90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Будущее радикальных групп в Афганистане в условиях межафганского мирного процесса

07.09.2020 11:00

Безопасность

Будущее радикальных групп в Афганистане в условиях межафганского мирного процесса

В данной статье таджикистанские политологи Махмуд Гиёсов и Шерали Ризоён раскрывают позиции противоборствующих сторон в Афганистане в отношении мирного процесса. Для государств Центральной Азии одним из важнейших вопросов в этом процессе является будущее иностранных террористических групп, в рядах которых воюют граждане стран постсоветского пространства. - рассказывает Cabar.asia

Нынешнее военно-политическое положение Афганистана после 2014 года имеет устойчивый кризисный характер. В этом периоде было зафиксировано увеличение боевых столкновений, в том числе терактов со стороны вооруженной оппозиции, что привело к значительным человеческим потерям. После подписания мирного соглашения между США и Талибаном 29 февраля 2020 года в Катаре, террористические атаки по-прежнему ведутся, и наблюдается увеличение их количества. Подобную ситуация можно объяснить желанием оппозиции иметь более устойчивую позицию и влияние на предстоящих переговорах, где будут вестись «торги» за раздел политической власти.

Позиции противоборствующих сторон в отношении мирного переговорного процесса

Сложность и многогранность достижения «всеми уважаемого и устойчивого мира» [sulhe boizzat va poydor] в Афганистане обосновывается тем, что в этой стране переплетены интересы и стратегии глобальных и региональных держав. Неоднородность интересов внутренних игроков также усугубляет ситуацию. Для раскрытия этой ситуации необходимо рассмотреть позиции сторон по отдельности:

Позиция центрального правительства Афганистана

Власть в Афганистане в лице президента Ашрафа Гани и председателя Высшего совета мира Абдулло Абдулло в своих выступлениях и интервью отмечает приверженность в проведении мирных переговоров с движением Талибан. Правительство Афганистана провело ряд конференций и заседаний в режиме онлайн по теме достижения всеобщего мира в стране, и этот фактор показывает их готовность для начала межафганских переговоров.

Однако в последние месяцы из-за различных причин противоборствующие стороны не были вместе за столом открытых переговоров, так как центральное правительство, как и Талибан, маневрировало фактором освобождения пленников.

Давление внешних игроков, прежде всего США на правительство Афганистана за последние месяцы усилилось, и оно не позволило президенту Гани использовать в переговорах фактор неосвобожденных заключенных – сторонников Талибан (их оставалось 400 человек из пяти тысяч).

Поэтому Гани увидел легкий путь решения проблемы в созыве Консультативной Лойи Джирги (пушту لويه جرګه‎ «большой совет» – прим.ред). Участники совещательного института дали согласие на освобождения 400 сторонников Талибан (обвиняемые в невоенных преступлениях). Президент Гани основываясь на решении народных представителей, подписал указ об освобождении сторонников Талибан без ущерба к собственным интересам и политическому имиджу.

Таким образом, действия центрального правительства оставили без аргумента движение Талибан о нежелании начать межафганские переговоры. В последние месяцы талибы требовали освободить все пять тысяч сторонников из мест лишения свободы и фактор неосвобожденных 400 заключенных использовался для того, чтобы не начинать переговоры. Нынешняя ситуация не оставила сторонам причины для откладывания переговоров.

Позиция Талибан в отношении мирного процесса

Представители политического руководства Талибан, которые подписали мирное соглашение с США объявили приверженность к началу мирных переговоров с правительством Афганистана. Реальность такова, что политическая элита талибов со своей стороны при всем своем желании не могут сократить до минимума атаки и насилие. Талибан разношёрстная группа и существует множество причин, исходя из которых ведутся нападения в отношении армии и мирного населения. Одним из ключевых факторов является то условие, что боевики Талибан в провинциях и в отдельных городах имеют большие полномочия и не управляются из одного центра.

Другим фактором выступает финансово-экономический фактор, наличие оружия и боеприпасов в их руках: контрабанда наркотиков, драгоценных камней, ценных материалов, а также собираемых налогов и сборов покрывают финансовые потребности движения. По различным оценкам финансовая выгода талибов в год составляет от 500 млн. до $1,5 млрд. Согласно официальным заявлениям правительства Афганистана, сообщениям внутренних и зарубежных СМИ, серьёзную финансовую и иную поддержу талибам в большей степени оказывает Пакистан и Иран, что также играет важную роль.

Несмотря на освобождение пяти тысяч заключенных-сторонников Талибан со стороны правительства, продолжается ожесточённая борьба в этой стране, и погибают военные и мирные жители. Данная ситуация наводит на мысль, что в ближайшем будущем достижения стабилизации положения и минимизация боевых действий в Афганистане остается невыполнимой задачей.

Позиция влиятельных лиц и политической элиты Афганистана

Представители элиты и влиятельные лица Афганистана как: Хамид Карзай – экс-президент, Юнус Конуни – экс-председатель парламента и вице-президент, Абдураб Расули Сайёф – один из влиятельных лиц эпохи джихада и руководитель партии Исламкого союза (сегодня зарегистрирована под именем «Зов Ислама»), Исмаилхан – экс-министр и один из влиятельных лиц западной части страны, и другие поддерживают переговоры и мирный процесс в Афганистане. Данная элитарная группа хотят поддержать мирный процесс в Афганистане, чтобы сохранить свое влияние на будущее военно-политическое положения страны.

Влиятельные политические партии Афганистана как «Исламское общества Афганистана» (вне зависимости от последних разногласий, которое произошло между лидерами этой партии), Исламская партия Хикматяра, «Партия исламского единства» (влиятельная партия хазарийцев), Исламское движение Дустума и другие при наличии своих представителей в переговорах также поддерживают мирный процесс. Представители этих партий уже включены в делегацию по мирным переговорам со стороны правительства Афганистана. Так, сыновья Ато Мухаммад Нура, Абдурашида Дустума и других, делегированы в качестве участников в предстоящих переговорах.

Позиция иностранных вооруженных групп и боевиков, находящихся в Афганистане

Большинство иностранных вооружённых групп начиная от Аль-Каиды до боевиков Исламского Движения Узбекистана (ИДУ) имели тесные контакты и зачастую сотрудничали с Талибаном, как во время их правления, так период их сопротивления западным силам и армии Афганистана.

Эти группы ни при каких условиях не желают и не будут сторонниками восстановления устойчивого мира и стабильности в Афганистане, поскольку это угрожает их господству и физической безопасности. В данном случае, можно предположить, что иностранные вооружённые группы постараются наладить еще тесные связи с боевым крылом талибов, с их военной элитой с целью поддержки недовольных вооруженных боевиков для недопущения всеобщего мира в Афганистане, и будут создавать всяческие преграды для торможения межафганского переговорного процесса.

Основным ожиданием данных групп является воссоздание природы власти, которая была в 1996-2001 годах, т.е. полное узурпация власти, формирование государства по религиозным канонам. В этом ключе террористическая организация «Котиботи тавhид ва jиhод» (Единобожие и джихад) – одно из ветвей ИДУ, в том числе «Катибат аль-Имам Бухари» и «Союз исламского джихада» (обе также входят в ИДУ) после соглашения Талибан с США восприняли этот факт как победу Талибан и посредством своего Telegram-канала начали угрожать странам Центральной Азии.

Позиция внешних вовлеченных государств в проблему Афганистана

За последние 19 лет различные страны в открытой и закрытой форме «внесли свой вклад» в урегулировании или провоцировании проблем Афганистана. Такие государства как: США, Россия, Пакистан, Иран, европейские страны, Индия, Китай, арабские государства Персидского Залива, Турция и в меньшей степени государства Центральной Азии по уровню влияния и вовлечения за последние два десятилетия исходя из собственных стратегических интересов принимали участие в афганском кризисе. Бесспорно, ключевым государством в урегулировании афганской проблемы выступает США, которые сегодня направили все силы на то, чтобы в этой стране воцарился хрупкий мир и относительная стабильность.

Согласно подписанному соглашению с Талибаном, США вывели из Афганистана на первом этапе пять своих баз и 3400 военнослужащих из 12 тысячных сил, и до мая 2021 года должны полностью завершить вывод своих войск. США до полного вывода своих вооруженных сил должны педалировать начала мирного переговорного процесса в Афганистане и достичь условного мира между ними, так как от этого фактора зависит международный имидж этой державы. Сегодня уже известно, что соглашение о постоянном мире в Афганистане и вывод войск США их этой страны будет использована президентом Трампом в предстоящих выборах.

Другие глобальные и региональные державы для достижения мира также хотят внести свою лепту, и сегодня наблюдается параллельное функционирование различных форматов по запуску мирных переговоров в Афганистане, что требует отдельного рассмотрения. В целом, успешность и эффективность мирных переговоров и межафганского диалога по достижению устойчивой стабильности зависит от его соседей в большей степени – Пакистана и Ирана, и фактор этих стран нельзя исключать и занижать.

Существует риск того, что если предпринимаемые международным сообществом меры не принесут нужных результатов, то Афганистан может попасть под влияние Пакистана и Ирана. Вне зависимости от того, что обе эти страны имеют серьёзные внутренние и международные проблемы, но в решении афганского кризиса не хотят выступать в качестве наблюдателя. Анализ показывает, что учет позиции Пакистана и Ирана в будущих процессах Афганистана является залогом успешности переговорного процесса и устойчивости вероятных договорённостей.

Что ожидается для иностранных вооруженных групп в нынешних условиях?

Опыт гражданской войны в Афганистане показывает, что существует очень малый процент успешности переговоров и эффективности межафганского диалога всех сил по достижению устойчивого мира. Поскольку, как говорилось ранее, в этой стране переплетены интересы, стратегии и ожидания (порой противоположные друг другу) разных глобальных и региональных держав.

Тем не менее ряд экспертов и политологов в Кабуле позитивно относятся этому процессу и пишут о вероятном успехе переговоров. Вне зависимости от их оценки, сегодня запущена машина всеобщего межафганского диалога для достижения мира, и такие факты как: мирное соглашения между США и Талибаном, освобождение их сторонников из тюрем, взаимный обмен пленными можно назвать беспрецедентными за 40 лет гражданской войны.

Анализ показывает, что достижение устойчивого мира затруднено из-за разногласий вовлеченных стран и диаметрально-противоположного характера интересов США, Пакистана, Ирана, России и др. Вероятно в Афганистане будет сформировано правительство как в Ираке, и в окраинах страны будут активны террористические группы, которые местами будут вести вооруженную борьбу с официальным Кабулом.

Для государств Центральной Азии одним из важнейших вопросов, связанных с мирным переговорным процессом в Афганистане, является будущее иностранных террористических групп в рядах которых воюют граждане стран постсоветского пространства. Экстремистские группировки центрально-азиатского происхождения, такие как ИДУ, Ансоруллах и др. в прошедшем десятилетии несколько раз пытались дестабилизировать Центральную Азию.

Однако в силу отсутствия необходимого количества сторонников среди населения и боеспособности силовых структур стран региона их планы не были реализованы. Другим немаловажным фактором является то обстоятельство, что боевые операции США и НАТО против Талибов в Афганистане содействовали уменьшению влияния экстремистских групп центрально-азиатского происхождения.

Иностранные вооруженные движение и организации постараются сыграть на недовольстве и направят все свои силы на создание преград для начала и в целом результативности межафганского переговорного процесса по достижению мира. Понятно, что сторонники Аль-Каиды, ИГИЛ и других иностранных террористических организаций будут не допущены мирному процессу, что вызовет их серьёзную озабоченность. Поскольку мир в Афганистане естественным образом отразится на них и уменьшить пространство для их деятельности. Для них существует три возможных варианта:

  1. До последнего боевика продолжать противостояния, что равноценно их физическому уничтожению;
  2. Полностью сдастся властям и ожидать справедливого суда;
  3. Перебраться в другие конфликтогенные регионы или зоны с постоянной нестабильностью, либо на север Африки, Сомали и Йемен. Далее раскроем все эти приведенные варианты, как сценарии развития событий.

Сегодня мы становимся свидетелем трансформации места и положения движения Талибан. Факт мирного соглашения с ними со стороны США, их приглашение на различные форматы по мирному урегулированию ситуации в Афганистане, неофициальные контакты официального Кабула с ними позволяет говорить о том, что сегодня Талибан модифицируется и они начинают выступать как «властообразующий фактор» (Талибан считают себя победителями 19 летней войны, с честью и неким давлением на центральное правительство готовятся участвовать в межафганском мирном процессе).

Сегодня бесспорно, что в будущем правительстве Афганистана будут представлены сторонники или представители Талибана. Они сыграют немаловажную роль в дальнейшей трансформации политических процессов Афганистана. Этот фактор удваивает ответственность Талибана как среди своих сторонников, так и для международного сообщества.

Сценарий будущего иностранных боевых групп

Таким образом, на основе проведенного анализа можно спрогнозировать такие возможные сценарии касательно будущего иностранных боевиков в Афганистане, в особенности центрально-азиатского происхождения в ближайшей перспективе:

Сохранение текущего положения: устойчивая неустойчивость. Реальный запуск мирного переговорного процесса в Афганистане будет невозможным из-за переплетения интересов и стратегий разных вовлеченных стран, соседей, а также из-за отсутствия единства политической и интеллектуальной элиты этой страны. Существенным внутренним фактором выступает не сформированность рациональной и устойчивой политической культуры среди элитарных групп. Поэтому политические процессы в Афганистане остаются трудно прогнозируемыми. В этих условиях, организации и движения экстремистов центрально-азиатского происхождения будут вести свою деятельность под патронажем Талибана, и тем самым очень трудно спрогнозировать их действия или предпринимаемые шаги на ближайшую перспективу.

Успешность мирных переговоров и совместная борьба правительственных сил, и Талибан с иностранными группами. В условиях успешности мирных переговоров в Афганистане и компромисса элитарных групп по разделению власти может поспособствовать реализации такого сценария, когда для обеих сторон нахождение иностранных вооруженных формирований будет нежелательным. Они станут «разменной монетой», и для того, чтобы показать, что в дестабилизации Афганистана все-таки ответственными выступали/ют иностранные вооруженные формирования, будет проведена совместная операция для их полной ликвидации.

Конечно, данный сценарий маловероятен, но может изменить имидж Талибан как для местного, так и для международного сообщества. С другой стороны, официальная власть в Кабуле получить серьёзную возможность показать свою договороспособность по дальнейшему модерированию политических процессов. Талибан закрепят под собой феномен «властообразующего фактора».

Коридор для иностранных боевиков как условия формирования хрупкого мира. Данный сценарий можно назвать другой стороной второго варианта развития событий, и возможна только при условии, когда будут представлены Талибану и официальному Кабулу ими же самыми и внешними вовлеченными странами серьезные гарантии того, что только они будут участвовать в политическом управлении страны. В этих условиях предполагаемым вариантом может выступать переброска иностранных боевиков на север Африки, Сомали и Йемен. Но поскольку в соседних регионах Афганистана наблюдается начало жесткой конкуренции глобальных держав, то эти силы при должной военной и финансовой поддержки могут выступить в качестве инструмента дестабилизации.

В этом ключе можно рассматривать Центральную Азию как одну из зон переброски вооруженных экстремистских групп, но из-за малой геополитической ценности региона подобный вариант маловероятен. В целом, страны Центральной Азии не должны исключать этот сценарий и должны разработать превентивные меры, которыми выступают тесное сотрудничество специальных органов стран внутри региона, так и с силовыми структурами Афганистана. Только подобным образом можно уменьшить влияния и потенциальные угрозы террористических организаций с участием граждан региона на Центральною Азию в целом.

Существует также возможность использование иностранных террористических организаций для противодействия китайскому влиянию, путем переброски этих групп через узкий перешеек Ваханского коридора в СУАР. Сегодня китайская инициатива «Один пояс – один путь» вызывает обеспокоенность геополитических противников этой страны и некоторые контуры такой реакции мы наблюдаем в информационном пространстве посредством публикации аналитических и информационных материалов.

Новый формат китайской политики в отношении стран региона в формате «Центральная Азия – КНР», первое министерское заседание которого прошла 16 июля 2020 года может также традиционно охватить вопросы обеспечения региональной безопасности и совместного противостояния экстремизму, терроризму и сепаратизму.

В целом, приведенные сценарии могут и не сбыться, и политические процессы в Афганистане по традиции будут развиваться вне всякого анализа и прогнозирования. Опыт подсказывает, что не стоит недооценивать фактор центрально-азиатских экстремистских групп и нужно быть готовым ко всем вариантам развития ситуации.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Хамидом Карзаем

07.09.2020 11:00

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
$1 миллиард

составил объем денежных переводов из России в Киргизию в 2012 году

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31