90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Таджикистан и коронавирус: что будет с экономическим развитием?

17.06.2020 15:00

Экономика

Таджикистан и коронавирус: что будет с экономическим развитием?

«Меры по минимизации последствий кризиса должны быть направлены в социальную, валютно-финансовую сферу, на сдерживание ослабления национальной валюты, снижение ставок на дополнительные расходы, приостановку финансирования высокозатратных проектов и замораживание выделения средств на строительство имиджевых объектов», – профессор Зарина Дадабаева анализирует последствия коронакризиса для экономики Таджикистана в статье, специально для CABAR.asia.

Зеркальный 2020 год начался с тревожных новостей о появлении и распространении в мире нового вируса. Таджикистан из стран Центральной Азии, кроме Туркменистана, дольше всех заявлял об отсутствии в стране вируса, что было подтверждено заявлениями тогдашнего представителя Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Г. Перфильевой. При этом, можно оставить за скобками то, насколько эти утверждения соответствовали действительности на тот момент времени.

Соседи Китая по региону – Казахстан и Кыргызстан уже с марта 2020 г. постепенно перекрывали границы не только с Китаем, но и с ближайшими соседями по региону, объявляли карантин или режим повышенной готовности. В Узбекистане достаточно оперативно среагировали на ситуацию и уже с 16 марта не только приостановили авиа и автодорожное сообщение, но и объявили внеочередные каникулы для школьников и студентов.

Только накануне приезда миссии ВОЗ, 30 апреля было объявлено о первых случаях заражения новой вирусной инфекцией в Таджикистане. И, за май-июнь, страна стремительно прошла путь от ужесточения мер по нераспространению вируса до их ослабления. Возможно, это связано с превентивными мерами, которые принимались правительством и самим населением, также повлиял опыт прохождения пандемии в других странах.

Не стоит исключать допущения статистических погрешностей в мониторинге и фиксации заразившихся. Также есть мнение, что высокие температуры и, так называемая, «аравийская жара» позволили Таджикистану быстрее пройти пик заболевания. Однако, влияние последствий вируса не только на здоровье, но и на экономику республики будет ощущаться гораздо дольше и болезненнее.

Проблемы стран в условиях пандемии находятся, в первую очередь, в социальной и экономической плоскости. Обеспечение доступа к получению качественной врачебной помощи и поддержание нормального уровня жизни во многом обусловлено экономическим положением страны.

Прежде чем анализировать влияние пандемии на экономику страны, а оно неизбежно и, к сожалению, будет негативным, необходимо понять, как развивалась страна в последние годы и на что, в первую очередь, было направлено внимание.

Экономическое развитие страны

Таджикистан, как известно, несмотря на прилагаемые усилия, пока не может похвастаться высокими экономическими достижениями. Помимо объективных природных факторов, среди которых: ежегодный значительный прирост населения (в среднем на 2%), высокогорье, недостаточное количество пригодной для обработки земли (93% горы), отсутствие выхода к морским путям, отток высококвалифицированных кадров; есть и субъективные факторы: выбор экономической стратегии, репрессивная налогово-фискальная политика, высокие налоги, сложные условия для ведения бизнеса, зависимость от иностранных инвестиций и технологий, которые неизбежно наложили свой отпечаток на экономическое развитие страны.

В последние годы для повышения эффективности использования национальных ресурсов в Таджикистане особое внимание уделялось «индустриальности». В частности, в принятой в 2016 г. «Национальной стратегии развития Республики Таджикистан на период до 2030 г. по обеспечению устойчивого развития страны», «индустриальность» была упомянута в ряду трех основных базовых принципов развития. Однако, в апреле 2020 г. президент Таджикистана подчеркнул, что страна всё еще является, в большей степени, аграрной и земледельческой.

Тем не менее, можно сказать, что в республике сложилась смешанная аграрно-индустриальная экономика. Последнее пятилетие дает основание говорить, что небольшими шагами республика пытается развивать промышленное производство, но оно растет крайне низкими темпами и однобоко, а увеличение промышленных объемов в 2018-2019 гг. было обусловлено повышением добычи и производства электроэнергии, эффективности швейного и текстильного производства, а также бумом инфраструктурного и гражданского строительства.

По данным агентства по статистике при президенте РТ, в 2018 г. темпы роста промышленной продукции составили 111%, по сравнению с 2017 г., за счет значительного прироста в добывающей отрасли, в 2019 г. доля промышленности, включая энергетику – составила 17,4% .  В 2019 г. доля сельского хозяйства в ВВП страны составила 19,8%  (в 2017 г.- 21,1%).

Самостоятельный поиск рынков сбыта дехканскими хозяйствами привел к изменению видов сельскохозяйственной продукции, уменьшились посевные площади под хлопчатник с 239 тыс. га в 2000 г. до 188,5 тыс. га в 2019 г. при увеличении площадей под подсолнечник, зерновые и бобовые культуры. Доля населения, занятого в сельском хозяйстве в 2018 г. составила 44,8%, в промышленности – 10,4% . По состоянию на март 2019 г. в сельском хозяйстве было занято 45,4% трудоспособного населения, в промышленности, включая обрабатывающее производство, добывающую промышленность и строительство – 9,7% .

Вместе с тем, нельзя не отметить растущий в последние годы ВВП страны, особенно на фоне соседей по СНГ, у которых, в силу объективных причин и влияния внешних факторов, он оказался ниже. В 2019 г. в тройке лидеров по индексу ВВП стран СНГ, наряду с Арменией (7,6%) и Туркменистаном (6,3%), оказался Таджикистан (7,5%), в отстающих оказались Россия, Белоруссия и Азербайджан. По данным Всемирного банка в 2019 г. в Таджикистане «промышленность и сфера услуг были основными факторами экономического роста со стороны предложения…. со стороны спроса, рост экономики поддерживался активизацией спроса на внутреннем рынке» . Как раз эти сферы, в 2020 г. окажутся наиболее пострадавшими от пандемии и порядок чисел к концу года будет явно другим, в сторону уменьшения.

Прогнозы и проблемы

Драйверами роста были пищевая промышленность, производство неметаллических изделий и выработка электроэнергии. Свое положительное влияние оказало улучшение двусторонних отношений с Узбекистаном, которое стимулировало внутренний спрос, оптовую и розничную торговлю. По данным Всемирного банка, объем импорта из Узбекистана за восемь месяцев 2019 г. увеличился на 37%, по сравнению с аналогичным периодом 2018 г. Импорт природного газа в республику из Узбекистана в январе – апреле 2019 г. был осуществлен на сумму $8177,2 тыс. долл. Выработка электроэнергии в республике выросла на 10,8%.

Таким образом, несмотря на мнение некоторых экспертов, что экономика Таджикистана стагнирует, в 2017-2019 гг. можно было наблюдать неплохой рост ВВП с учетом всех имеющихся негативных внешних и внутренних факторов. Но, согласно предварительным прогнозам ЕАБР и АБР темпы роста ВВП в Таджикистане в 2020 г. замедлятся в пределах 2%, как и у всех стран региона.

Тем не менее, по сравнению с соседними странами, у Таджикистана все равно будет хороший показатель: рост хоть и замедлится, но может составить 5,5 % на фоне соседей с показателями не более 1-2%. Свою роль здесь сыграет тот факт, что карантинные меры в республике не были столь продолжительными, как например, в Казахстане или Узбекистане. И потери бизнеса, которые, безусловно есть и будут, окажутся не такими высокими, как например, в Казахстане, Узбекистане и Кыргызстане. В Таджикистане, уже с 15 июня должны возобновить свою работу предприятия, оказывающие услуги населению, но с соблюдением профилактических мер, тогда как в соседних странах из локдауна выходят очень постепенно.

Без проблем, конечно, не обойдется, на фоне годового роста в 6-7% ВВП в 2013-2019 гг. динамика доходов государственного бюджета составляла всего 3,6% и значительно отставала от ВВП. Если в 2017 г. эту проблему решали за счет выпуска еврооблигаций на сумму 500 млн. долл. и кредитов КНР то, в условиях пандемии, правительству, скорее всего, придется пересматривать бюджет страны, который недополучит налоги: по прогнозам, они должны были составить 75% от объема доходной части государственного бюджета (2,5 млрд долл.).

Плюсов от пандемии для экономики не просматривается в силу того, что стоимость импортной и экспортной сельхоз продукции высокая, так как сложность логистических связей приводит к необходимости проехать три границы. Перевозка грузов в республику и из неё осуществляется как длинными, так и более короткими маршрутами в большей степени автомобильным, но также железнодорожным и воздушным транспортом. Есть разные автомобильные маршруты, которые проходят, в том числе из Таджикистана, через Кыргызстан и Казахстан в Россию. Есть длинный путь из России через Казахстан, Узбекистан в Таджикистан.

С апреля 2020 г. в связи с  пандемией международные грузоперевозки осуществляются через 7 контрольно-пропускных пунктов, условия провоза ужесточились. Плюс, Казахстан и Кыргызстан входят в ЕАЭС, где приняты свои фитосанитарные меры, которые без сертифицированных лабораторий (а их в РТ нет) не преодолеть. Схожие с соседями виды продукции (хлопок, фрукты, овощи, сухофрукты, напитки, шерсть) оказываются неконкурентными в этом случае. Предприниматели с помощью международных организаций пытаются диверсифицировать виды  сельскохозяйственного экспорта и расширить круг стран импортеров.

Если говорить в целом, о плюсах экономики РТ при более тесном взаимодействии, например, для стран ЕАЭС, то они есть – это энергетика. Большой гидроэнергетический потенциал при грамотном управлении позволит обеспечить дешевой и чистой электроэнергией внтуриконтинентальную и южную часть Евразии.

Вместе с тем, пандемия коронавируса может выявить слабые стороны экономики республики. В первую очередь, она скажется на самых уязвимых секторах, таких как торговля, услуги: особенно в большей степени транспортные и туристические. В условиях высокой зависимости от импорта, особенно продовольственной продукции, и, соответственно, высокой долларизации, скачков курса, это приведет к неизбежному повышению цен на основные продукты питания и росту инфляции. В апреле 2020 г. инфляция в потребительском секторе страны составила 4,9%. С января по апрель, по данным агентства по статистике при президенте РТ, продовольственные товары подорожали на 9,3%, а непродовольственные и платные услуги, наоборот, подешевели на 0,3%.

Не меньшие последствия ощутит на себе сектор услуг, который занимает больше 45 % в отраслевом вкладе ВВП страны. В структуре экономики в 2017 г. услуги занимали немногим меньше, чем промышленность и сельское хозяйство вместе взятые (49%). Непродолжительное закрытие ресторанов, кафе, гостиниц, парикмахерских, остановка работы легальных сервисов такси (один из быстрорастущих сегментов рынка) нанесли ощутимые потери в доходах от ситуации с распространением коронавируса. Заказы на такси, например, упали на 50-60%. 

В последние годы на развитие горнолыжного, лечебного, этнографического туризма Таджикистан бросил все силы и даже получил поддержку и гранты от международных организаций (АБР на сумму в 10 млн. долл.) и структур ООН. Теперь из-за пандемии и закрытия стран ожидаемой прибыли сфера туризма недополучит.

Снижение иностранных и внутренних инвестиций

Помимо прочего внутренние инвестиции ожидает спад, в связи с общей неблагоприятной обстановкой в экономике. Крупным инвестиционным партнером Таджикистана является Китай, 75% ПИИ принадлежат Китаю, и все будет зависеть от того, насколько быстро он оправится от пандемии.

Существенный источник доходов страны приходится на денежные переводы: в 2019 г. трудовые мигранты перевели в республику свыше 2,7 млрд. долл., что составляло около 30% ВВП страны. В 2020 г., по данным агентства Bloomberg, денежные поступления из России в Таджикистан снизились на 50%. Этому способствовали введенные в России, Казахстане профилактические меры, связанные с пандемией, резкое падение цен на нефть, что привело к кризису в России и лишило заработка большую часть трудовых мигрантов.

Это важно, так как в январе-апреле 2020 г. бюджет Таджикистана уже потерял 58 млн. долл. При этом снижение переводов началось еще в декабре 2019 г., но тогда, это было связано с введением в республике Национального процессингового центра, созданного для контроля поступающих в республику средств, минуя который, деньги попасть в республику уже не могли.

Центр предполагал особые правила для осуществления перевода денежных средств через корреспондентские счета. Переводы, осуществляемые российскими и международными системами: «Unistream», «Contact» (около 12% от всех переводов), «Blizko», «MoneyGram», «Western Union», «Золотая корона» (более 90% переводов) должны были реализовываться только в пределах средств, размещенных в Национальном банке Таджикистана, то есть по предоплате. А это, влекло за собой не только дополнительные расходы, но в случае, например, с Россией нарушало российское финансовое законодательство (161 – ФЗ РФ «О национальной платежной системе»), согласно которому: «расчетным центром для российских систем денежных переводов, а им могут быть … ЦБ, или российский банк, или Внешэкономбанк, но никак не иностранная структура». 

К концу декабря, ситуацию удалось урегулировать, и к процессинговому центру подключились «Unistream», «Contact» и «Western Union», через которые в декабре 2019 г. объем переводов, по сравнению с аналогичным периодом 2018 г. составил 18 млн. долл. (9,6%). За весь 2019 г. трудовыми мигрантами было переведено в Таджикистан 2731 млрд. долл. В январе-феврале традиционно, сезонно снижаются потоки переводов, в связи с длительными праздниками в России, но уже в конце первого квартала этот показатель обычно увеличивается на 30%. В 2020 г. в связи с пандемией, закрытием границ, ограничением деятельности малого и среднего бизнеса мигранты лишились привычных заработков и перевели в республику около 15% от обычного объема переводов в марте.

Внешняя помощь

На борьбу с новой вирусной инфекцией в Таджикистане направлена работа республиканского штаба по профилактике распространения COVID-19, она сосредоточена, в первую очередь, на минимизацию последствий в области здравоохранения и социальной безопасности населения. Для облегчения ситуации и минимизации возможных рисков ещё до официального объявления о наличии коронавирусной инфекции, Президент Э.Рахмон обратился за финансовой, медицинской и технической помощью к международным организациям и развитым странам.

Мировое сообщество отреагировало гуманитарной помощью, льготными кредитами и грантами. Так, на поддержку экономики в условиях пандемии в мае МВФ выделил Таджикистану 189 млн. долл. по механизму ускоренного льготного кредитования на 10 лет с 5-летним льготным периодом. Остаток задолженности Таджикистана в начале 2020 г. перед фондом составлял около 30 млн. долл. Таджикистан также попал в число 25 стран мира (единственный на постсоветском пространстве), которым МВФ облегчил выплату долгов за счет предоставления грантов на два года.

Для проведения мероприятий, направленных на предотвращение возможных рисков, грант на сумму 11,3 млн. долл. был предоставлен Всемирным Банком.

От Азиатского банка развития для профилактики и борьбы с новым коронавирусом, в рамках текущего проекта по комплексному уходу за здоровьем матери и ребенка страна получила грант в размере 100 тыс. долл.

Европейский союз выделил 78 млн. евро, из них грант 48 млн. евро и кредит от Европейского инвестиционного банка на 30 млн. евро для осуществления антикризисного плана правительства. А также специальные целевые средства 1,3 млн. евро на покупку спецодежды для медработников и 780 тыс. евро на санитарную продукцию для учебных заведений.

Через Германский Банк Развития (KfW) на закупку средств индивидуальной защиты, медицинского оборудования и финансирования подготовки врачей и других специалистов Германия выделила 1 млн. евро. Для ускоренного финансирования было решено выделить средства в рамках текущей программы  по Охране матери и ребенка в Таджикистане.

Правительство США через Агентство США по международному развитию (USAID), Центры США по контролю и профилактике заболеваний (CDC), Фонд Ага Хана (AKF) выделили в общей сложности 5 млн долл. для поддержания усилий республики в борьбе с пандемией и реализацией программ, направленных на контроль, профилактику, продовольственную поддержку, создание новых рабочих мест для наиболее уязвимых слоев населения. В этой работе будут задействованы, в том числе партнеры USAD: Международная федерация Красного Креста, Всемирная организация здравоохранения через свои представительства в РТ.

Помимо гуманитарной помощи Россия предоставила наборы тест-систем, рассчитанных на 22 тыс. исследований. Помощь от Китая состояла из аппаратов ИВЛ, медикаментов, защитных средств и другого оборудования в общей сложности на сумму более 1 млн. долл. Индия направила в страну гуманитарную помощь в виде медикаментов и специального оборудования, таджикской фармацевтической компании «Ориёнфарм» удалось приобрести в Индии и доставить в республику специальным чартерным рейсом лекарства и медицинское оборудование. Помощь на 50 тыс. долл. была передана Таджикистану от Швейцарии и ЮНИСЕФ в виде индивидуальных средств защиты и медицинских материалов.

Продовольственную помощь и медицинскую продукцию получил Таджикистан и от своих соседей по региону Узбекистана и Казахстана. Узбекистан также прислал своих медиков и медицинские контейнеры для развертывания временной больницы.

Таким образом, внешняя помощь международного сообщества, составляет миллионы долларов и евро и направлена, в первую очередь, на поддержку населения, медицинских учреждений и работников, которые должны способствовать эффективной борьбе с COVID-19. Если финансовые средства и медицинское оборудование, продовольственную помощь удастся правильно распределить, то, возможно, риски от пандемии окажутся менее разрушительными.   

Заключение

Что касается внутренних факторов, то здесь значительную роль должны сыграть меры, направленные на смягчение налогово-бюджетной политики, за счет льготного кредитования (сейчас кредиты выдают под 25%) и отсрочки налоговых платежей, субсидирования наиболее пострадавших отраслей, выработку стимулов для поддержки малого бизнеса, частного сектора и сферы услуг, к которым относятся: туризм, гостиницы, народные промыслы, дехканские хозяйства. Необходимо также выделение дополнительных средств на социальный сектор, увеличение размера пособий для поддержания семей с детьми, а также финансовая помощь трудовым мигрантам, оставшимся дома.

Таким образом, в условиях коронакризиса, как отмечает, большинство экспертов, экономика Таджикистана окажется в сложном положении. Как уже отмечалось, закрытие границ уже привело к подорожанию продуктов питания и основных промышленных товаров, снизился поток денежных переводов, из-за введенных карантинных мер в странах традиционного пребывания трудовых мигрантов. Имеющиеся резервы Национального банка, по оценкам специалистов, могут оказаться недостаточными, чтобы поддержать экономику страны в условиях кризиса.

В связи с чем, меры по минимизации последствий кризиса должны быть направлены в социальную, валютно-финансовую сферу, на сдерживание ослабления национальной валюты, снижение ставок на дополнительные расходы, приостановку финансирования высокозатратных проектов, таких как, например строительство Рогунской ГЭС, замораживание выделения средств на строительство имиджевых объектов. Необходимо менять драйверы роста экономики и создавать конкурентную продукцию.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

17.06.2020 15:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Таалайбек Алимбекович Айдаралиев

Айдаралиев Таалайбек Алимбекович

Министр сельского хозяйства и мелиорации КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$5 млрд 173 млн

объем золотовалютных резервов Туркменистана

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31