90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Экстремисты не на карантине: Угрозы для Центральной Азии

21.05.2020 10:30

Безопасность

Экстремисты не на карантине: Угрозы для Центральной Азии

Пандемия сфокусировала на себе все внимание средств массовой информации и общества в целом. Более того, в ряде стран нарастает угроза социальных беспорядков и протестов. Раздражение людей от ограничений деятельности и потеря возможности заработка, и не в последнюю очередь из-за отсутствия действенной помощи населению в условиях вынужденного бездействия, оказывается питательной средой для вербовки новых борцов за справедливость. Эту тенденцию могут оседлать новые полевые командиры и обосновать борьбу религиозно-окрашенной идеологией, как это уже начало происходить, например, в Кыргызстане.

Это уже очевидная угроза государственности, когда остаётся только один шаг к неповиновению массы населения – подвести идеологическую базу под действия во имя справедливости. Последние события заставляют обратить внимание на ушедшую в тень угрозу религиозного экстремизма, и нарастающий риск проявления его в странах Центральной Азии во время противоэпидемических мер.

Между тем, весьма возможно, что происходит активизация экстремизма и в других странах, хотя источник его может находиться, в том числе, в Центральной Азии. Несмотря на противоэпидемические меры в большинстве стран, не прекращается деятельность сети вербовщиков в интересах групп вооруженных экстремистов, а также совершаются попытки террористических действий в различных странах. Боевики действуют в основном в Афганистане, на Ближнем Востоке и в африканских очагах напряженности, но вербуют участников для экстремистских групп отнюдь не только в регионах, близких к горячим точкам. Сирийские события показали, что вербовка в Европе не менее перспективна.

В подтверждение этого 2 последних факта. В Польше сотрудники пограничной службы 7 мая задержали четверых граждан Таджикистана (так сообщается), подозреваемых в вербовке местных жителей для осуществления террористической деятельности. Об этом заявил пресс-секретарь министра-координатора спецслужб Польши Станислав Жарын, сообщают в польских СМИ. Предположительно, граждане Таджикистана прибыли в Польшу, чтобы от лица ИГ вести работу по вербовке обращённых в ислам жителей для осуществления действий террористического характера.

В Германии,15 апреля, в различных городах земли Северный Рейн-Вестфалия также были задержаны четверо уроженцев Таджикистана, которые, по версии следствия, готовили в стране теракты. Об этом сообщили СМИ Германии. Предположительно целями их атак могли стать американские военные базы и люди, которые критиковали ислам. По данным правоохранителей, задержанные поддерживали деятельность запрещенной террористической организации «ИГ».

По данным прокуратуры г. Карлсруэ, четверых задержанных вместе с ещё одним уроженцем Таджикистана, находящимся с 15 марта 2019 года в предварительном заключении, подозревают в формировании в Германии ячейки террористической организации «ИГ» (запрещенная в РФ организация) и планировании терактов. Следствие предполагает, что задержанные вступили в ряды запрещенной организации в январе прошлого года и изначально собирались отправиться на родину воевать против правительства Таджикистана, но позже решили остаться и устроить несколько терактов в Германии. За двоими из подозреваемых числится также попытка совершения заказного убийства за $40 тысяч.

Задержанные получали инструкции от высокопоставленных функционеров террористической организации, находящихся в Сирии и Афганистане. Они также занимались сбором и пересылкой денег из Германии в Сирию. По данным прокуратуры, для будущих атак члены группировки запасались огнестрельным оружием, а также через интернет закупали материалы, из которых собирались изготовить взрывные устройства.

Поэтому, борясь с пандемией коронавирусной инфекции, не следует забывать о факторе постоянной экстремистской угрозы в некоторых странах Центральной Азии.

Важнейшим средством противодействия росту экстремистских настроений в этих странах является принятие законов, регулирующих получение гражданами религиозного образования за рубежом. Нужно предусмотреть решение ряда проблем в сфере религиозной подготовки, и, как результат, очистить ряды священнослужителей от псевдопроповедников, а общество – от псевдорелигиозных идей. В противном случае «новообращенные», да ещё со слабой мировоззренческой подготовкой и отсутствием школьных базовых знаний (а это уже так), становятся разносчиками экстремистских идей. Ибо экстремизм – это один из показателей отсутствия у человека образования, поскольку базируется на категоричности суждений и поиске простых решений социально-экономических проблем.

Государства и общество в Центральной Азии были давно озабочены негативными процессами в сфере религиозного образования. Ещё в конце января 2013 года президент Казахстана Назарбаев провёл совещание с силовыми структурами, посвящённое вопросу усиления контроля за деятельностью экстремистских групп и предотвращения гражданских конфликтов на этой почве. Тогда же был рассмотрен ряд концептуальных предложений. Среди них выделялось решение делать упор на арабский опыт противодействия религиозному экстремизму.

Напомним, почти 40 лет назад прозвучала программная речь президента Египта Анвара Садата против «Братьев-мусульман». По сути предлагалось противодействовать религиозным экстремистам опираясь на национальные традиции: уважение к старшим, и прежде всего, к родителям, уважение к знанию и знающим. В этом же духе в Казахстане начали создавать стратегию по противодействию экстремистской риторике.

По оценкам экспертов, в принципе такой подход помог разделить членов экстремистских религиозных движений на искренне-заблуждающихся и тех, чьи руки уже в крови, или т.н. непримиримых противников любых светских режимов. Казахстан сделал важный шаг, чтобы разобраться в проблемах и причинах происходящих в стране процессов, что ранее делалось в недостаточной степени, а заменялось силовым давлением на «непонимающих» своего места в суверенной стране.

Поэтому за прошедшие 7 лет в Казахстане смогли добиться запланированных результатов, и это уже меняет ситуацию к лучшему. Главное – подготовку за пределами страны экстремистам пройти стало тяжелее. Важнейшим результатом стало наведение порядка в системе получения религиозного образования. На базе пяти ведущих университетов: КазНУ имени аль-Фараби, ЕНУ имени Л. Гумилева, МКТУ имени Яссауи, Университета иностранных языков и деловой карьеры и КарГУ имени Е. Букетова ведётся подготовка религиоведов в бакалавриате, магистратуре и докторантуре.

Выпускники этих вузов успешно работают не только в религиозной, но и в светской сферах деятельности, поскольку одновременно получают полномасштабное светское образование. По данным Комитета по делам религий МДРГО РК, уже в 2017 году в стране действовало 15 религиозных учебных заведений, 400 начальных курсов при мечетях и воскресных школах. Важнейшим базовым условием продолжения обучения за рубежом в ведущих исламских учебных заведениях является получение базового образования в Казахстане. Это, пожалуй, решающее условие исправления ситуации в данной сфере во всех странах Центральной Азии.

В то же время следует учитывать особенности распространения идеологии экстремизма, прежде всего, через проповедников в местах лишения свободы. Эта идеология основывается на борьбе против т.н. «тагута». Арабское слово «тагут» произошло от слов «тагьа» или «тагьян», имеющих значение превышения надлежащих границ или пределов. С точки зрения шариата, «тагутом» является тот, кто приписывает себе любое из прав Аллаха: создания, всезнания, законодательства и т.д. Тагут – всё, чему ложно поклоняются. В понимании экстремистски настроенных людей, «тагут» – это, прежде всего силовые органы, и, во вторую очередь, чиновный аппарат.

При этом следует учитывать, что происходит в главных «университетах религиозного экстремизма» – колониях для заключённых. На данный момент сложился некий паритет между криминальными элементами, часто с исламистским камуфляжем и собственно представителями исламистского подполья. Организованные преступные элементы в колониях стараются не идти на прямой конфликт с молящимися и верховодами-исламистами. Но за кем пойдёт простой тюремный «середняк» – вот в чём вопрос. В основном те, кто попал в места заключения первый раз, это молодые люди: либо попавшие по незначительным статьям, либо по кражам и разбою в составе молодёжных банд, и часто – это революционный элемент социального протеста.

Война за них сталкивает две силы: криминалитет и экстремистские группы. «Середняк» очень быстро выходит из зон по малым срокам и амнистиям и преступные авторитеты пытаются включить его в свои группировки, а исламистские – в экстремистские джамааты. Со стороны идеологических руководителей экстремистов ожидается только расширение списка целей борьбы за счёт гражданских чиновников – судей, прокуроров, судоисполнителей, акимов. Многие эксперты считают, что именно это война новоявленных «борцов за правду», под псевдорелигиозными знамёнами против класса чиновников, и, шире, правящего класса, станет важным процессом внутренней жизни страны.

Именно так развивались события в Кыргызстане после трагических столкновений в 2010 году в Бишкеке и на юге страны, где до сих пор продолжается вербовка молодёжи под псевдорелигиозными лозунгами. В стране ощущается нехватка просвещённых духовных кадров, а также экспертов в области ислама, способных оперировать понятиями и смыслами традиционного ислама, и транслировать их власти и обществу. Эксперты в области религии постоянно говорят о необходимости создавать в Кыргызстане различные образовательные центры ислама. Для этого требуется заново создавать систему подготовки духовных кадров как в самом Кыргызстане, а затем обучать их в традиционных религиозных центрах России – Казань, Нижний Новгород, Уфа; и Узбекистана – Бухара и Ташкент.

А пока в Кыргызстане сложилась ситуация, когда муфтиятом (аппаратом и мечетями) пытаются руководить выходцы из пакистанской исламской школы, идеологией и пропагандой через вузы и медресе пытается руководить турецкая группа, а мекканская школа пытается контролировать финансовые потоки из арабских стран и руководить процессом международного сотрудничества. Но вместе с тем, в стране сформировалась группа на традиционных принципах исламской школы, сложившейся ещё в советские времена в Бухаре и Ташкенте. Поэтому понятно, что в Кыргызстане также сильна потребность в подготовке национальных кадров в сфере религиозной деятельности. В отсутствие таких кадров, любая экстренная ситуация, как с пандемией коронавирусной инфекции, может стать питательной средой для быстрого роста экстремистских настроений.

Похоже, подобное же положение сложилось и в Таджикистане, выходцы из которого засветились в противоправных действиях в Европе. 
 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

21.05.2020 10:30

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности
702 938

граждан Казахстана находятся на территории России

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Июнь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30