90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан первым в Центральной Азии столкнулся со второй волной COVID-19

01.07.2020 09:00

Общество

Казахстан первым в Центральной Азии столкнулся со второй волной COVID-19

По итальянскому сценарию?

В Казахстане заметно ускорилось распространение коронавируса. В регионах возвращают жесткий карантин, в больницах заканчиваются свободные койки. 29 июня президент Касым-Жомарт Токаев соберет специальное совещание, где обнародует новые меры по борьбе с коронавирусом. Корреспондент «Ферганы» разбирался, действительно ли ситуация выходит из-под контроля и почему так часто звучат слова об итальянском сценарии развития пандемии.- рассказывает "Фергана"

Что происходит в стране?

В начале эпидемии в Казахстане вирус массово выявляли у приезжих из-за рубежа, затем — у задействованных в борьбе с COVID-19 медиков. Локальные вспышки заболевания также начали происходить в трудовых коллективах. Во время режима чрезвычайного положения эти цифры не выглядели угрожающими, однако после снятия ограничений число заболевших в регионах начало неуклонно расти. К началу июня в стране в среднем за день регистрировали от 300 до 450 новых случаев коронавирусной инфекции.

В первой декаде июня Минздрав включил бессимптомных больных КВИ в отдельную статистику. Их ежедневный прирост сейчас составляет в среднем 700-1000 человек. К примеру, на одной только кондитерской фабрике «Рахат» в Алма-Ате обнаружили почти 500 бессимптомных носителей КВИ.

В первое время после снятия режима чрезвычайного положения прирост заболеваемости связывали с расширением тестирования на COVID-19, но в дальнейшем власти находили в этом вину казахстанцев, ходивших по улицам без масок и устраивавших многолюдные торжества. К примеру, аким столицы Алтай Кульгинов не раз призывал местных жителей быть осторожнее. Эпидситуация в Нур-Султане в последние недели неуклонно ухудшалась — город постепенно догонял Алма-Ату по количеству заболевших и в итоге обогнал 24 июня.

Статистику зараженных пополнили и представители казахстанской политической элиты: первый президент Нурсултан Назарбаев, пресс-секретарь нынешнего главы государства Касым-Жомарта Токаева Берик Уали, депутат Мажилиса (нижней палаты парламента) Бекболат Тлеухан, спикер Сената Нурлан Нигматулин и уже бывший министр здравоохранения Елжан Биртанов. После них поочередно начали заражаться высокопоставленные чиновники в регионах: акимы Туркестана, Алматинской и Костанайской областей. А депутат Кайрат Кудайберген после признания о том, что у него коронавирус, расплакался.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, комментируя ситуацию с распространением заболевания, заявил, что отмена режима чрезвычайного положения стала расслабляющим фактором для казахстанцев. «Некоторые граждане и государственные служащие подумали, что опасная фаза уже позади, уже пройдена. Произошла недооценка рисков, перестали соблюдать медицинские правила и предписания. Отдельные граждане стали верить слухам об отсутствии болезни как таковой. Но COVID-19 по-прежнему представляет серьезную угрозу. Поэтому правительство вновь усилило карантинные меры», — сказал Токаев.

К этому дню в Казахстане зарегистрировано 20 780 случаев заражения коронавирусом. 12 933 человека выздоровели, 178 умерли.

Нур-Султан

Жителям столицы Казахстана уже две недели подряд запрещают на выходных покидать свои дома без веских причин. Многие из тех, кто уже заразился, тоже вынуждены болеть дома. Астанчанка Гульназ рассказала корреспонденту «Ферганы», что сдала тест на КВИ, как только начала чихать и кашлять.

«Сдавала в пятницу, стояла в живой очереди. Около двух часов стояли под солнцем, потом ждала результатов. Сейчас, оказывается, ждут в течение 4 дней. Мне ответ пришел в субботу после 19:00 — положительный. Никаких инструкций (по дальнейшему поведению) не было. Я звонила в скорую. Думала, меня заберут, как в кино (смеется). Они перезвонили и сказали, что не приедут, — вызовов много по более тяжелым больным. Я позвонила в службу 109. Терапевт сказала, что в больницу лучше не обращаться — там тяжелые больные. Хотя у меня были симптомы типичной простуды, но пропали вкусовые рецепторы. Я сказала о своих симптомах. Мне прописали стандартное лечение от ОРВИ и гриппа: «Арбидол» (противовирусный), «Ревит» по 10 драже в день или витамин С 500, «Нимесил» два раза в день, промывать нос физраствором, пользоваться спреем для носа и обильное питье — чай с лимоном», — рассказывает Гульназ.

По ее словам, некоторые лекарства сразу же подорожали в аптеках, а рекомендованного врачами парацетамола и градусников там уже не оказалось.

Не заметила девушка и особого интереса к ее самочувствию со стороны медиков. «Через два дня мне позвонил участковый врач из поликлиники просто узнать о моем состоянии. Еще через три дня он по видеосвязи сказал, что необходимости в КТ (компьютерной томографии. — Прим. «Ферганы») нет. За неделю два звонка от участкового. Все. Он тоже объяснил это тем, что очень большой поток больных. Сейчас слышу от знакомых, что уже тестов нет. Скорая все еще не приезжает. В больницы не пускают даже. Мне повезло, что я сдала тесты до этого», — говорит Гульназ.

Ухудшение эпидемиологической обстановки привело к тому, что столичные власти решили закрыть детсады и временно прекратить плановый прием в поликлиниках.

Впрочем, жители сообщают, что поликлиники и служба неотложки к тому моменту уже потеряли всякую связь с людьми, просившими о помощи. По этому поводу в социальных сетях появилось огромное количество жалобных постов. Приводим некоторые из них (здесь и далее авторская орфография и пунктуация сохранена. — Прим. «Ферганы»).

«В Астане полный бардак с медучреждениями!! Терапевты не отвечают, регистратуры трубки не берут! Где онлайн консультации хваленные?? Все, что пишут нам публичные лица, соответствует действительности на 0,001 процент!! Даже хваленное УДП call center отключился! Что делать? Как лечится, кто-нибудь может подсказать, куда и кому ещё звонить??? 1430 (медицинский сall-центр) вообще не звоните, они там никаких консультаций не дают и ничего с их слов не знают!! Скорая приезжала, рекомендовала обратиться к терапевтам и так по кругу два дня!! Думаю смерть людей целиком на совести недобросовестных Минздрава, акимата и врачей, которые занимаются футболом», — пишет Olga Pak.

«У отца соседки весной обнаружили рак крови. За это время семья прошла все круги ада, распродает все, что имеет. Сейчас они столкнулись с новым ударом — им отказывают в госпитализации на второй курс химиотерапии в виду эпидемии коронавируса и отмены плановых госпитализаций», — рассказывает Azhar Sayat.

Тем временем в столичных стационарах больных с COVID-19 все больше, мест не хватает, как и врачей. «У нас ужас. Больница переполнена, больных очень много. В нашей больнице отделение реанимации рассчитано на 6 коек. А у нас уже 25 больных. Сейчас заняли и операционный блок, он стал как реанимация. Нагрузка на врачей увеличилась — два врача на 25 человек. Идет ухудшение по итальянскому сценарию, когда аппаратов не хватает. Все, извините, больше не могу говорить, работы много», — сообщил корреспонденту «Ферганы» Габит Нурханулы, врач одной из столичных больниц.

Алма-Ата

Не лучше картина и в самом крупном городе страны — Алма-Ате. К середине июня, по информации медицинских властей, там значительно увеличилось число пациентов с тяжелой формой COVID-19. Это подтверждают и врачи инфекционных стационаров города.

«После ослабления карантина люди пошли на улицы, не все соблюдали санитарные нормы. Сначала была тишина, потому что инкубационный период две недели. С июня началось поступление десятками. Если в начале (эпидемии) было по 20-25 пациентов, но они были легкие, то сейчас пациентов стало больше, и они почти все с тяжелой формой. По сравнению с началом эпидемии в этом месяце необходимость применения ИВЛ увеличилась, наверное, в 20 раз. В нашей больнице аппаратом начали пользоваться лишь в начале июня. До этого обходились обычным кислородом, но в больнице аппаратов хватает», — рассказал заведующий инфекционным стационаром Центра фтизиопульмонологии Алма-Аты Абзал Малбасканов.

С его слов, большое количество больных с тяжелой формой связано и с изменением правил госпитализации: в стационары принимают людей только с выраженными симптомами, чтобы койки, которые уже в дефиците, не занимали пациенты с легким течением или бессимптомные.

Врач убежден, что переломным моментом в ухудшении ситуации в Алма-Ате стал отрезок после 11 мая до начала июня. «К сожалению, до сих пор некоторые люди не верят (в существование COVID-19), но, если народ сплотится, мы победим (вирус). Хочется выйти из ситуации с малыми потерями, да и, в конце концов, мы тоже домой хотим. Я лично с 18 марта не был дома, где ждут жена и трое детей. Я переживаю, что если они заболеют, как я смогу им помочь? На прошлой неделе у медсестры и санитарки умерли матери. А они не смогли поехать на похороны, чтобы не подвергать других людей опасности. Плакали, но молча продолжили работать.

Сейчас ситуация почти как в Италии, действительно не хватает медиков, это огорчает. Персонала всегда недостаточно, часть наших медиков задействованы в новых стационарах, туда привлекли из-за дефицита. Собирают командами, чтобы охватить большую часть населения. Мы не хотим трагических ситуаций, которые были в Европе. Но огорчает то, что стало больше обращений уже в запущенной форме болезни», — констатирует медик.

Одним из грозных и частых осложнений коронавируса считается пневмония. По словам врачей, для оценки тяжести состояния больного необходимо своевременное проведение КТ легких. Однако на днях выяснилось, что в модульной инфекционной больнице, построенной весной для пациентов с COVID-19, сломался КТ-аппарат. Теперь там ожидают новую запчасть для замены.

Как и в столице, в Алма-Ате инфекционные стационары стали быстро переполняться, и люди с признаками КВИ столкнулись с отказом в госпитализации. Руководитель управления общественного здоровья города Камалжан Надыров, комментируя информацию о случаях отказа скорой помощи забирать пациентов с коронавирусом, заявил, что ситуация в городе «действительно сложная», а ресурсы системы здравоохранения «небезграничны». «Вопрос не только в свободных койках, но и в наличии врачебных бригад, готовых работать с ковидными пациентами. Соответственно, к сожалению, мы вынуждены избирательно подходить и госпитализировать пациентов исключительно со средней и тяжелой степенью тяжести», — сказал Надыров.

В итоге в Алма-Ате задумали переоборудовать стадионы под госпитали для больных COVID-19. При дальнейшем ухудшении ситуации власти собираются увеличить число коек еще на 300 штук на базе «Халык Арены» и «Алматы арены». Все это суммарно, по словам Надырова, позволит развернуть до 3700 инфекционных коек.

Детский врач-невропатолог, кандидат медицинских наук Каиргали Конеев, оценивая сложившуюся ситуацию в Алма-Ате, утверждает, что с появлением новых стационаров дефицит врачей будет еще более ощутим. «Новые клиники погоду не сделают, работать будет некому, врачей уже нет. К тому же не стоит забывать, что, кроме ковида, есть много других патологий, которые требуют незамедлительной терапии», — напоминает Конеев.

Жалоб на отсутствие помощи в соцсетях от алмаатинцев, как и в случае со столицей, довольно много. «Наш друг сломал ключицу, для операции требуют тест и КТ. Без них не берут. Везде очереди. Разделили бы на экстренных хотя бы, друг чувствует себя хорошо, никаких симптомов, операция срочная. Не понимаю. Не понятно, почему ему не предоставят экстренный тест. И КТ не делают без теста. Замкнутый круг», — пишет Алма Мусина в комментариях к посту в Facebook.

«Как рожать? Продолжение с невозможностью сдачи теста на ковид. Сегодня пошла в поликлинику свою, чтобы сдать пцр на ковид, как и направила меня моя мед сестра по участку. Обещала без очереди пропустить. Прихожу на сдачу анализа всего 3 человека-обрадовалась. Но позвонили при нас в КД “Олимп” (лаборатория по ПЦР-тестированию). Нет тестов до 29.06, ранее говорили, что до 23.06 (не будет). Смею напомнить, что клиника моя имеет договор только с кд олимп...и что теперь? 30.06 у меня плановое кесарево», — беспокоится Лариса Альзокина.

Перед ПЦР-лабораториями уже больше недели скапливаются огромные очереди. Некоторые приходили еще до открытия, но даже это не гарантировало сдачу теста в течение дня.

Корреспондент «Ферганы» спросил у главного санитарного врача Алма-Аты Жандарбека Бекшина, где он и его близкие сдавали тест и сколько времени ждали результатов. В пришедшем ответе его пресс-службы сказано, что Бекшин сдает тест в государственной лаборатории, а его близкие — как и все, на общих основаниях. Вопрос, сколько времени ждут результата, был оставлен без ответа. Как сообщили в алма-атинском Департаменте контроля качества и безопасности товаров и услуг (ДККБТУ), результат теста на коронавирус действителен в течение 5 дней. Однако многие, кому посчастливилось пробиться через многочасовые очереди и сдать тест, ждут результата почти неделю и даже больше.

Хотя ранее власти анонсировали увеличение числа лабораторий до семи, теперь оказалось, что некоторые из них приостановили прием анализов из-за отсутствия реагентов. Например, клиника Medical Partners Korea посетовала на сложности с их (реагентов) отправкой из Южной Кореи в Казахстан — авиарейсы редки, да и те иногда отменяются по неизвестным причинам.

Вдобавок ко всему в Алма-Ате приостановили плановый прием, осмотр пациентов, а также профилактическую работу во всех больницах и госпиталях. Как и в Нур-Султане, в южной столице из продажи исчезли градусники и пирометры, которыми замеряют температуру посетителей на входе в кафе, магазины и супермаркеты. Также стало сложно найти противовирусные препараты — «Парацетамол», «Аспирин» и «Арбидол». Однако в середине прошедшей недели в ДККБТУ заверили, что на складах и в аптеках все нужные лекарства есть.

Актобе и Шымкент задыхаются от пневмонии

В ряде регионов пациентам массово диагностируют пневмонию с отрицательным результатом теста на КВИ. Такая ситуация наблюдается, в частности, в Актюбинской области, где в больницах уже не хватает мест. В регионе также ощущается дефицит врачей. По данным областного управления здравоохранения, в июне количество больных пневмонией выросло в шесть раз. В период с 1 по 18 июня это заболевание диагностировали у 650 человек. Число больных растет с каждым днем.

После ухудшения ситуации ведомство перепрофилировало три стационара под пульмонологические отделения и довело общее количество коек до 446. В Актобе отделение пульмонологии на 400 мест открывают в областном противотуберкулезном диспансере.

Между тем профессор, врач-инфекционист МГМУ им. Сеченова в Москве Карина Умбетова в интервью «Диапазону» отметила, что «пневмония в Актобе — самый настоящий коронавирус».

«В Актобе люди считают, что у них какая-то загадочная «актюбинская пневмония», потому что COVID не определяется. Это не так. Коронавирус при пневмонии уже не определяется, он уже не в ротоглотке, а в легких, а анализ крови вообще малоинформативен в этом случае. У нас в больницах ставят диагноз по клинической картине, а у актюбинских больных с пневмонией эта картина есть», — сказала Умбетова.

Число заболевших пневмонией растет и в Шымкенте. Провизорные стационары заполнены практически на 100 процентов. Врачи, комментировавшие «Фергане» на условиях анонимности, сходятся во мнении, что здесь также идет речь о коронавирусной инфекции, которая из-за поражения легких не определяется ни ПЦР-тестом, ни экспресс-тестированием.

С начала июня пневмонию в городе диагностировали у 360 человек. 25 июня сообщалось, что за последние 4 дня в Шымкенте умерли 24 человека.

Местная жительница по имени Жаннат рассказала корреспонденту «Ферганы», что ее мама спустя неделю после того, как «простудилась», начала задыхаться. «Сначала ее не брали (в больницу), сказали, что она легкая (речь о течении болезни. — Прим. «Ферганы».). Потом снова вызвали скорую, когда она уже стала тяжелой. Ей давали кислород, и она приходила в себя. В три часа ночи я тайно пробралась (в палату) и увидела маму в коме без кислородной маски, без ничего. Я встала на колени, плакала, умоляла, чтобы ей включили вентиляцию (аппарат) ИВЛ. Через час она открыла глаза и была вменяемой. Там была женщина. За ней никто не ухаживал, я дала ей воды. Сегодня утром узнала, что эта женщина умерла, хотя выглядела здоровее мамы. Мама сейчас на ИВЛ, но его грозят убрать, поскольку всем не хватает», — сообщила Жаннат.

На следующий день она написала, что ее мама умерла.

Остальной Казахстан

Чуть ли не каждый день в соцсетях рассказывают о каком-либо трагическом случае, связанном с COVID-19 или пневмонией. Начиная с середины июня в разных городах усиливают ограничения. К примеру, строгий карантин вернули в Карагандинской области. Это произошло после того, как там за сутки выявили 77 новых случаев заражения коронавирусом. Блокпосты были установлены на въездах в Жезказган, поселок Жарык Шетского района и Каркаралинский район. Также была ограничена работа общественного транспорта, такси, торговых домов и центров, рынков и госорганов. Ночью людям запретили передвигаться на личном транспорте, а лицам старше 65 лет рекомендовали воздержаться от посещения общественных мест.

Коронавирус также разбушевался в Павлодарской области. 20-21 июня в Павлодаре и Экибастузе приостановили деятельность торгово-развлекательных центров, торговых домов, сетевых магазинов, рынков. Запретили работу салонов красоты, парикмахерских, СТО, шиномонтажных мастерских, автомоек.

Были закрыты парки, скверы, набережные и пляжи.

Карантинные меры усилили в Северо-Казахстанской, Восточно-Казахстанской, Мангистауской, Атырауской, Западно-Казахстанской, Туркестанской и Алма-Атинской областях. А на выездах из Кокшетау и Степногорска (Акмолинская область) установили блокпосты. Жителям запретили выходить на улицу после 22 часов.

В Костанайской области с 27 по 28 июня анонсировали режим локдауна (запрет свободного входа или выхода из определенной зоны в связи с чрезвычайной ситуацией) в пяти городах: Костанае, Рудном, Житикаре, Аркалыке, Тобыле.

Как быть дальше?

Ситуация с коронавирусом в Казахстане к концу июня полностью вышла из-под контроля Минздрава, убежден врач Каиргали Конеев. «Сотрудники Минздрава сейчас на домашнем режиме, то есть министерство работает удаленно, и рядовые врачи представлены сами себе. Нет координации и четкого управления», — утверждает медик.

Конеев не согласен с заявлениями властей о том, что в ухудшении эпидемиологической ситуации виновато население. «Винить народ нельзя. Если с момента введения режима ЧП локализовали бы инфекцию, то не так много обследований и времени потребовалось бы. Этого не было сделано. Где результаты санитарно-просветительской работы Минздрава, если она была? Президент поручал министру Биртанову (он был отправлен в отставку по собственной просьбе 25 июня. — Прим. «Ферганы»), чтобы наладили раздачу масок бесплатно, чтобы в супермаркетах раздавали бесплатно. Где эта работа? Не в каждой аптеке даже за деньги купишь маски, ведь иногда поставляются с перебоями. В итоге нет масок, лекарств, тестов не хватает, а люди сами виноваты», — отмечает Конеев.

Собеседник «Ферганы» считает, что повторно вводить жесткий карантин неэффективно. «Сейчас, когда ситуация уже вышла из-под контроля, КВИ внедрилась, мне кажется, чуть ли не в каждую семью, где хотя бы один человек бессимптомно переболел, карантин не даст желаемого эффекта, сделает хуже экономику. Нам нужен умный карантин, точечно блокировать коллективы, где происходит вспышка. Для этого нужна качественная и оперативная диагностика. Но наши санитарные службы ослепли, не могут действовать в правильном направлении из-за нехватки тест-систем.

Можно перенять опыт Чехии, когда в апреле там провели колоссальное исследование населения и обнаружили, что больше 60% жителей имеют антитела. Это указывало на то, что население Чехии переболело. Нужно сделать такое же исследование, обследовать каждый район города, и там, где высокий уровень антител, вырабатывается коллективный иммунитет. А там, где уровень антител невысок, проводить противоэпидемиологические мероприятия, чтобы остановить распространение инфекции», — предлагает медик.

Однако, продолжает он, на массовое тестирование пока не могут пойти, поскольку упущен момент по оснащению тест-системами. «Мы видим, что элементарно не хватает тест-систем для диагностики, не хватает коек. Получилось так, что одним частным фирмам разрешали (тестировать на КВИ), другим — нет, что выглядит как лоббирование. Малое число лабораторий создало ажиотаж и угрозу заражений. И люди, пытаясь сдать анализ, между собой и заражаются, то есть нет организованности. Все это привело к коллапсу системы здравоохранения. И выход пока неочевиден», — заключает эксперт.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/119539/

01.07.2020 09:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Гуласал Садырбаева

Садырбаева Гуласал

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
117

возможных очагов межнациональных конфликтов насчитывается в Кыргызстане

«

Декабрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31