90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Что может угробить энергетику Кыргызстана в дальнейшем

01.02.2021 10:30

Энергетика

Что может угробить энергетику Кыргызстана в дальнейшем

Калый РАХИМОВ: «Низкий тариф, расточительство, раздутые трудовые штаты, неэффективное управление могут угробить энергетику в дальнейшем»

Интервью с профессором, заслуженным энергетиком Киргизской ССР, заслуженным энергетиком СНГ, академиком Калыем РАХИМОВЫМ.

– Калый Рахимович, на мой взгляд, за годы независимости энергетическая отрасль пришла практически к плачевному состоянию. Как бы вы охарактеризовали сложившуюся ситуацию в данной сфере?

– На текущий момент всё скрипит. К зиме готовились, систему тоже готовили. Но с холодами становится что-то туго. Наблюдается дефицит электроэнергии, большая выработка воды на ГЭС. Поэтому нельзя сказать, что радость обуревает нас. Есть определённое беспокойство. Вводить практику веерных отключений запрещается, поэтому ухитряются отключать частями на проведение ремонтных работ. Есть опасность, что выработаем всю воду ГЭС, а на будущее ведь тоже она нужна. Таким образом, энергетики испытывают тревогу. В целом же пока республика обеспечивается электроэнергией, за исключением аварийных ситуаций. 

– Вы употребляете такую характеристику как «нормально». А может быть «нормально», когда износ энергетической инфраструктуры составляет, извиняюсь за неточность, примерно 70 процентов?

– Это есть. Поэтому ремонтируют оборудование, подтягивают, поддерживая систему в рабочем состоянии. По поводу степени износа энергетической инфраструктуры есть разные цифры. Так, по электростанциям – одни данные, по линиям электропередач – другие, по износу агрегатов – третьи и так далее. Но это уже цифры, рассчитанные на профильных специалистов. Поэтому одну точную цифру не стану называть, так как всё очень разнится. 

– Буквально недавно и.о. главы кабмина в одном из выступлений сообщил, что воды на ГЭС становится всё меньше, а потребность в электроэнергии растёт. Соответственно, надо подумать о перспективе…

– Да, надо думать. И дело тут даже не столько в износе оборудования, сколько в растущем потреблении. Есть парадокс. Например, на нашей столичной ТЭЦ существуют девять агрегатов. Из них работает примерно половина.

Включить же их в выработку электроэнергии на полную мощность будет означать больше ущерб и потери. Объясню почему. Дело в том, что тариф на электроэнергию будет в несколько раз ниже себестоимости. Поэтому мы больше ориентируемся на ГЭС, так как там выработка электроэнергии получается дешевле. В результате вырабатывается много воды. Сегодня же воды на ГЭС, по сравнению с прошлым годом, на два с половиной миллиарда меньше. Такая картина. Наряду с этим потребление растёт. 

– Какой ежегодный объём электроэнергии потребляется в стране? 

– Если выработка составляет примерно пятнадцать миллиардов, то можно сказать, что около двенадцати миллиардов потребляется. Всё остальное составляют потери, расход на собственные производственные нужды и прочее. Ежегодный прирост потребления примерно два с половиной процента. Но там тоже разные данные по отраслям. Сегодня основная доля потребления приходится на население и в основном для отопления в холодный период года. 

– Если посмотреть на международную практику, то какой уровень потерь считается приемлемым? 

– В 2005-2006 годах потери близились к пятидесяти процентам. Цифра просто ужасающая! Такого даже в мире никогда не было! Был высочайший процент хищений на фоне никудышнего контроля. В 2001 году энергетическую сферу разделили на семь частей. Так, образовавшиеся четыре распредкомпании должны были стать частными. Но их никто не взял. Теперь же там у некоторых работников заработная плата по сто тысяч сомов, а о развитии ни у кого голова не болела.

Например, НЭСК закончила год с убытками. Там раздутые трудовые штаты, образовавшиеся после разделения на семь частей. Плюс высокие потери. Если же мы говорим о потерях, которые сегодня составляют чуть более двенадцати процентов, то это многовато по сравнению с передовыми странами, где данный показатель составляет примерно пять-шесть процентов. До развала СССР у нас показатель потерь был на уровне девяти процентов.

С 1995 года все потери стали делить на коммерческие и технические. Коммерческие потери стало контролировать государство, что-то требовать, в результате чего они существенно снизились. Технические же по-прежнему остаются высокими. К тому же выработка электроэнергии происходит на юге страны, а основное потребление на севере. Поэтому при транспортировке большие потери в линиях передач. 

– Соответствуют ли существующие тарифы на электроэнергию их рыночной стоимости?     

– Судя по публикациям «Энергохолдинга», средний тариф должен быть на уровне 1,4 сома за киловатт. На ТЭЦ же один киловатт стоит 2,6 сома. Получается, вырабатываем дорого, продаём дешевле. В 2015 году, когда возник кризис, ввели лимит потребления. Энергетики поведали, что такая мера оказалась эффективной: кто больше потребляет, тот больше и платит. Поэтому можно сказать, что тарифы на электроэнергию у нас в стране социально-политические. Стоимость киловатта 77 тыйынов держится уже лет десять.

В идеале тарифы должны пересматриваться ежегодно. Тем более курс доллара изменился, инфляция. В этом отношении нефтетрейдеры и газовики поступили именно так. Но тариф должен меняться пропорционально повышению пособий, пенсий и других выплат уязвимым группам населения. Мы, энергетики старого поколения, знаем, что в своё время энергетическая отрасль поддерживала все остальные отрасли, способствуя развитию экономики в целом. Сейчас же картина прямо противоположная. Низкий тариф, расточительство, раздутые трудовые штаты, неэффективное управление могут угробить энергетику в дальнейшем. 

– То есть тариф 77 тыйынов ниже себестоимости…

– Да, так как, по подсчётам «Энергохолдинга», цена за киловатт составляет 1,4 сома. На встрече с Садыром Нургожоевичем жители региона просили вновь снизить тариф. Президент пообещал. Но снижать уже некуда. Поэтому надо подойти к проблеме дифференцированно.

– Читал в новостях, Садыр Нургожоевич попросил жителей потерпеть и, дескать, весной лимит отменят. Если основываться на тех фактах и анализе, который вы привели, то отмена лимита приведёт к ещё большему потреблению, что крайне губительно отразится на отрасли в целом?

– Не слышал про отмену лимита.

– Девятого ноября 2020 года новостное агентство «24.kg» опубликовало новость под заголовком «Садыр Жапаров обещает отменить ограничения на потребление электричества».

– Конечно, не отменит. 

– Но если всё-таки лимит отменить, то что будет?

– Тогда совсем развалим энергетику. Может быть, он не до конца сделал расчёты, поскольку он не является специалистом в этой сфере. Ну, раз люди просят, то надо что-то положительное отвечать.

– На текущем этапе потребление в стране составляет около тринадцати миллиардов киловатт. Потребление продолжает неуклонно расти. При этом дополнительная генерация не вводится. Так, в ближайшем будущем потребление сравняется с выработкой. Следовательно, развитие экономики остановится.

– Да, правильно.

– Надо будет, хотим мы или не хотим, строить ГЭС?

– А на какие деньги? Никто из инвесторов не придёт, потому что при таких низких тарифах ни один проект не окупится. Либо будет окупаться пятьдесят-шестьдесят лет.

– Об этом и будет думать Садыр Жапаров как новый глава нашего государства. 

– Да, об этом будет думать. Но мы видели, как ушёл «РусГидро».

– Так в любом случае главе государства надо же что-то делать, иначе никакого экономического роста нам не видать… 

– Первое, надо начать практику экономии и сокращения расходов, потихоньку поднимать тарифы. Даже по подсчётам ГАРТЭК, сегодня тариф должен быть выше существующего. Нерешительность наших бывших правителей…

– Либо Россия должна выделить нам деньги на строительство ГЭС в качестве жеста доброй воли, не рассчитывая при этом на возврат. А иначе как?

– В своё время российская сторона это и сделала.

– Так ведь Темир Сариев, будучи премьер-министром при А. Атамбаеве, денонсировал данное соглашение…

– А теперь вряд ли российская сторона вновь согласится подписать такой договор.

– Буквально два-три года при существующем росте потребления –  и наша генерация сравняется с потреблением, и стране понадобятся дополнительные мощности.

– Да, надо в любом случае. Например, на «Камбата-2» один агрегат в 120 мегаватт работает на 90 мегаватт. Линии сделали тонким проводом и не могут теперь получить 120 мегаватт. Я предложил линию построить в сторону Чаека, примерно 120 километров, что позволило бы дополнительно выдавать недостающие 30 мегаватт. К тому же так удалось бы снизить потери в энергосистеме.

От Токтогульской ГЭС до Чаека электроэнергия проходит 680 километров по окружному пути до Бишкека, Кемина, Балыкчы, Кочкора. Но ОАО «Электрические станции» отвечает, что к ним это не относится, а НЭСК говорит, что денег нет. Вот так. Столичная ТЭЦ сейчас вырабатывает менее одного миллиарда киловатт, а потенциально может вырабатывать до семи миллиардов! Надо решать вопрос о полной загрузке всех агрегатов. 

– Но ведь тогда сразу встанет вопрос о повышении тарифов, а это сразу отразится на электоральном рейтинге политиков? 

– Надо делать с умом. Если повышаются тарифы, то должны повышаться пенсии и пособия. Тогда народ всё адекватно оценит.

– В энергетическую отрасль за годы независимости инвестировали около двух миллиардов долларов. Куда всё ушло, если в итоге после таких астрономических вложений вся система пришла в упадок?

– В этом большая «заслуга» А. Атамбаева. Реконструкция ТЭЦ обошлась в 386 миллионов кредитных долларов. Потом при Исламе Каримове мы испугались, что Узбекистан нас отключит. Хотя, наоборот, мы их могли пугать, так как Ферганская долина висела на наших электростанциях, а Узбекистан висит на нашей воде. А. Атамбаев же, испугавшись, стал усиливать линии электропередач на юге, вложив туда 200 миллионов долларов.

Строительство линии «Датка-Кемин» обошлось в 400 миллионов долларов! И это тоже под воздействием страха, что Узбекистан нас может отключить. Таджикистан, например, отключил их линию от Сырдарьинской ГЭС до Андижана, и Ферганская долина повисла на наших станциях. «Датка-Кемин» вообще не вырабатывает электроэнергию. Столичная ТЭЦ тоже вырабатывает столько, сколько и до реконструкции. Усиленные на юге электролинии? Ведь с наших ГЭС электричество идёт напрямую в Баткенскую область. А некоторые новые построенные участки электрических линий летом вообще не загружены. В той же «Датка-Кемин» от Аларчи до Кемина линия работает почти впустую. На данный момент идут работы по вводу второго агрегата на «Камбаратинской ГЭС-2» в 120 мегаватт. И тоже не видно активной работы. 

– Вот и уходили два миллиарда долларов…

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.pr.kg/gazeta/number893/3873/

Показать все новости с: Садыром Жапаровым , Темиром Сариевым

01.02.2021 10:30

Энергетика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Чыныбай Акунович Турсунбеков

Турсунбеков Чыныбай Акунович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Свыше 15 тысяч

человек находятся в рабстве в Кыргызстане

«

Апрель 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30