Ганджалзода

Ганджалзода Шерали

Первый замминистра транспорта

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
12 617

сомов средняя номинальная зарплата в Кыргызстане

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31