90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстану грозят беспорядки по белорусскому сценарию

Казахстану грозят беспорядки по белорусскому сценарию

Казахстан готовится к парламентским выборам. После подсчета голосов возможны попытки устроить беспорядки по «белорусскому сценарию» - к подобному развитию событий активно готовятся и власть, и оппозиция, и даже иностранные игроки.

«Демократическая партия» Мамая начала антивыборные акции еще в ноябре, объявив голосование нечестным еще до начала избирательной кампании. Националисты обещали начать массовые выступления в день голосования 10 января, как это было после президентских выборов в Минске.

Власти Казахстана тоже не сидят сложа руки. СМИ сообщают о серии обысков и арестов радикальных оппозиционеров (преимущественно националистов) в Алматы, Шымкенте, Актау и других городах. Среди обвинений – призывы к захвату власти и членство в запрещенных организациях.

Сообщают также о волне проверок неправительственных организаций, финансируемых из США и причастных к беспорядкам после президентских выборов 2019 года («Еркиндик Канаты», «Бюро по правам человека» и проч.). Посольство Соединенных Штатов заявило протест, причем связало работу названных НПО с предстоящими парламентскими выборами.

Полицейские меры не всегда эффективны. В Белоруссии накануне выборов президента был арестован лидер неонацистского «Молодого фронта» Денис Урбанович, но это не помешало группировке сыграть ключевую роль в организации уличных столкновений в течение августа 2020 года.

Риски повторения белорусского сценария в Казахстане мы начали обсуждать еще в сентябре, а сейчас вернемся к этой теме на основе новых данных.

Российский фактор

В политической жизни Белоруссии и Казахстана равно большую роль играет «российский фактор», вопрос уровня и качества отношений с Россией, которые становится одним из маркеров оценки избирателями кандидатов. В обоих случаях власть реализует стратегический союз с Россией разной глубины, а оппозиция представлена антироссийской коалицией националистов-радикалов и проамериканских НПО. Сторонники отношений с Россией и евразийского интеграционного проекта традиционно считаются электоральной базой действующей власти.

Опрос фонда «Open Democracy» (США), проведенный в Казахстане 2020 году, выявил уровень поддержи стратегического союза с Россией в 74%. Аналогичный опрос МГИМО в Белоруссии (конец 2019), обнаружил пророссийские симпатии около 90% населения. Естественно, что такая большая социальная группа не может не оказывать влияния не электоральный баланс.

Но восприятие пророссийского большинства как «неотчуждаемого актива» играет злую шутку с политиками, который слишком часто идут на шаги, вызывающие беспокойство этого электората.

Лукашенко перед выборами заигрывал с прозападным электоратом, заявлял об уходе от «братских» отношений с Россией, называл Великую Отечественную «не нашей войной», наконец, делал резкие заявления на фоне ареста 33 российских граждан.

Маневры Лукашенко оказались неудачными - симпатий националистов, как показали протесты, президент не добился, при этом обеспечил рост недовольства пророссийского электората. Это привело к сильному падению рейтинга. Так что пришлось в итоге вернуться к пророссийской риторике и просить поддержки у Москвы.

Власти Казахстана не создают себе проблемы сами, если не считать скандалов с биолабораториями и поставками оружия в Турцию, но не справляются с внешними вызовами. Например, можно вспомнить о кампании против русского языка, которая уже привела к конфликтам на языковой почве и многих напугала.

Да, некоторые в республике считают, что любые шаги против русского языка получат поддержку казахского большинства.

Но на деле многие казахи-горожане владеют национальным языком далеко не идеально. Исследования показывают, что 10% этнических казахов общаются в семье преимущественно на русском, 40-50% часто используют русский в быту, а почти 80% не владеет профессиональной лексикой на национальном языке.

Естественно, эти люди могут бояться стать жертвой нападения на языковой почве, невовремя заговорив на русском, как это было с художницей Ташимовой, избитой в автобусе в Алматы. Напомню, суд признал виновной в случившемся саму Ташимову, вопреки приобщенной к делу видеозаписи нападения. Теперь пострадавшая получает угрозы, а многие в Казахстане сомневаются в собственной безопасности.

Кроме того, попытки чиновников замять скандалы вокруг национально-языковых конфликтов убеждают националистов в собственной силе и возможности запугать власть, а это провоцирует все более агрессивное поведение.

Игры с националистами

В Казахстане, как и в Белоруссии, антироссийских националистов долгое время воспринимали как «управляемых радикалов» и противовес пророссийскому большинству на случай трений с Москвой.

Многие открыто говорили о тайных контактах КГБ и белорусского «Молодого фронта» после 2017 года, когда спецслужбы, якобы, использовали националистов для организации антироссийских акций на фоне очередных споров вокруг цен на нефть и газ. Косвенно, эту информацию подтверждает отставка руководства белорусского КГБ в сентябре 2020-го после волны беспорядков, руководимых антироссийскими организациями в республике.

В Казахстане также идет заигрывание с националистами. Один из лидеров «Жана Казахстан» Айдос Сарым был советником министра общественного развития, а сейчас вошел в партийных список «Нур Отан».

Он также входил в общественный совет при президенте (НСОД) вместе с Айман Умаровой, получающей деньги из США и участвующей в антикитайской информационной кампании, курируемой Госдепом.

В НСОД были приглашены даже лидеры группировок «Оян, Казахстан» и «Республика». Причем сообщают о сотрудничестве с ними некоторых представителей казахского олигархата.  

В связи с приближением выборов подход властей начинает меняться, но не факт, что принимаемые полицейские меры будут достаточно эффективными.

КНБ явно ориентирован на перекрытие финансовых потоков, связанных с запрещенным в стране «Демократическим выбором Казахстана» и фондом Аблязова «Открытый диалог» (Варшава). За рубежом происходит обналичивание средств, которые с курьерами попадают в Казахстан для поддержки протестной активности.

Проблема в том, что многие группировки, включая «Оян», враждебно относятся к структурам Аблязова, и получают зарубежное финансирование по другим каналам. Часть средств приходит легально через «Фонд Сороса-Казахстан», «Интерньюс» и иные западные НПО, сотрудниками которых значатся многие радикальные оппозиционеры.

Часть может приходить через границу с Кыргызстаном, так как посольство США в Бишкеке обладает большими запасами наличных. (По опубликованным данным, в начале 2020-го туда диппочтой было доставлено $60 млн наличными). Но операции КНБ против этих каналов финансирования радикалов неизвестны.

В Казахстане к националистическим группам, несвязанным с ДВК, долго относились крайне терпимо. Не факт, что КНБ имеет агентуру на этом направлении и готов отслеживать и пресекать потоки средств на финансирование протеста. Белорусский опыт показывает, что КГБ, воспринимавший «Молодой фронт», как контролируемую организацию», оказался не готов к событиям 9-10 августа 2020. Хотя штабы протестующих находились не в лесных землянках, а во вполне легальных минских офисах, обнаружить и пресечь их работу накануне беспорядков не смогли.

Если в Казахстане националистам удастся организовать уличные бои «белорусского образца» и мобилизовать достаточную «массовку», то не факт, что к ним окажется готовой уже полиция, которая хуже подготовлена и обеспечена спецтехникой, чем в Белоруссии. Перед глазами также негативный бишкекский пример, когда власти вроде бы знали и готовились к беспорядкам в день выборов, но оказались неспособны эффективно противодействовать начавшимся событиям.

Подготовка к протестам

Нужно понимать, что попытки политического диалога с прозападным протестом неэффективны.

В Кыргызстане ряд «западников» даже включили в избирательные списки пропрезидентской «Мекеним Кыргызстан», но это никак не повлияло на дальнейшие события. Диалог Лукашенко с арестованными оппозиционерами в Минском СИЗО был гораздо успешнее.

  • Во-первых, необходима консолидация общества, включая симпатизирующий России электорат, формирование выраженного системного большинства и проведение максимально легитимных выборов.  
  • Во-вторых, необходимо отказаться от «неприкасаемых» для спецслужб активистов и организаций, а быть готовыми к пресечению экстремистской активности, кто бы из политиков и бизнесменов ей ни покровительствовал.
  • В-третьих, нужно быть готовыми к тому, что беспорядков в разных городах после выборов избежать не удастся. Радикалы откажутся признать итоги голосования в любом случае. Нужно четкое планирование ресурсов для их подавления, возможностей использования сил МВД и внутренних войск, возможность переброски подкреплений и усиления охраны порядка в критически важных административных центрах.

В общем, нужно готовиться к тому, что провести выборы – только половина избирательной кампании. Вторая половина – обеспечить легитимный политический процесс и не дать радикалам сорвать его и развязать уличные столкновения.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Специально для StanRadar.com: Никита Мендкович

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности
80-е место

занимает армия Казахстана в мировом рейтинге Global Firepower

«

Апрель 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30