90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстанский сенат: противоестественный отбор и 49 оттенков серого

13.08.2020 10:00

Политика

Казахстанский сенат: противоестественный отбор и 49 оттенков серого

Сегодня в Казахстане проходят выборы в верхнюю палату парламента. По традиции за кандидатов голосуют выборщики – депутаты маслихатов. Население же, интересы которого вроде бы должны представлять и защищать сенаторы (а их у нас 49), полностью выключено из данного процесса. Ему отведена роль молчаливого и стороннего наблюдателя.

В таких условиях говорить о доверии казахстанцев к этому институту уже давно не приходится. В глазах рядовых обывателей сенат в лучшем случае воспринимается как площадка для трудоустройства периферийных политических фигур, в худшем – скопищем нахлебников, сидящих на народной шее, которых этот самый народ видит разве что с экранов плазменных телевизоров, установленных в их кабинетах.  

Зачем нам нужны такие депутаты сената и сенат вообще? Эти вопросы перманентно задаются на самых разных уровнях уже с добрый десяток лет. И дело тут, конечно, заключается не только в том, что касается отстаивания в законодательном органе интересов населения. Сенат явно не справляется и с остальными своими функциями.

Как политический орган, представляющий разные регионы страны с их реальными запросами и нуждами, он тоже выглядит, мягко говоря, неубедительно. На памяти только единичные случаи за всю историю деятельности сената, когда его депутаты хотя бы мимоходом отчитывались о том, что конкретно они сделали в интересах тех областей и городов, которые их делегировали. Зачастую же на эти интересы они, перебравшись в центр, откровенно плюют. И примеров тому немало.

Жители регионов регулярно обращаются к своим депутатам с просьбами подсобить в строительстве очистных сооружений, дорог, обеспечении населенных пунктов качественной питьевой водой, но просьбы эти большинством сенаторов игнорируются, и даже оформить поступившие в их адрес мольбы в ни к чему не обязывающие депутатские запросы, они, увы, не решаются. 

Плохо справляются эти «избранники» и с остальными своими задачами. Вступать в конфронтацию с правительством, которое является основным разработчиком законопроектов, сенаторам опять же не с руки. Не под силу им и поддерживать баланс сил и интересов внутри самого парламента, играя роль надежного «старшего брата» для мажилисменов. Да и не нуждается мажилис в подобного рода поддержке. Вотум недоверия правительству наши депутаты если и объявляют, то только понарошку – и точно так же для проформы требуют отставки отдельных его членов.

Что же касается импичмента, который могла бы учинить нижняя палата и который сенаторы должны либо поддержать, либо отклонить, погасив накал страстей, то он в наших политических реалиях, даже несмотря на признаки наступившей «оттепели», по-прежнему из области фантастики. Вот и получается, что фактически сенат предоставлен сам себе. Вроде бы ни от кого не зависит, но и от него никто и ничто не зависят. И потому ничуть неудивительно, что его обитатели в моменты между перевыборами успевают издавать книги собственного сочинения, читать лекции о нашем светлом и великом будущем.

Даже наличие в верхней палате реальных, состоявшихся политиков особой роли не играет. Они годами находятся внутри системы, «в обойме», а значит, вынуждены подчиняться существующим правилам игры. Если бы они не вписывались в довольно бесхитростные, но все же обязательные критерии, которые негласно устанавливаются при их отборе (наличие жесткой самоцензуры и готовность к безоговорочному подчинению), то им бы давно перекрыли кислород.

Сегодня, когда общественный запрос на перемены, в том числе и такие, которые должны привести к повышению эффективности всех ветвей власти, буквально зашкаливает, выборы сенаторов в их нынешнем виде выглядят рудиментом и атавизмом. Впрочем, не будем бросаться громкими словами и предоставим слово экспертам, у которых мы поинтересовались, насколько целесообразно сохранение нынешней системы избрания депутатов верхней палаты.  

Исатай Утепов, общественное объединение «Абырой»: «Такие выборы вызывают рвотный рефлекс»

- Любые выборы в Казахстане, будь то президентские или парламентские, лично у меня вызывают рвотный рефлекс. Да что там говорить о выборах государственного масштаба, если нам не дают возможность войти даже в составы общественных советов областей, которые были созданы указом президента, если не ошибаюсь, в 2015 году.

От выборов в сенат большинство населения ничего хорошего не ждет, причем уже давно. Этот процесс давно превратился в некий обряд инициации только для членов своей секты. И тем более никакой речи не может идти о каких-то достойных кандидатах. Последние изменения, внесенные в выборное законодательство, наглухо запечатали вход в законодательную власть для истинных выходцев из народа. Нелишним тут будет напомнить, что важнейшие изменения в законах были сделаны в период ЧП и карантина, вызванных пандемией, и активная часть общества была просто выключена из этого процесса.

Согласно закону, сенаторы у нас избираются косвенным голосованием через маслихаты. А это значит, что в верхнюю палату парламента и мышь не проскочит. Естественно, такую многоступенчатую систему надо убрать, признав ее антинародной. И хватит уже заниматься исключительно косметическим ремонтом фасада выборного процесса. Просто глупо каждый раз менять один или несколько кирпичиков в ситуации, когда фундамент здания треснул и уходит под землю. Нужны радикальные изменения во всей политической системе, начиная с самого верха, президента, и заканчивая акимами аулов.

Даная Калиева, гражданский активист: «Это клуб по интересам, и интересы эти явно не народные»

- На мой взгляд, сенат – рудиментарный орган. Нам вполне достаточно иметь однопалатный парламент, а функции, которые сегодня выполняет верхняя палата, есть не что иное, как дублирование функций мажилиса и президента. А в некоторых вопросах (например, дача согласия на назначение президентом председателя Национального банка, генерального прокурора и председателя КНБ) сенат и вовсе занимается лишним и никому не нужным посредничеством.

Что касается нынешних выборов, то, как и ожидалось, были выдвинуты мало кому известные кандидаты. Фактически это «серые личности», хотя они, конечно, могут и не согласиться с такой формулировкой. Сама же система их избрания настолько «мутная», что может сложиться впечатление, будто это не что иное, как клуб по интересам, и эти интересы явно не народные.

Если не упразднять сенат (а упразднение, на мой взгляд, было бы наилучшим вариантом), то необходимо изменить хотя бы систему избрания его депутатов. Почти половина сенаторов назначается президентом. А за президента, извините, не все голосовали. Тут явно не просматриваются народные интересы. Народ даже в маслихаты не может выдвигаться – и это право у нас отняли. Что уж говорить про парламент?

Кандидаты, выдвинутые от областей и городов республиканского значения, не то что не пользуются доверием – о большинстве из них никто даже не слышал. Зачем они тогда? Никто из якобы народных избранников и никогда не отчитывается перед своим электоратом – просто потому, что нет его, этого электората. Сами друг друга выдвигают, выбирают, назначают. Такой вот своеобразный политический междусобойчик, причем чрезмерно затянувшийся.

Галым Агелеуов, президент общественного фонда Liberty: «Нужно прекращать «продажу» депутатских мандатов»

- Все, что рождает номенклатура, исходя из принципа личной преданности, нежизнеспособно. А именно правящей псевдоэлите люди, стремящиеся попасть в сенат, обязаны статусом депутата. И когда все имеет цену, то можно измерить и то, какой ценой эти люди туда попадают.

Думаю, не буду оригинальным, если скажу, что нынешняя система прохождения в верхнюю палату парламента должна быть отвергнута. При авторитарном режиме невозможно быть независимым от власти. Это во-первых. Во-вторых, никакого отношения к проблемам, нуждам, чаяниям жителей своих регионов сегодняшние кандидаты в депутаты сената не имеют. Народ их не выбирает. Все выборные институты в стране находятся в руках правящей номенклатуры. Словом, замкнутый круг. И его не разорвать до тех пор, пока голосование не будет прямым, всенародным. Это касается и выборов в маслихаты, в мажилис, которые должны проводиться по одномандатным округам. Нельзя партии, превращенные в маленькие клубы, допускать к участию в распиле бюджета и подготовке законопроектов - они никого не представляют.

Необходимо организовать нормальную систему местного самоуправления с понятным всем постатейным наполнением бюджета. Нужно делегировать таким органам властные полномочия от акиматов. Это будет способствовать появлению в органах местного самоуправления политического слоя гражданских лидеров. Одновременно нужно сокращать функции акиматов. Нельзя отвечать за все и при этом ни за что не отвечать. Назначения сверху можно оставить только на уровне областных акимов. Но не президентом, а премьер-министром, который отвечает за выполнение программ развития страны.

Нынешние сенаторы ничем не заслужили того, чтобы этот институт продолжал существовать в своем нынешнем виде. А выборы по партийным спискам будут актуальными только в случае свободной регистрации политических партий.

Прохождение в сенат давно рассматривается как возможность получить привилегии, что в конечном итоге ведет к банальной продаже депутатских мандатов. А пользы от верхней палаты, по сути, никакой. Тем более если учесть, что и маслихаты, избирающие сенаторов, с их системой формирования вырождаются. Все это на фоне «мертвых» местных органов госуправления ведет к смерти всей нынешней системы выборов.

Айгуль Омарова, политолог: «Нужно менять Конституцию»

- Насколько я знаю, всего было зарегистрировано 58 кандидатов в сенаторы. Однако 12 из них буквально на днях «взяли самоотвод». Таким образом, в избирательных бюллетенях останутся 46 фамилий. Из тех, кто внесен в списки, лишь четверо являются действующими сенаторами (срок их полномочий скоро истечет). И я могу сказать только об одном из них. Это Али Бектаев – руководитель партии «Ауыл». Хотя сама партия почти никак не проявляет себя на политической авансцене, сам Али Бектаев, на мой взгляд, достоин занять кресло депутата верхней палаты парламента. Он ответственный, одновременно и креативный, и исполнительный. Говорю это как человек, учившийся с ним. Несмотря на то, что мы не виделись уже много лет, смею думать, что свои человеческие качества он не растерял. О других ничего сказать не могу. Единственное, что радует – увеличение количества женщин среди кандидатов.

Что касается необходимости изменений в системе выборов в сенат и работы этого института вообще, то вопрос этот весьма уместен. Во-первых, вызывает большие сомнения само существование верхней палаты парламента в унитарном государстве. Во-вторых, сомнительным выглядит и механизм отбора будущих сенаторов. Население, его мнение априори исключены из этого процесса. Однако они и не будут учитываться до тех пор, пока коренным образом не изменится все выборное законодательство, а не только та его часть, которая касается избрания в сенат. Но для этого необходимо менять Конституцию страны.

Как стоило бы реформировать избирательную систему? Во-первых, следует подумать о формировании избирательных комиссий таким образом, чтобы не было оснований для обвинений в фальсификации итогов выборов. Иными словами, только присутствия наблюдателей на избирательных участках недостаточно – нужно, чтобы общество в лице всех без исключения политических партий, зарегистрированных в стране, принимало участие в формировании избиркомов и контролировало их работу. Затем надлежит изменить систему выборов в маслихаты. Сегодня избиратели толком не знают, кто в них заседает и вообще зачем они нужны. Маслихаты должны обосновывать повестку дня, которую предстоит воплотить в законопроектах.

Если этого не будет, то ни от сената, ни от маслихатов, да и вообще от всех выборных органов толку мы так и не дождемся.

Тогжан Кожалиева, инициатор создания партии HAQ: «Сенат - лобби политических и бизнес-интересов олигополии»

- Как вы знаете, сенаторов избирают маслихаты, которые теперь будут формироваться по партийным спискам. То есть, точно так же, как и мажилис. А значит, по сути, формирование обеих палат парламента будет осуществляться исключительно на партийной основе. Соответственно и там, и там депутаты будут полностью зависеть от воли руководителей партий. Иначе говоря, сенат становится таким же ручным.  

Сегодня, в условиях, когда итоги выборов систематически фальсифицируются, ни одни из этих органов представительной власти никак не выражает волю народа – они являются лобби политических и бизнес-интересов олигополии. Поэтому большинство казахстанцев не питает никаких иллюзий ни в отношении сената, ни в отношении мажилиса с маслихатами.

Кто избирается в сенат? Кто эти люди? Практически не известные стране личности. Чем они заслужили право представлять свои регионы и их население? Что ими движет в желании стать сенаторами? Нам об этом ничего не известно.

Каким должен быть сенат? И должен ли он быть вообще? При нынешней системе избрания его депутатов этот институт не нужен, поскольку по сути своей он дублирует мажилис. Сегодня у сенаторов нет никакого авторитета ни во власти, ни среди народа. Если верхняя палата и должна существовать, то только при условии, что она на сто процентов будет избираться по мажоритарной системе на открытых и свободных выборах с участием в голосовании всего населения каждого из регионов. Только тогда у сенаторов будет настоящий авторитет, только тогда у них появится ответственность перед жителями территорий, которые их делегировали.  

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

13.08.2020 10:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Абдулатип Маматасанович Режавалиев

Режавалиев Абдулатип Маматасанович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
90%

казахстанских водителей давали взятки сотрудникам ГАИ

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Сентябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30