90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Чем могут помочь застрявшим в Россиии мигрантам крупный бизнес и диаспоры

12.05.2020 09:00

Общество

Чем могут помочь застрявшим в Россиии мигрантам крупный бизнес и диаспоры

«Лучше бы заплатили за работу, чем выдавать миску с едой»

Сегодня в России трудовым мигрантам помогают разные организации и фонды. Но количество тех, кто получил помощь, — капля в море среди всех нуждающихся.- рассказывает "Фергана"

В начале мая российские бизнесмены в сопровождении собственных пресс-служб приступили к оказанию помощи нуждающимся трудовым мигрантам. С 5 мая в России стартовала так называемая открытая благотворительная инициатива «#ПомощьЕСТЬ!». По сообщению ТАСС, её целью является помощь трудовым мигрантам, которые вынуждены были остаться в стране на период карантина и самоизоляции. Организаторами акции выступили управляющий партнер компании First Nation Societe Bancaire, сооснователь благотворительного фонда «Друзья» Ян Яновский и член правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Давид Якобашвили.

Как пояснил сам Якобашвили, «ситуация очень сложная сейчас. Многие люди, особенно трудовые мигранты, остались без работы, без жилья... им иногда нечего есть, негде жить. Что будет с этими людьми, если им не помочь, не поддержать? Это же прямой путь в уличный криминал, это опасно для общества, и речь о большом количестве людей идет. Надо помогать».

Суть акции состоит в том, чтобы кормить горячими обедами мигрантов в местах их компактного проживания. Сами обеды готовит гастрономический образовательный центр NovikovSchool, а поиск мигрантов и коммуникацию с ними возложили на представительство Минтруда Республики Узбекистан в Российской Федерации.

Первоначально предполагается производить 250 обедов в сутки и «в короткий срок» довести это количество до 500.

Некоторые эксперты подвергают сомнению эффективность этой инициативы, хотя отдают должное ее своевременности. Так, например, председатель ЦК Профсоюза трудящихся-мигрантов Ринат Каримов, хоть и поддерживает идею подобной помощи мигрантам, в то же время не считает, что именно эти меры сегодня необходимы.

«Если к этому причастен Российский союз промышленников и предпринимателей, то гораздо эффективнее было бы обратиться к членам союза, чтобы те вовремя платили заработную плату, — объясняет свою позицию «Фергане» Каримов. — Потому что есть много работодателей, которые не платят. Они и раньше не платили в полном объёме. Но раньше люди бросали такую работу и переходили на другую. Сейчас они не могут ничего поменять, поэтому РСПП больше бы пользы принёс, если бы выявлял таких работодателей, кто не заплатил за уже выполненный объём работ: есть люди, которые не получили за март, за апрель.

Если бы они заплатили им за проделанную работу. Это было бы больше, чем миска еды. И в какой-то мере более достойно. Потому что если сейчас Российский союз промышленников и предпринимателей будет раздавать еду – это будет выглядеть немного двусмысленно: мол, на стройке вам зарплату не платили два месяца, но мы не дадим вам умереть, пожалуйста, продержитесь до 12 мая, а потом выходите опять на эту стройку и опять работайте без зарплаты».

Не верит в подобные инициативы, исходящие от бизнесменов, и российская правозащитница, председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. По её мнению миллионеры не были бы миллионерами, если бы активно занимались благотворительностью: «У нас был опыт общения с одним миллионером, когда была чеченская война. Мы из этого миллионера «вытрясли» $50 тыс. на больную девочку с большим трудом. И понятно, что если миллионер будет всем помогать, то он очень быстро перестанет быть миллионером», — рассказывает «Фергане» Ганнушкина.

Однако президент Общества политических эмигрантов Центральной Азии Бахром Хамроев уверен, что как раз богатые выходцы из региона и должны помогать в России своим соотечественникам. Или совместно принимающая и отправляющая стороны, то есть Россия, Узбекистан и Таджикистан.

Правозащитник уверен, что помощь мигрантам должна быть исключительно финансовой. Другими словами, необходимо всем единовременно выплатить определённые суммы денег для того, чтобы они пережили трудный период и не «ударились» в криминал. (Тема, что мигранты, не получающие денег, уйдут в криминал, стала довольно популярной в российских СМИ последнего времени. Ее подхватывают и организации, занимающиеся помощью мигрантам, — возможно, чтобы привлечь больше средств для этой помощи. Однако данные МВД и московских властей не подтверждают эти теории, которые только способствуют разжиганию вражды. — Прим. «Ферганы».)

«Правительства Узбекистана и Таджикистана вместе с Россией должны прийти к соглашению с богатыми выходцами из этих стран, чтобы те подключились к этой проблеме. Не просто раздать деньги, а раздать именно на лечение, на проживание, на питание, на то, чтобы пережить этот период», — считает Хамроев.

Помощь, по мнению президента Общества политэмигрантов, должна быть централизованной и системной. К его словам, конечно, можно относиться по-разному, но фактом остаётся то, что во время «коронавирусного простоя» большинство трудовых мигрантов абсолютно никакой помощи ни от кого так и не получили. Причин две: во-первых, организации, которые были готовы помочь и помогали, — не могли помочь всем нуждающимся. Во-вторых, сами мигранты зачастую ничего не знали. Кроме того, не всегда получается в подобную организацию обратиться напрямую.

Чтобы связаться с Центром социальной помощи «Саховат», который создан для того, чтобы оказывать «помощь гражданам Узбекистана и членам их семей, попавшим в сложные жизненные обстоятельства в Российской Федерации, в связи с пандемией COVID-19», нужно заполнить заявку на оказание помощи на сайте Центра. Отправив заявку, человек не может узнать, на каком этапе рассмотрения она находится, и должен ждать, когда с ним свяжутся. Трудовой мигрант Улугбек из Джизакской области Узбекистана сказал «Фергане», что заполнил эту заявку ещё в середине апреля и до сих пор не получил никакого ответа. Очень многие мигранты из Узбекистана не слышали об этом Центре помощи.

«Я ничего об этом не знаю, — говорит «Фергане» Фархад из Андижанской области. — Мы созваниваемся друг с другом, где есть какая работа — там работаем. Всё по телефону. А по интернету я вообще ничего не ищу. Там паспорт надо заполнять, да? Зачем мне это? Лишний раз «милиця-палиця» будет посмотреть, зачем…»

По сообщению наших коллег из РИА Новости, мусульманский благотворительный фонд «Закят» при Московской соборной мечети также оказывают мигрантам помощь. Однако, по состоянию на конец апреля, помочь удалось оказать только 500 семьям из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии.

Благотворительный фонд «Развитие миграции» за два месяца работы помог продуктами питания уже более 12 тыс. человек. По словам руководителя фонда Гульзины Маматахуновой, в каждой семье по несколько человек. При этом помогает фонд, по её словам, не только узбекам, но и русским, кавказцам, украинцам. Что же касается трудовых мигрантов из Центральной Азии, то руководитель фонда полагает, что помощь могла бы быть более масштабной, если бы все организации объединились.

«У меня не получается объединиться с узбекскими, таджикскими и киргизскими организациями, потому что они все хотят работать сами по себе», — рассказывает «Фергане» Маматхунова.

Комитет «Гражданское содействие» также помог более чем 200 семьям, хотя Светлана Ганнушкина уточняет, что ее организация не занимается целенаправленно помощью именно трудовым мигрантам. Ее «основная специализация» все-таки беженцы.

«Мигранты обращаются. Мы день и ночь этим занимаемся. Начиная с середины марта, мы собираем деньги, где можно. Принимаем заказы на продукты и иногда выдаем небольшие деньги на аренду помещений, — говорит «Фергане» Светлана Ганнушкина. — Принимаем заказы. Потом мы их обсуждаем и распределяем то, что у нас есть. И продукты мы заказываем на оптовой базе, которая сама потом развозит их по адресам. У нас уже получили помощь более двухсот семей. Для нас это много, это огромная работа, потому что каждый случай отдельно обсуждается. А вообще — это капля в море.

Когда у нас есть такая возможность, прежде всего, стараемся помогать тем, у кого есть дети, больные члены семей. С лекарствами, конечно, всем помогаем, если нужны лекарства. У нас очередь на получение помощи приблизительно такая же, как и то количество семей, кому мы уже помогли».

При этом Светлана Ганнушкина признаётся, что с большой неохотой идёт на контакт с различными мигрантскими организациями, так как не верит в честность сотрудников этих самых организаций, многие из которых готовы заработать на любой беде своих соотечественников.

«У меня очень негативный опыт работы с диаспорами. Потому что коррупция в этих организациях бывает ещё хуже, чем у наших чиновников. Я не хочу обо всех говорить, но я сталкивалась с этим не раз, — рассказывает «Фергане» Ганнушкина. — Я сталкивалась с тем, что человек приходит, представляется лидером диаспоры или мигрантской организации, приводит к нам людей. Мы им помогаем. А потом оказывается, что он со всех с них берёт деньги, якобы для нас. Это чудовищно».

Почти все представители общественных организаций, занимающиеся помощью мигрантам, с которыми удалось поговорить, уверены: помощь могла бы быть эффективнее и масштабнее, если бы все разрозненные участники объединились, а к процессу подключились бы и государственные органы. В этом уверены и Бахром Хамроев, и Гульзина Маматахунова, так же рассуждает и Ринат Каримов, хотя Профсоюз мигрантов помощью как таковой не занимается.

«Если вы спрашиваете, выделяем ли мы по 1000 рублей [мигрантам] или предоставляем ли питание нуждающимся — то нет, — рассказывает «Фергане» председатель профсоюза. — Признаться, мы со многими разговариваем о том, как они выживают, работают или не работают, где берут деньги… И пока не сталкиваемся с тем, что кто-то в отчаянном положении находится. Получается, что если вшестером живут в двухкомнатной квартире и один работает, то он и является кормильцем для всех.

Есть мигранты, которые ремонтируют квартиры. Для них ничего не поменялось. Они как работали — так и работают, как жили в этой квартире — так и живут. Кто-то из работодателей дачу временно предоставил в распоряжение мигрантов и подбрасывает [им] какие-то деньги, чтобы они имели возможность покупать продукты. Есть такие люди, которым работодатель каждые 10 дней платит 15 тыс. рублей, чтобы они пережили эти трудные времена. Это та информация, которая у нас есть. Поэтому чтобы мы развернули тут полевой госпиталь, походную кухню и раздавали горячую похлёбку — этого нет.

Сейчас примерно 20% мигрантов работают, а 80% — нет. С учетом большой солидарности в кругу мигрантов эти двадцать вполне могут каким-то образом помочь оставшимся восьмидесяти, и эта помощь несравненно больше, чем то, что могли бы делать какие-то благотворительные фонды, раздавая какие-то продуктовые наборы. Потому что миллионы мигрантов никто не в состоянии накормить, только их товарищи».

И тем не менее Ринат Каримов уверен, что если кто-то приедет на «Газели» к какому-то формальному или неформальному общежитию и раздаст продукты или в одноразовую посуду разольёт какую-то еду, то такую «военную меру» можно только приветствовать.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/117911/

12.05.2020 09:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
$5 млрд 173 млн

объем золотовалютных резервов Туркменистана

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Июнь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30