90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

«Приговор COVID-19»: как СМИ сеют страх и дискриминируют

«Приговор COVID-19»: как СМИ сеют страх и дискриминируют

Стигматизация, связанная с COVID-19, стала ощутима буквально с первых дней, когда мировые СМИ стали наперебой сообщать об угрозе «китайского вируса». Эксперты ВОЗ, ЮНИСЕФ и Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца ещё в феврале предостерегали: такая дискриминация вынудит людей скрывать болезнь, не обращаться своевременно за медпомощью и пренебрегать мерами предосторожности. 

Используемые в медиа формулировки могут «сохранять существующие негативные стереотипы и предположения, усиливать ложные ассоциации между заболеванием и другими факторами, стать причиной широко распространённого страха или обезличить тех, кто болен». «Новый репортёр» изучил апрельские публикации казахстанских СМИ и выяснил, что их язык во многих случаях способствует навешиванию социальных ярлыков на тех, кто волею случая оказался в орбите нового коронавируса.

Международные эксперты настаивают: говоря о людях, которые заразились коронавирусом, лечатся от него, умерли после заражения или выздоровели, не стоит называть их «жертвами» или «случаями». Правильнее, по их словам, использовать people-first language — то есть ставить человека, а не его характеристики на первое место. Отечественные СМИ едва ли следуют этому совету.

Газета «Литер» в своей заметке от 5 апреля, похоже, достигла абсолютного совершенства в обезличивании 56-летнего жителя Туркестанской области, который скончался в результате заражения COVID-19. Вместе с заголовком материал состоит всего из шести предложений, ни в одном из которых мужчина не был удостоен чести называться человеком (максимум — «пациент»). Редакция трижды употребила слово «случай» и один раз назвала его «жертвой». В бэкграунде — тоже только «случаи регистрации» и «случаи заражения».

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживают авторы, для удобства раздающие «жертвам» порядковые номера. Тот же мужчина-дальнобойщик из Туркестанской области с подачи редакции газеты «Курсив» стал «шестым заражённым», который умер. «Шестая смерть в Казахстане», — написал о нём интернет-портал BaigeNews.kz. «Шестой по счёту смертельный исход», — продолжил синонимичный ряд сайт QazWeek. 

Значительный вклад в стигматизацию вносят и попытки журналистов — зачастую, вероятно, неосознанные — «криминализировать» больных коронавирусом людей. Это происходит, когда мы читаем о казахстанцах, которые заражают других, тем самым распространяя инфекцию. Такие выражения подразумевают преднамеренную передачу вируса окружающим, намекают на умышленный характер действий и предполагают наличие виновника.

МИА «Казинформ», например, беспощаден в своих формулировках: «Зять заразил коронавирусом двух пожилых родственников в Актобе». В лиде читатель находит обстоятельства, отягчающие «вину» мужчины: «Контакт с ними им был сокрыт». В теле материала — объёмная нетронутая цитата управления здравоохранения, в которой злодейский умысел приписывают уже тем самым пожилым родственникам: «Семья отрицала контакты и выезды». Приговор чиновников «Казинформ» тоже приводит без изменений: «Беспечность обошлась госпитализацией близких контактов».

Заражение коронавирусом алматинских медработников для некоторых журналистов также стало поводом для объявления «охоты на ведьм». «Кто заразил 110 медиков в Алматы?» — вопрошает Sputnik Казахстан. Суть небольшой заметки сводится к драматичному поиску «виноватых»: главный санврач города обвиняет врачей, те — сотрудников санитарно-эпидемиологической службы, которых, в свою очередь, пытается выгородить тот же главный санврач города. 

Журналисты, к слову, научились мастерски переиначивать сухие и формальные отчёты чиновников от здравоохранения, чтобы последние вызывали интерес у аудитории. Следите, как говорится, за руками. Главный санврач заявляет, что из всего числа заболевших коронавирусом в Алматы наиболее патогенную и агрессивную форму вируса имеют семь человек. Интернет-портал Neonomad сообщает об этом своим читателям: «В Алматы семь пациентов с коронавирусом заразили наибольшее количество контактных». 

Преувеличение опасности нового коронавируса (который, напомним, для большей части населения не несёт значительных рисков) — тоже излюбленный манипуляционный приём СМИ, способствующий стигматизации. 15 апреля аэропорт Усть-Каменогорска принял авиарейс, на котором прилетели 180 туристов из стран Юго-Восточной Азии. «Караван» в этой связи отметил, что горожан особенно взволновало, «какие меры примет власть, чтобы город не получил вместе с приезжими дополнительный источник опаснейшей инфекции». 

А не так давно газета решила разобраться с тем, как в мире хоронят людей, скончавшихся после заражения коронавирусом. Заголовок этого текста больше подошёл бы какому-нибудь средненькому хоррору: «Приговор COVID-19: страшные кадры похорон погибших от коронавирусной инфекции в разных странах». Ничего страшного на представленных в материале фото, конечно, нет, но автор упорно намекает на то, что умереть именно от коронавируса — намного неприятнее, чем от какого-либо другого заболевания. «…сначала инфицированные гибнут в изоляции, вдали от любимых и близких, а затем отправляются в последний путь в сопровождении чужих людей», — говорится в тексте.

Газета «Ак Жайык» тоже предпринимает попытки возбудить у читателей страх: «В Атырау коронавирус перекинулся на полицейских». И пока в голове у читателей возникают картинки страшного вируса, как огонь или народные волнения перекидывающегося на десятки беззащитных стражей порядка, из текста короткой заметки мы узнаём: «…один из подозреваемых, помещённых в изолятор временного содержания ГУП Атырау, заразил коронавирусом троих полицейских». Аллюзия на безудержную стихию сменятся образом вдвойне виноватого задержанного.

Любопытно, что даже материалы об излечившихся от коронавируса казахстанцах изобилуют негативными эпитетами. Только в одной такой заметке NewTimes.kz мы их насчитали почти десяток: «это действительно страшно», «смертельная инфекция», «неизлечимый недуг», «тяжелый моральный удар», «будущее казалось туманным», «страшная реальность», «опасность подстерегает» и пр. При этом главная героиня материала полностью вылечилась и, судя по фотографии, даже не потеряла способность позировать и улыбаться.

Справедливости ради заметим: редакция NewTimes.kz черпала цитаты девушки из пресс-релиза акимата Атырауской области. Работники пресс-служб и чиновники по всей стране привыкли писать или совершенно обезличенно, или сопровождая материалы для СМИ таким количеством подробностей, что легче упомянуть все, чем разбираться в их смысле. Коронавирус не смог изменить устоявшуюся рутину министерств и ведомств — нарратив формируется по инерции. В такой ситуации лишь профессиональные медиа могут (и, вероятно, должны) менять правила игры.

Пока же казахстанские СМИ являются пассивными наблюдателями и ретрансляторами официального дискурса, для которого заболевшие и выздоровевшие от коронавируса — не больше, чем «зарегистрированные случаи». Признаемся, даже автор этого критического обзора злоупотреблял «случаями» и «смертельно опасной инфекцией», пока всерьёз не осознал масштабы стигматизации тех, кто виновен лишь в том, что случайно оказался рядом с заболевшим. Как раз эти наши сограждане, в первую очередь, нуждаются в том, чтобы рассказы медиа про коронавирус стали менее пугающими и более человечными.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Алмазбек Баатырбекович Баатырбеков

Баатырбеков Алмазбек Баатырбекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
726

митингов прошло в Кыргызстане в 2012 году

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Июнь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30