90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Как далеко готовы зайти власти Казахстана в поисках «социальной справедливости»?

22.05.2020 10:30

Политика

Как далеко готовы зайти власти Казахстана в поисках «социальной справедливости»?

Государство регулярно пытается заглянуть в кошельки состоятельных казахстанцев, чтобы заставить их поделиться тем, что они нажили непосильным трудом. Впрочем, особого успеха, кроме, пожалуй, повышения налоговой ставки на автомобили с большим объемом двигателя, так и не добилось.  Как чиновники ни тужились, руки у них неизменно оказывались коротки. Но идея заставить богатых тоже плакать, точнее, платить, не покидает умы государевых мужей и по сей день. Очередной раунд в походе за «социальной справедливостью» недавно объявил президент страны Касым-Жомарт Токаев. Но получится ли у новой команды воплотить в жизнь мечты предшественников, и к каким последствиям это способно привести? Попытаемся разобраться.  

Вопросы без ответов 

Заявление президента о предстоящем переходе на прогрессивную шкалу исчисления индивидуального подоходного налога (ИПН) обществом было воспринято неоднозначно. Казахстанцы разделились на два лагеря – тех, кто уже кинулся запасаться попкорном в ожидании «раскулачивания» денежных мешков, и тех, кто готов до последнего держать оборону, не горя желанием дополнительно финансировать неэффективную отечественную бюрократию, ежегодно закапывающую триллионы тенге в фундаменты несостоятельных проектов и прожектов.

Страсти накалились до предела, особенно после появления в общем доступе некой таблицы (якобы за авторством одного из ведомств), которая более чем прозрачно намекала на то, что «приготовиться» стоит всем, имеющим хоть какие-то доходы. Включая даже тех, кого ни к высокооплачиваемым специалистам вроде работающих в поте лица в национальных компаниях и госхолдингах, ни тем паче к олигархам никак не отнесешь. «Порог богатства» в ней начинается с 300 тысяч тенге…

В конце концов, Касым-Жомарту Токаеву пришлось разъяснять, что конкретно он имел в виду. Но именно своевременный выход главы государства в информационное пространство развел приверженцев и противников идеи по разным углам ринга. Противоборствующие стороны взяли паузу, поскольку президенту удалось донести до большинства довольно четкую и вполне адекватную перспективу. Суть реформы, по его словам, заключается в следующем.

Казахстанцы, зарабатывающие ежемесячно до 300 тысяч тенге, будут отдавать в виде ИПН 7 процентов вместо сегодняшних 10. «Середнячки», уровень доходов которых колеблется в пределах от 300 тысяч до 2-х миллионов тенге, по-прежнему будут платить 10 процентов. А вот тем, кто зарабатывает больше, придется отчислять государству 13-15 процентов. Кстати, ставка налога в 15 процентов, как сообщил президент, должна стать «потолком». «Смысл прогрессивной шкалы, - уточнил он, - состоит в том, чтобы люди, которые зарабатывают мало, платили меньше налогов. А люди, которые зарабатывают очень много и в наших условиях считаются богатыми, должны платить больше налогов».  

Впрочем, это пока лишь набросок, нарисованный первым лицом государства (разработка  детальной шкалы – задача специально созданной рабочей группы). Вроде бы все в нем складно, понятно, и как будто ничего не вызывает отторжения, но… 

В середине февраля этого года Министерство национальной экономики уже анонсировало введение прогрессивной шкалы ИПН, план и методику которого, как заявлялось, одобрил глава государства. Была даже презентована предполагаемая шкала ставок. Согласно озвученной тогда информации, казахстанцев, зарабатывающих в год до 720 тысяч тенге (до 60 тысяч в месяц), предлагалось освободить от уплаты ИПН. Для граждан, годовой доход которых составляет от 720 тысяч до 2,4 миллиона тенге (от 60 тысяч до 200 тысяч в месяц), министерство собиралось поднять размер налога до 15 процентов, для получающих от 2.4 до 3,6 миллиона в год (от 200 тысяч до 300 тысяч в месяц) – 17 процентов.

Те же доходы, которые не укладываются в эти границы, предлагалось обложить 20-процентным налогом. Правда, оговаривалось: такая реформа возможна при одном важном условии – что она начнется одновременно с введением всеобщего декларирования доходов, первый этап которого отложен на начало 2021 года, а полностью процесс, как ожидается, будет запущен только в 2025-м. Именно такой «симбиоз», по утверждениям министерских чинов, не позволит налогоплательщикам избегать налогового бремени и прятать свои доходы «в тень». 

Но об этом «нюансе» сегодня почему-то не принято вспоминать. Впрочем, как и о том, что Казахстан однажды уже обжегся на внедрении прогрессивного налогообложения и в итоге вернулся на круги своя, к плоской шкале. И это не может не вызывать вопросов… 

О том, что стоит за очередной попыткой власти реформировать налоговую сферу, о плюсах и минусах грядущих изменений мы беседуем с аналитиком Wall Street Invest Partners Данияром Джумекеновым.

Умелая политическая игра 

-  Данияр, почему, на ваш взгляд, именно сейчас была актуализирована идея с введением прогрессивной шкалы ИПН?

- Манипуляции с налоговой ставкой являются отличным политическим инструментом, который становится особенно актуальным тогда, когда растет недовольство населения своим финансовым положением. Понятное дело, что большинство граждан составляют вовсе не те, кому придется платить налог по повышенной ставке, а значит, рассуждая о возможном введении  прогрессивной шкалы, власть в первую очередь сигнализирует «обычным» людям, что она заботится о них и в том числе готова идти против элиты.

Достаточно сильный шаг, ведь в сознании граждан понятия «элита» и «власть» часто тождественны. С учетом сложного положения, в котором оказался малый бизнес, потерявший в апреле порядка 72 процентов своих доходов, и высокой вероятности роста безработицы подобная риторика правительства является вполне ожидаемой.

- Но риторикой, похоже, дело на сей раз не ограничится, раз этим вопросом будет заниматься специально созданная под него целая рабочая группа. Государство действительно оказалось «на мели», и у него, кроме кошельков граждан, не осталось резервов?

- Совершенно очевидно, что доходная часть государственной казны сильно пострадала как из-за внешних, так и из-за внутренних факторов - дефицит бюджета уже составляет 3,5 процента от ВВП. По сути, повторяется ситуация конца 1990-х годов, когда произошел азиатский кризис. Падение спроса на энергоресурсы и низкие сырьевые цены способны сократить доходы бюджета на 40 процентов. Добавим к этому и полную остановку целых отраслей экономики: сфера услуг, туризм, перевозки, непродовольственный ритейл и т.д. При этом правительство тратит огромные финансовые средства на поддержку населения и бизнеса. А деньги на такую помощь необходимо откуда-то брать… 

-То есть, все изъятое в ходе налоговой «экспроприации» уйдет на раздачу «пряников»? 

- Я бы поставил вопрос по-другому: действительно ли государство готово реформировать ключевой механизм пополнения бюджета в столь сложное для страны время? Такой сценарий выглядит маловероятным. Как минимум, данный процесс затянется, скорее всего, на несколько лет. Думаю, в первую очередь чиновники сосредоточатся на трансферах из Нацфонда и выпуске государственных долговых бумаг. К слову, привлекать капитал на рынке - это совершенно нормальная практика, особенно учитывая довольно низкий уровень задолженности Казахстана (156,8 миллиарда долларов).

Уклоняться от налогов дешевле, чем быть законопослушным 

-Ну, а если предположить, что решение о переходе на прогрессивную шкалу будет принято… Облегчит ли этот шаг налоговое бремя, лежащее на населении с низкими доходами? Некоторые аналитики уже на полном серьезе говорят о нулевой ставке и создании так называемого «рая для бедных»…

- По сравнению со многими другими странами в Казахстане  налоговая нагрузка не такая большая, как может показаться на первый взгляд: НДФЛ – 10 процентов, НДС – 12 процентов, социальные взносы – 11 процентов, налог на прибыль – 20 процентов… И это не беря во внимание различные льготные ставки. Разумеется, чем ниже налоги, тем выгоднее вести бизнес, но… Учитывая масштабные планы правительства по структурным преобразованиям и дальнейшей диверсификации экономики, рассчитывать на какое-либо снижение ставок не стоит. Таким образом, в качестве нижней планки будет действовать текущая ставка, тогда как пределы верхней еще только предстоит оценить. 

-То есть, и бедные не выиграют, и богатые проиграют? 

- В теории прогрессивная шкала выглядит привлекательно, но стоит понимать, что не для всех стран она может оказаться полезной. Если мы хотим последовать примеру развитых европейских государств, которые шли к подобному положению вещей столетиями, то должны для начала привести в порядок свою бюрократическую систему. В нашей стране порядка половины работающих граждан получают неофициальные доходы: занятыми считаются 8,8 миллиона человек, тогда как в системе обязательного соцстрахования зарегистрировано около 4,4 миллиона. Средний класс в Казахстане представлен очень слабо, но в результате реформ пострадает сильнее всего: нет сомнений в том, что действительно богатые люди найдут способы платить меньше, а вот у наемных работников пространство для маневров ограничено. 

- И какой из этого следует вывод? 

- В первую очередь, правительству необходимо повышать эффективность налоговой системы (совершенствовать администрирование), а уже потом думать о прогрессивной шкале. На данный момент уклоняться от налогов гораздо дешевле, чем быть законопослушным гражданином.

Лучшее – враг хорошего 

- Но, с другой стороны, многие страны используют прогрессивное налогообложение…

- Говоря об усилении налогового бремени, стоит помнить о кривой Лаффера. После увеличения ставки выше определенного уровня (порядка 30 процентов) эффективность налоговой политики резко снижается, так как люди начинают скрывать свои реальные доходы и ищут способы скрыться «в тени». Собственно, именно по этой причине и отменили в 2007 году прогрессивную шкалу в Казахстане. Тогда правительство аргументировало этот шаг либерализацией законодательства и необходимостью повысить собираемость налогов. Оглядываясь назад, можно констатировать: такой подход действительно оправдал себя. 

- И в чем же плюсы ныне существующей системы?

- Для текущего уровня развития страны действующий механизм налогообложения выглядит оптимальным. Конечно, можно было бы поэкспериментировать с объединением всех обязательных выплат в единый налог для упрощения фискальной политики, но, если говорить в целом, то уже сейчас система выплат достаточно простая. Иными словами, на Францию, где верхняя ставка налога равняется 75 процентов, Швецию с ее 56,6 процента или Великобританию со ставкой в 45 процентов нам пока не стоит равняться. Именно низкая фискальная нагрузка в совокупности с простой налоговой системой поможет Казахстану привлекать иностранный капитал и мотивировать казахстанцев на то, чтобы развивать бизнес в своей стране.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

22.05.2020 10:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Азамат Абдуллажанович Арапбаев

Арапбаев Азамат Абдуллажанович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
279

киргизских предприятий находится в процессе банкроства

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Июнь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30