90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

На тонущем корабле казахской медицины поменяли капитана

На тонущем корабле казахской медицины поменяли капитана

 

«Надежда выздороветь – половина выздоровления».
Вольтер

Сентенция «коней на переправе не меняют» в случае со здравоохранением Казахстана не работает, поскольку на переправе страны через COVID-19 «конь» «утонул» напрочь. Новому министру Алексею Цою хозяйство досталось в чрезвычайно удручающем виде. 

В последнее десятилетие XX века медицина Казахстана по инерции шла в советском фарватере, только с поправкой на фактор «нет денег!». Потом власти перевели дух и в нулевые годы занялись «оптимизацией» сферы здравоохранения прямо с остервенением. В результате были не только резко сокращены медицинский персонал и медучреждения, но и сама система подготовки кадров сильно деградировала.

Все время «реформ» медицина из сферы производства здоровья под патронажем государства превращалась в сектор оказания платных услуг. Коммерциализация системы здравоохранения резко сократила возможности доступа к ней населения. Это шло как по линии «богатые – бедные», так и по поселенческому признаку. В отдаленном ауле вылечить зубы на порядок сложнее, чем в Алматы. Уже во второй половине «нулевых» медицинский туризм из Казахстана в Россию, Германию, Турцию, Израиль, Китай и Южную Корею стал исчисляться в деньгах сотнями миллионов долларов в год. Девальвация тенге в 2015 году сократила объемы медицинских туристов, но не развернула тренд. 

Коронавирус быстро показал, что Министерство здравоохранения ни перед Министерством образования с его убийственными реформами, ни перед Министерством обороны с его пожарами на военных складах – никакого преимущества не имеет. Доходило до абсурда, когда взрывные показатели заболеваемости COVID-19 давали именно медицинские работники. В какие-то моменты 30% всех инфицированных коронавирусом составляли медики, из-за чего родилась грустная шутка, что если бы казахстанцев не лечили, то распространение заболевания протекало бы гораздо медленнее. 

Похоже, в государственном руководстве никто не питал иллюзий относительно потенциала Минздрава. Отсюда и жесткий карантинный режим в Нур-Султане и Алматы, как только был обнаружен первый достоверный вирусоноситель. Карантин был призван не допустить обвальных заражений среди населения, чтобы урезанная в размерах система здравоохранения справлялась с наплывом больных. 

Дабы подбодрить медработников в суровый час президент Касым-Жомарт Токаев озвучил причитающиеся им денежные надбавки, которые по меркам Казахстана довольно серьезные. 

Но система все равно системно «коллапснула». Сказались и засилье некомпетентными кадрами, и чрезмерная коррупция. Кстати, в свете обещанных главой государства финансовых стимулов медицинские начальники деньги от подчиненных стали с помощью, где хитрых, а где грубых методов укрывать, а от рядовых медиков требовать видео, на которых они всем довольны и якобы деньги получили. 

В Казахстане люди за выборность акимов на площадь не пойдут, а вот за свои деньги и на непосредственное начальство как минимум озлобятся. В итоге так и получилось. Что характерно, на почве общественного возмущения (люди сидели без работы и одновременно в соцсетях и на форумах) часть денег непосредственным борцам с коронавирусом все-таки выплатили. 

Весь период карантинов (что в режим ЧП, что после него) медицинские функционеры грузят население противоречивой информацией. Все началось с элементарных защитных масок. То их нужно всем без разбора носить при выходе на улицу; то на улице их лучше не надевать, чтобы не расходовать защитный ресурс, а использовать уже непосредственно в помещении или общественном транспорте; то они надежно защищают от COVID-19; то не защищают никак, но вреда от их ношения все равно нет; то если долго не снимать, то получается вредно...

Медицинские учреждения и их работники находятся под присмотром административного двоевластия, потому что с одной стороны включены в систему Министерства здравоохранения, а с другой находятся под акиматами – территориальными органами власти. Граница полномочий между двумя головами присмотра и управления расчерчена коряво и сумбурно, из-за чего крайнего найти достаточно проблематично и обычно виноватыми оказываются рядовые работники. По идее модель двойного подчинения должна была делать так, чтобы ошибки одного крыла управления пресекались другим, и они друг друга положительно балансировали, но на практике дурдом нагнетался с обоих направлений. 

Был случай, когда в стране за 12,5 дней возвели инфекционный госпиталь, однако новость вызвала у населения двойственные чувства. С одной стороны, люди вдохновились, что современные технические возможности в распоряжении государства есть и при определенных обстоятельствах могут себя проявлять. Но тут же все осознали, что сфера здравоохранения в разряде приоритетов правительства и приложения политической воли однозначно не находилась. В противном случае больницы бы в первую очередь строились, а не ликвидировались или перепрофилировались, да и зарплата у медицинских работников отличалась от пособия по труду. 

Лозунг «все силы на борьбу с коронавирусом» своим продолжением получил то, что ресурсы против COVID-19 забрали со всех остальных направлений медицинской деятельности. В результате прекратились плановые операции по широчайшему кругу показаний на неопределенный срок. У государства есть пакет медицинской помощи, который оно гарантирует своим гражданам. Это своего рода компенсация за введение ОСМС (обязательное социальное медицинское страхование), которое является слабо завуалированным медицинским налогом на население.

Несмотря на все это в Алматы, например, приостановлены профилактические осмотры, скрининги, плановая стоматологическая помощь, медицинская реабилитация, услуги по охране здоровья обучающихся (школьная медицина), мероприятия по здоровому образу жизни, платные медосмотры, медико-социальная поддержка, психологическая помощь, оформление документов на медико-социальную экспертизу. Как пояснили в управлении здравоохранения мегаполиса, срок длительности приостановления будет зависеть от эпидемиологической ситуации, то есть закончится не ясно когда.

Специалисты от медицины давно и подробно писали о состоянии системы здравоохранения Казахстана. Главная мысль при этом заключалась в том, что со скольким-нибудь серьезным стрессом она не справится, поскольку слишком сильно сократилась за последние десятилетия в своих объемах и качестве. Несколько неожиданным стало то, что Минздрав рухнул под ударами COVID-19, который по сравнению с чумой или черной оспой как хомяк по сравнению со слоном. Но и эта нагрузка показала, насколько «прочная» у страны медицина, когда на глазах у изумленной публики разнесла ее почти вдребезги. 

Еще раз напомним, чтобы дать возможность системе здравоохранения плавно войти в работу с зараженными, государство ввело строгие карантины и два месяца выплачивало большой части вынужденно безработных по 42500 тенге в месяц (минимальная заработная плата). На третий месяц у правительства денег уже не хватило, но, думается, что и после окончания трех месяцев карантина ничего бы принципиально не изменилось: коронавирус «положил» бы местную медицину за крайне короткий срок. Так что новому главе Минздрава фактически нужно создавать систему здравоохранения заново на руинах имеющейся… 
 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Каныбек Осмоналиевич Осмоналиев

Осмоналиев Каныбек Осмоналиевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

$75,1 млн.

стоимость гуманитарной помощи, полученной Таджикистаном в 2012 году

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31