90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Что стоит за отставкой Дариги Назарбаевой с поста спикера парламента Казахстана

14.05.2020 12:30

Политика

Что стоит за отставкой Дариги Назарбаевой с поста спикера парламента Казахстана

Дочка отсчета

Сольная партия Дариги Назарбаевой на большой политической сцене прервалась на высокой ноте, однако — без аплодисментов. Вот только вряд ли это была «лебединая песня».У заслуженной «примы» казахстанской политики остается шанс вернуться и выступить ярко — хотя бы в «хоре»…

Ничто, как говорится, не предвещало… Казахстан, как и весь цивилизованный мир, полтора месяца томился в состоянии карантина: 16 марта на всей территории республики было объявлено чрезвычайное положение — впервые за годы независимости. Мера, как вскоре выяснилось, своевременная и воспринятая абсолютно спокойно: введя ЧП резко, без предупреждений и затяжных консультаций, президент Касым-Жомарт Токаев (он в эти дни отмечал первую годовщину на главном посту) продемонстрировал завидную административную реакцию.

В течение недели заработал оперативный штаб во главе с премьером, жителей крупных городов массово отправили на карантин и удаленку, всюду появились патрули и блокпосты. Одновременно населению и бизнесу преподнесли целый букет социальной помощи: универсальные денежные пособия для временно лишившихся заработка, налоговые льготы для пострадавших предприятий, отсрочки платежей, бесплатные услуги связи…

Улицы нереально опустели. Повседневная жизнь перетекла в виртуальное пространство. Ежедневный информационный поток — как сводки с фронта: карты «очагов поражения», направления главных ударов вируса, приказы и распоряжения Ставки, обращения Главнокомандующего. В этой экстремальной ситуации казалось, что политическое поле страны, по крайней мере, все обильно произрастающие на нем «неаварийные» структуры власти, оказались до окончания режима ЧП в глубоком тылу — как минимум, на «социальной дистанции» от злобы дня.

И вот наступило расслабленное субботнее утро 2 мая. Второй день традиционных весенних праздников, усугубленных изматывающим карантином, сотрясла взрывная новость на сайте президента Казахстана: «Указом главы государства прекращены полномочия депутата Сената Парламента Республики Казахстан Назарбаевой Дариги Нурсултановны».

Квадратура «ближнего круга»

«Какое странное желание — обрести власть и потерять свободу». Эти слова Фрэнсиса Бэкона могут служить эпиграфом к политической судьбе Дариги Назарбаевой. Ее скоропостижное выпадение из властной обоймы — оглушительная сенсация и одновременно непостижимая загадка для всех казахстанцев, мало-мальски интересующихся политикой. Еще бы, ведь она — не просто политическая фигура крупного калибра, а дочь официально признанного Елбасы (в переводе с казахского — лидер нации).

Пресса (в особенности зарубежная) тут же запестрела броскими заголовками вроде «Падение казахской принцессы». Но дело в том, что из трех дочерей Нурсултана Назарбаева именно Дарига менее всего соответствует этому расхожему образу. В отличие от младших сестер, Динары и Алии, Назарбаева-старшая с малолетства усвоила: фамилия первого руководителя сначала союзной республики, а потом и независимой державы отнюдь не гарантирует безоблачного будущего.

Хотя следует признать, что сам факт появления на свет с «серебряной ложкой во рту», с одной стороны, помогал ей двигаться по жизни, с другой — заставлял постоянно становиться первой среди первых. Добиваться лучших результатов там, где кому-то другому хватило бы просто хороших.

Она родилась в 1963 году в рабочем городе Темиртау, откуда началось восхождение ее отца на вершины власти. И со школьных лет была вынуждена соответствовать.

Учиться в школе — так только на отлично, в университете — так непременно в МГУ. Дальше — аспирантура, защита диссертаций (сначала кандидатской, а через восемь лет — докторской). Кстати, тема кандидатской, защищенной в 1991-м, была по тем временам неожиданной: «Политическая борьба в Италии вокруг принятия республиканской конституции 1947 года». Возможно, в ходе работы над ней и родилась ее привязанность к Италии вообще и к итальянской опере в частности. Которая позже приведет ее на оперные подмостки, где она демонстрировала свое замечательное меццо-сопрано, которое ставили «ла-скаловские» педагоги…

Для полного номенклатурного счастья Дариге не хватало только «династийного» брака. Но тут судьба распорядилась иначе: еще студенткой Дарига вышла замуж за будущего хирурга Рахата Алиева, который хотя и был сыном далеко не последнего в казахстанской медицине (а позже и в номенклатуре) человека, но на блестящую партию не тянул. Это потом, уже в ранге старшего зятя, Рахат станет самым влиятельным персонажем казахстанской политики. И в конце концов падет жертвой собственных властных амбиций — столь же неуемных, сколь и беспочвенных. И кто знает, как сложилась бы судьба нашей героини, выбери она удел просто мужней жены — богатой, могущественной и беззаботной?

Но Дарига Назарбаева — отдадим ей должное — легких путей не искала. Понятно, с ее фамилией горьковские «университеты жизни» ей не грозили. Однако семейная принадлежность порой оборачивалась весьма крутыми препятствиями, пусть и преодолимыми (кто бы сомневался). Пришла на телевидение — встретили в штыки. И пробиться удалось, по собственному признанию, благодаря неожиданной поддержке тогдашнего премьер-министра (а ныне опального политика, живущего в Лондоне) Акежана Кажегельдина.

Правда, вскоре ее медийная карьера пошла в гору (не в последнюю очередь благодаря супругу, делавшему стремительную карьеру в силовых структурах). Но все-таки главные вершины она всегда стремилась штурмовать сама, открещиваясь от упреков в «фамильном» карт-бланш. И до поры до времени судьба была благосклонна — уверенно вела вперед, хотя и не тащила волоком, как иных «наследных принцесс».

Конечно, стартовый капитал (и не только финансовый) она получила как бы по умолчанию. А дальше, включив приобретенный с младых ногтей перфекционизм, помноженный на организаторские способности и дар убеждения, приумножала этот капитал, как умела. При этом шла к цели последовательно, ступенька за ступенькой, не перемахивая, как многие «золотые детки», через целые лестничные пролеты.

Получив после нескольких попыток первый в независимом Казахстане общенациональный телеканал, она очень скоро сделала его реальной «первой кнопкой» — с качественной картинкой и вполне приличным по тем временам контентом. Потом, войдя во вкус, принялась завоевывать информационный рынок, откусывая самые лакомые куски пирога — вроде созданного известным медиа-менеджером Борисом Гиллером АО «Караван» с крупнейшей одноименной газетой и суперпопулярным в то время «Коммерческим телевизионным каналом» (КТК). За считанные годы стала хозяйкой самой обширной в стране медиа-империи, включавшей газеты и журналы, радиостанции и телеканалы.

Понятно, что, имея такой серьезный инструмент, трудно удержаться от искушения заняться большой политикой. Это и случилось с Даригой, вновь не пожелавшей довольствоваться «малым». Так, в 2003 году старшая дочь Нурсултана Назарбаева взялась за партстроительство. Момент для этого выбрала вроде бы не самый подходящий. Ее муж, ставший в 2001-м первопричиной «тихого бунта» так называемых «младотюрков» — молодых чиновников и бизнесменов, недовольных беспределом «Сладкого» (так переводится с казахского имя Рахат), отпугивал многих от политического проекта супруги. К тому же существовала успешная и мощная партия ее отца — «Отан» («Отечество»), получившая через пару лет «именной» префикс Нур.

Казалось бы, ничто не мешало нашей героине попроситься под знамена отеческой партии, чтобы на ее плечах уже триумфально «въехать» в парламент. Именно так поступила бы типичная папина дочка, но Дарига пошла своим путем. Она организовала сначала общественное движение «Асар» (в смысловом переводе — «Всем миром»), а позже, на его базе — одноименную партию.

Надо признать: бренд для нового политобразования был выбран не просто удачно, а очень удачно! Помогать всем миром тем, кто нуждается в помощи,— вековая традиция казахов. Строить дом — всем миром, пасти скот — всем миром, растить детей — опять же всем миром. При более благоприятных для Дариги и ее команды обстоятельствах это могло бы претендовать на национальную идею, способную объединить «утомленное рынком» казахстанское общество, патерналистское по самой природе своей. И поначалу казалось, что проект обречен на успех.

Предводительница набирающей популярность парторганизации моталась по городам и весям, ярко и убедительно агитируя за «партию XXI века». «Мы ставим перед собой задачу использовать потенциал людей с новыми взглядами, идеями, готовых участвовать в реализации грандиозных задач, стоящих перед обществом, взять на себя ответственность перед настоящим и будущим Казахстана»,— говорила она, обещая ради благой цели «активно и уверенно злоупотреблять своей фамилией, а также СМИ».

Акимы (губернаторы) регионов и прочие представители местного бомонда от такого напора сначала опешили, но потом смекнули: раз такие вещи говорит Назарбаева — то исключительно с одобрения Сами Понимаете Кого. И стройными рядами потянулись под новые знамена. Вскоре партбилеты «Асара» носили у сердца более 200 тысяч новообращенных, а их безусловный лидер ожидаемо получила депутатский мандат.

Но, как это часто бывает, у триумфаторов случилось «головокружение от успехов» — да такое, что мама не горюй. «Асаровская» фракция в мажилисе (нижней палате парламента) взяла на вооружение радикально антивластную риторику. Лидер партии и ее сторонники, среди которых хватало перевербованных «отановцев», не стесняясь в выражениях, обличали «деструктивные силы» во власти, препятствующие «госконтролю» за ней. Сама же Дарига Нурсултановна, в пылу «злоупотребления фамилией», однажды выдала: «Порой, когда партии создают президенты или их советники, получается живой политический труп. Или рождается что-то для одноразового применения в предвыборную страду…».

Однако это ничуть не мешало нашей героине вести переговоры с активом других провластных политобъединений —Аграрной и Гражданской партий — о «создании коалиции в поддержку политики президента Назарбаева». Вот только промышленники и лендлорды, стоящие за этими партиями, в отличие от легковерных губернаторов, на риторику не купились. Они-то прекрасно понимали, что благополучием обязаны только одному обладателю фамилии Назарбаев. В итоге именно Сам принял соломоново решение: в 2006 году «Асар» вместе с двумя другими пропрезидентскими партиями влили в «Нур Отан», а Дарига получила утешительный приз — пост зампреда мегапартии власти. Так завершился самый яркий, пожалуй, проект папиной дочки.

И тут наша героиня получила по-настоящему тяжелый удар — грянул «рахатгейт». Весной 2007-го Рахат Алиев, в то время посол РК в Австрии, был обвинен в похищении топ-менеджеров казахстанского «Нурбанка» Жолдаса Тимралиева и Айбара Хасенова. Власти Казахстана выдали санкцию на его арест, позже вынесли заочный приговор, обвинив недавно всемогущего старшего зятя еще и в попытке госпереворота. В том же 2007-м Дарига Назарбаева и Рахат Алиев были разведены — также заочно.

Как оказалось впоследствии, это стало спусковым крючком обрушившихся на Даригу испытаний. Как заметил «Огоньку» в недавнем интервью бывший политический советник Назарбаева Ермухамет Ертысбаев, «у нее невероятно сложная, напряженная и нервная политическая жизнь выдалась за последние 20 лет. Многие мужчины в политике не выдержали и давно сошли с политической сцены за это время. Я удивляюсь ее стойкости и настойчивости».

Ошибки зрелости

Из перечисленных качеств ключевым представляется именно настойчивость. Грезившая с юности о певческой карьере, Назарбаева не расставалась с этой мечтой никогда, упорно занимаясь вокалом. Даже в последние годы, когда она, казалось, нашла себе место на верхушке законодательной ветви власти (депутат, председатель комитета, зампредседателя мажилиса, сенатор и, наконец, спикер Сената), Дарига Нурсултановна не выглядела триумфатором: подчеркнуто официальный вид, слишком правильная, даже сухая речь… По всему было заметно, что ей тесно в отведенной регламентом роли. Те, кого принято именовать экспертами, списывали это на скрытую «тоску по престолу».

Тем более что сама Д.Н. такие подозрения время от времени актуализировала. В государстве, где полнокровная публичность традиционно оставалась привилегией только одного человека, даже второму номеру властной иерархии бывает нестерпимо скучно. А тут еще громкие скандалы — то вокруг бредовых «откровений» подсевшего на наркотики младшего сына, то по поводу лондонской недвижимости, опрометчиво зарегистрированной на нее и старшего…

Впрочем, это — события совсем свежие. А в далеком 2007-м, когда всем казалось, что Назарбаева как политик «кончилась», Дарига Нурсултановна вспомнила о творческих амбициях и стала активно выступать с благотворительными концертами, добираясь аж до сакральной сцены Большого театра. И хотя восторженных рецензий критиков она так и не дождалась, благодарную аудиторию поклонников, без сомнения, завоевала.

Народный артист СССР Иосиф Кобзон отпустил ей после концерта в Большом несколько двусмысленный комплимент: «Если кто-то наивно полагает, что я пришел послушать дочь Назарбаева, они ошибаются. Я пришел послушать певицу Даригу Назарбаеву. Она профессиональная певица. Она не просто там доченька, которая научилась петь. Она получила профессиональное образование, она профессиональная певица. Но очень мало, на мой взгляд, работает».

По большому счету Иосиф Давыдович попал в «десятку» — Дарига Нурсултановна действительно мало и откровенно плохо работала не только над техникой пения, но и над своим политическим будущим. В которое, как одно время казалось, поверил даже ее отец. По крайней мере, именно в этом ключе многие поспешили истолковать слова Нурсултана Абишевича о президентских перспективах старшей дочки. «Это возможно,— сказал он.— Учитывая, что у меня три дочери, у меня к женщинам особое отношение». Мало того, некоторые увидели знак, когда он взял ее с собой сначала в Вашингтон к Дональду Трампу. А потом и в Москву к Владимиру Путину.

К разочарованию поклонников Дариги, отцовских надежд она не оправдала. Почему? Ответ экспертов и просто хорошо знающих ее людей: Д.Н. никогда не хватало ключевого для большого политика качества — выдержки. И еще — политического чутья.

Вспоминая «асаровские» времена, один высокопоставленный чиновник признался авторам этих строк:

— В те годы я часто общался с Даригой и прекрасно видел, насколько она увлечена тем, что делает. Но, к сожалению, рядом было множество «залетных» пиарщиков и крайне мало толковых политтехнологов, способных объяснить ей, что нельзя пилить сук, на котором сидишь. Таких людей в ее окружении не хватало и позже, зато льстецов и дельцов всегда было в избытке. Итог закономерен: она заигралась в «самостоятельную» политику и пала жертвой обстоятельств.

А тот же хорошо информированный и вхожий в высший круг Ермухамет Ертысбаев, говоря уже о сегодняшних реалиях, высказался еще конкретнее: «Дарига и раньше допускала ошибки в политике, но за прошедший год она допустила ошибку фундаментальную: не поняла или не приняла того факта, что наступил постназарбаевский период. Вся государственно-политическая элита страны вняла призывам Назарбаева сплотиться вокруг второго президента Токаева, кроме экс-спикера Сената. И Назарбаев, и Токаев, да и вся политическая и бизнес-элита страны ждали от нее действий зрелого государственного деятеля. Тем более в условиях ЧП и жесточайшего экономического кризиса».

Сегодня многие наблюдатели сходятся в том, что последней каплей, переполнившей чашу терпения обоих президентов, стал запрос, направленный спикером Сената в Конституционный совет РК (аналог Конституционного суда). Дарига Назарбаева интересовалась, какие законы имеет право принимать парламент. И публично высказалась с прямотой римлянки: мол, никакой режим ЧП не оправдывает принятия важнейших для страны решений в обход парламента. В «мирное» время этот демарш, возможно, остался бы незамеченным. Вот только время нынче не мирное. А на войне — как на войне.

Расчет на «первый-второй»

У этого ухода есть еще одно измерение. Именно фигура Дариги Назарбаевой, ее государственная, общественная и информационная активность оставались для политической элиты и экспертного сообщества «лакмусовой бумажкой», определяющей состояние отношений первого президента и его преемника в течение годового «транзитного периода». Старшая дочь Нурсултана Назарбаева, бессменного лидера нации, заняла пост № 2 в Казахстане — спикера Сената — сразу после того, как именно с этого поста год назад шагнул на должность президента Касым-Жомарт Токаев.

Тогдашняя рокировка на казахстанском политическом олимпе позволяла все это время местным политологам и элитам упорно выстраивать умозрительную конструкцию о «продолжении транзита», «временности» президентства Токаева. И настойчиво рассматривать Даригу Нурсултановну как «преемника преемника». Истеблишмент не убеждали ни уверенность и решительность нового главы государства в укреплении своих президентских позиций, ни даже многократные заявления самого Нурсултана Назарбаева, что «в Казахстане есть один президент», и это — Токаев.

Экспертный бомонд и вся политтусовка постоянно развлекали и пугали себя поисками признаков противостояния и напряжения между Ак-Ордой (резиденция президента РК) и «Библиотекой» (Библиотека первого президента, многофункциональный комплекс, построенный Норманом Фостером,— резиденция Нурсултана Назарбаева). Неизменный результат и основной вывод этих конспирологических изысканий — Дарига Назарбаева скоро станет «настоящим», «окончательным» главой государства, а «временный» уйдет «по состоянию здоровья».

Правда, эти конструкции подмывались негативным внешним фоном, который сопровождал второе лицо в государстве в течение года: рассмотрение дела о совместной со старшим сыном многомилионной недвижимости в Лондонском суде, скандальные истории с младшим...

Ситуация обострилась в последние пару месяцев, а особенно с началом «эпохи коронавируса», когда спикер Сената стала проявлять особую активность. Регулярно появлялась в эфире республиканских (и вроде бы ей подконтрольных) телеканалов, инициировала сенатские расследования, горячо заступалась за отечественных товаропроизводителей, призывала крупный бизнес к социальной ответственности, а госорганы — к активной борьбе с коррупцией. Даже публично выступила против обильной государственной помощи системообразующим предприятиям.

Все это, повторимся, могло быть в «мирное» время. Но в критических условиях регулярные резонансные заявления, замешанные на политических амбициях, звучали, мягко говоря, несвоевременно. Особенно в переломный момент, когда главное — плавно, по возможности без потерь и потрясений выбраться из эпидемиологического кризиса. И не увязнуть в другом, еще более тяжком — экономическом, к которому толкают низкие цены на энергоносители, угроза девальвации национальной валюты, рост безработицы.

«Точкой невозврата» стал уже упомянутый не очень понятный и уж точно несвоевременный запрос в Конституционный совет: он, отмечают эксперты, косвенно ставил под сомнение конституционность введения ЧП, законность других чрезвычайных решений действующего президента. По слухам, к запросу она даже приложила сформулированный заранее вариант ответа толкователей Конституции, что уже и вовсе немыслимо…

При этом посвященные в ситуацию наблюдатели не сомневаются: решение Касым-Жомарта Токаева было, безусловно, согласовано с Нурсултаном Назарбаевым. И получило его одобрение. Другой вопрос — насколько настойчиво добивался этого согласия действующий президент, облеченный, напомним, особыми полномочиями в условиях чрезвычайного положения. Так или иначе, но главная политическая интрига года, похоже, исчерпана, причем неожиданно быстро: период мифического или реального двоевластия, по мнению большинства аналитиков, со столь молниеносным уходом Дариги Нурсултановны практически завершен.

Казавшаяся многим абсолютно наследной, «принцесса» сошла с властного подиума. А Касым-Жомарт Токаев как никогда убедительно продемонстрировал элитам и обществу, что он не только действующий, но и действительный президент: неожиданно для всех, в критический для страны момент отрешив Даригу Назарбаеву от второй по статусу, по сути, «вице-президентской» должности, он не просто освободился от тени «преемницы», но и «девальвировал» сам этот пост.

Это стало очевидно после того, как буквально через день после лишения депутатских полномочий Дариги Назарбаевой с подачи президента ее место на посту спикера Сената занял первый заместитель главы Администрации президента Маулен Ашимбаев — человек, много лет проведший в коридорах власти, но не в самых ее высоких кабинетах.

Как отзываются о нем в структурах власти — «вечный зам.»: главы АП, Совета безопасности, председателя правящей партии «Нур Отан» (то есть зам. Нурсултана Назарбаева по партийной линии). Фигура, по отзывам знающих людей, непубличная — «классный аналитик, но довольно посредственный политик».

Зато, хотя бы в силу перечисленных должностей, которые Маулен Ашимбаев занимал в разные годы, «равноудаленная» (или «равноприближенная») и от Ак-Орды, и от «Библиотеки». Что косвенно подтверждает согласованность решения о ротации в высшем эшелоне законодательной власти, в результате которого Казахстан получает «технического» спикера Сената и чисто формальное «второе лицо в государстве». Делая Касым-Жомарта Токаева действительно первым.

Что же касается внезапно, но удивительно тихо сошедшей с олимпа Дариги Назарбаевой, то на ее уход в «домохозяйки» рассчитывать все же не стоит. Имея несгибаемую амбициозность, разносторонние и незаурядные способности, богатый политический опыт (уже независимый от отцовской поддержки), Дарига Нурсултановна еще найдет возможность о себе напомнить и себя проявить. Особенно если учесть, что в следующем году Казахстан ждут первые в новых политических реалиях парламентские выборы…

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://www.kommersant.ru/doc/4336300

14.05.2020 12:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Мухтар Кабулович Аблязов

Аблязов Мухтар Кабулович

Председатель совета директоров

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
22%

официальный уровень безработицы в Киргизии на начало 2015 года

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31