90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Стоит ли казахам брать пример у кыргызов?

21.10.2020 14:00

Политика

Стоит ли казахам брать пример у кыргызов?

Прошедшие в Кыргызстане парламентские выборы привлекли внимание только своими последствиями. Несмотря на обилие сообщений о событиях в Кыргызстане, они так и не восполнили информационный вакуум о том, что же там случилось на самом деле. Стоит ли казахам брать пример с «братьев-кыргызов» и в чем? На эту тему exclusive.kz поговорил с Нурулом Рахимбеком, специалистом по выборным технологиям, долгосрочным наблюдателем от ОБСЕ.

«Новый начальник»

- Нурул, чем прошедшая электоральная кампания отличалась от предыдущих и какие нарушения вами фиксировались?

– Я был долгосрочным наблюдателем и большую часть своей командировки провел в Оше – «южной столице» Кыргызстана. Заметил, что партии достаточно активно работали с электоратом, но методы у всех были разными. Как сегодня стало ясно, нынешняя ситуация разогрелась из-за конфликта между президентом Жээнбековым и олигархом Матраимовым. Это нечто похожее на противостояние Назарбаева и, скажем, Аблязова. Перед выборами Райымбек Матраимов решил ангажировать несколько партий. Не могу сказать, были ли они созданы специально под эту электоральную кампанию, но это достаточно молодые политические образования.

Было много версий насчет подкупа избирателей, но документально это подтвердить невозможно, несмотря на то, что многие были тому свидетелями. Кроме этого, на автобусах привозили «не местных» – использовали справку «Форму-2», которая дает возможность зарегистрироваться в любом месте, и там же проголосовать.

- Это что-то вроде открепительного талона, когда ты прописан в одном месте, а голосуешь в другом?

– Примерно так. Временная прописка позволяет голосовать по любому адресу. Поэтому людей возили из одного региона в другой, регистрировали и люди отдавали голоса за какого-то определенного кандидата. Таким образом, использовались не только административный ресурс, но значительные ресурсы, что вызывало оправданное возмущение у оппонентов. Когда Жээнбеков стал побеждать, определенные силы заявили о своем несогласии с этим начались митинги. Вы помните, как они собрались на площади, освободили Атамбаева. Кстати, он занял интересную позицию – на площадь он сразу не пошел, а появился там позже, когда марш перерос в большой митинг. Были там и пресловутые «титушки», начавшие кидать камни в выступающих политиков и даже стрелять в того же Атамбаева.

Все это говорит о разнообразии сил и слабой вертикали власти. В Казахстане любой митинг нейтрализовали бы еще до его проведения, что показывает сильную вертикаль власти. Или, например, в том же Оше, где я долгое время находился, городской кенеш (маслихат) выразил вотум недоверия новой власти, но потом опять сам же его отменил. И подобных примеров только за последние пару недель можно привести множество. Коротко говоря, власть настолько слаба, что практически любой, при достаточной организации и создании группы поддержки, может взять эту власть, просто ворвавшись в офис и заявив, что он здесь новый начальник.

Поэтому, на самом деле граждане опять не приняли активного участия во всех проходивших в стране событиях. Да, были создана видимость массовости, и даже ее силы, но, на мой взгляд, это не было народным движением или восстанием. Другими словами, это не была позиция гражданского общества, а просто массы людей. Да, были партии, которые создавались на взносы методом краудфандинга гранты, как, например, «Реформа», но они не набрали достаточное количество голосов.

Без участия граждан

- Какие, кроме подкупа, нарушения были зафиксированы?

– Здесь нужно подойти структурно, разделив нарушения и недочеты по категориям. Если говорить об администрировании выборов, то, по моей оценке, была проведена недостаточная работа по обучению членов комиссий разных уровней, хотя ООН выделила на это немало средств. Нужно отметить, что система электронного голосования, действующая в Кыргызстане, достаточно хорошая, но оказалось, ею тоже можно управлять. Как можно было обмануть эту хорошую систему? Например, по приходу в избирательный участок, тебе выдают чек, на котором указано время, а потом ты сразу идешь к избирательной урне, которая тоже фиксирует время голосования. То есть, можно высчитать, кто за кого отдал свой голос, и тем самым теоретически нарушается тайна голосования.

Кроме этого, у урн стоял некий контролер, который смотрел, как голосуют избиратели. Дело в том, что для того, чтобы бюллетень засунуть в слот урны, его надо открыть, и этот контролер видит, где стоит «галочка». Было даже такое, что они, видя нужные отметки, показывали наблюдателям от пропрезидентской партии большой палец вверх. В общем, помимо подкупа избирателей, проводился контроль за тем, кто и как проголосует. Это два основных вида нарушений на прошедших выборах.

- Но ведь потом идет ручной пересчет бюллетеней, который может перепроверять итоги электронного голосования, как такового?

– Да, но нередко наблюдатели сидят на таком расстоянии, что часто практически ничего не видно. Кстати, на некоторых участках не соблюдались санитарные нормы, что очень важно сейчас, в период пандемии. Не исключено, что после выборов в Кыргызстане будет вспышка коронавируса. И это также информация к размышлению для Казахстана – стоит ли проводить электоральный сезон во время карантина? Это очень важный вопрос.

- Тем не менее, правда ли то, что фальсификации итогов выборов были сведены к минимуму? Не считая упомянутых вами покупки голосов и нарушения тайны голосования, были ли привычные нам «карусели», многочисленные вбросы бюллетеней, «правильный» подсчет в ЦИКе и так далее?

– Международные наблюдатели проделали очень большую работу. Нарушения, конечно, были, но не было наглой фальсификации итогов, как в Казахстане или Белоруссии, где наблюдателям показывают один протокол, а наверх сдают совершенно другой – я видел это в Минске на парламентских выборах 2019 года. В Кыргызстане не рисуют цифры, а пытаются повлиять на результат до самого дня голосования.

- И каково ваше резюме по этим выборам?

 – Скажу вам не как представитель ОБСЕ, а как специалист, имеющий практику во многих странах. Если коротко, то можно было бы провести эти выборы нормально. Внедренная в Кыргызстане система голосования хорошая, но она требует доработки. Обратил внимание и на то, как избиратели, наблюдатели и представители партий относятся к нарушениям. Многие о них говорили, но подача исков и доведение этого дела до суда – минимальная, очень низкий уровень жалоб. Это является показателем слабого уровня правовой культуры. Создалось впечатление, что кыргызы предпочитают не доказывать что-то в правовом порядке, а выходить на площадь. Поэтому я и говорю – жалко, что людей на площадь Ала-Тоо вывели не гражданские, а политические силы. Причем, силы эти разнообразные, противоречивые и изменчивые.

- Получается, на площадь Ала-Тоо вышли одни, «Белый дом» штурмовали другие, а сейчас дорвались до власти – третьи?

– Получается, так. Институт власти слабый. При этом, я не заметил, чтобы выборы, как инструмент гражданского самовыражения, были бы популярны в обществе. Как инструмент политический – да, но без хотя бы видимости попыток что-то доказать в правовом порядке. Я, по крайней мере, не встречал такого, чтобы кто-то, когда ему предлагали деньги за голос, возмутился, заявил «Я не продаю свой голос!», собрал бы вокруг себя единомышленников и вышел бы на протест. Такого не было, к сожалению. В общем, получается, кто больше ораву соберет, тот и победил.

Так, в свое время, и Атамбаев к власти пришел. Я был во многих странах наблюдателем за выборами, но такого нигде не видел. Даже, вот, не знаешь, как реагировать, когда в их Координационный совет предложили включить брата беглого Курманбека Бакиева. Вообще, думаю, что определенную роль в этом сыграла пандемия и карантинные ограничения – народ просто обеднел и решил «оторваться» на выборах в стремлении заработать, кто сколько сможет – и по деньгам, и по политическим дивидендам, и по должностям.

Электронизация автократии

- Уместно ли в этом плане сравнивать Кыргызстан с Казахстаном? Учитывая не только их опыт в революциях, но и разные системы правления (у них, все-таки, парламентско-президентская форма правления) и голосования.

– Скажем так. Сейчас международные организации, такие, как ОБСЕ, отходят четких стандартов. Они предпочитают говорить о «лучшей практике». И вот, исходя из этой лучшей практики, я думаю, что Кыргызстан действительно очень много шагов сделал для демократизации власти и выборного процесса. Но пока это носит сумбурный характер с низкой гражданской ответственностью. Люди по-прежнему отстранены от политических процессов, считая, что от их голоса ничего не зависит. Они даже не пытаются что-то сделать. Это большая разница между нашими странами и народами.

Я бы порекомендовал больше заниматься гражданским просвещением, причем, не только накануне или во время избирательной кампании, а постоянно – чтобы люди представляли, что из себя представляет власть, как она формируется, для чего нужны выборы и как важно ценить свой голос. Еще более важно, чтобы это стало государственной программой, но при этом – с широким участием общественности, чтобы повышать уровень правовой грамотности, вырабатывания институциональной памяти и так далее.

Коротко говоря, сами казахстанцы должны в этом процессе принимать непосредственное и самое активное участие, не оставляя это на откуп существующей власти или лидеров оппозиции. Потому что власть никогда сама не пойдет на это, так как знает, что может лишиться того, что имеет, а если она сейчас лишится всего этого, то уже никогда не вернет. Поэтому в Казахстане нужны широкомасштабные просветительские проекты, и пусть Запад будет готов оказать поддержку в этом в качестве модераторов и третьей стороны. Мы уже созрели для этого.

Пора признаться, что мы в большинстве своем даже не знаем, что такое хорошо и что такое плохо с точки зрения гражданской ответственности и выборного процесса. Пора строить страну, которую мы сами хотим, а не ту, которую нам подсовывают власти. В общем, нужно начинать уже сейчас и делать это с самопросвещения.

- Да, но это долгий процесс, который нужно было начинать еще вчера, а вот очередные внеочередные выборы у нас уже на носу. И есть версия, что они могут пройти по образу и подобию внутрипартийного отбора в «Нур-Отане» – оналйн-праймеризу. Как вы оцениваете стремление властей провести выборы через какую-либо электронную систему?

– Вообще, оцифровывать нужно демократию, а не автократию. Это основной постулат. Они, конечно же, будут уповать на ковид, показывать свои компьютеры и что-то еще, но понятно, что доверия от этого не вырастет. Наоборот. Уверен, что сейчас нет никакого повода к цифровизации выборов, а уже если к этому придет, то делать это надо прозрачно и с учетом опыта Кыргызстана – как их достижений, так и принимая во внимание проблемные моменты.

В любом случае, при онлайн вариенте необходимо параллельно вести и бумажный след – по количеству проголосовавших и результатам. Но по всем объективным показателям я бы не стал форсировать вопрос электронного голосования в Казахстане – его вполне можно провести вручную, классическим методом. Карантин и пандемия – это тоже не аргумент. У меня, как, наверное, и у многих других, онлайн-голосование вызывает серьезные сомнения.

Если у человека есть доступ в интернет, то у него есть и доступ к системе, а сказки про столько-то уровней защиты вызывают улыбку – если эту систему создал человек, то человек может ее и взломать, особенно, если у него есть ключи к этому. Опять-таки, если власти в качестве аргумента приводят эпидемиологическую ситуацию, то надо соблюдать все меры, чтобы после выборов нас не захлестнула волна заболевания.

- Но не лучше ли было бы просто отложить выборы – хотя бы до их законного срока, до марта следующего года? Или вы считаете, что они опять пройдут досрочно?

 – Я думаю, что они будут досрочными. Власть показывает, что желает поменять состав парламента и маслихатов. Все эти праймеризы являются доказательством того, что они не собираются откладывать выборы и провести их в срок. Даже если на немного, но их сдвинут. Все сейчас упирается в чисто технические проблемы. Ведь если они собираются форсировать электронное голосование, то нужно оснастить участки, провести какое-никакое обучение персонала.

Впрочем, если они собираются все сделать по-старому, не обращая внимание даже на формальности, то выборы могут пройти хоть сейчас. Поэтому, скорее всего, они будут внедрять полностью контролируемую систему голосования с минимальным участием наблюдателей. Но все это не должно быть поводом отстранения избирателей, граждан от выборного процесса. Наоборот, нужно сейчас вливаться и попытаться повлиять на него.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.exclusive.kz/expertiza/politika/121438/

Показать все новости с: Курманбеком Бакиевым

21.10.2020 14:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Акылбек Жусупович Эшимов

Эшимов Акылбек Жусупович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$3,65 млрд

государственный долг Кыргызстана на конец 2014 года

«

Декабрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31