90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Как в Кыргызстане плохие учебники создали потерянное поколение школьников

07.04.2021 11:00

Общество

Как в Кыргызстане плохие учебники создали потерянное поколение школьников

Каждый год родители школьников, помогая своим детям с уроками, с неприятным удивлением обнаруживают в учебниках разнообразные грамматические, логические и иные ошибки. Эти "блохи" образования уже всем порядком надоели. Почему книги, которые должны сеять "доброе, вечное и разумное" создают неразбериху в головах нового поколения? Кто в этом виноват? Могут ли вообще в Кыргызстане выпускаться качественные, а главное умные учебники для школьников? Все оказалось намного сложнее чем кажется на первый взгляд.

Ментальное насилие над детьми

Во времена Союза изготовление учебников для школьников курировали чуть ли не на уровне ЦК КПСС. Это было понятно. Тогда книги были идеологическим инструментом и проводили генеральную линию партии. В Кыргызстан учебники поставляли централизованно, и они были такими же, как и в столицах 15 республик. Только национальные книги по кыргызскому языку и кыргызской литературе готовились во Фрунзе, но проходили контроль в Москве.

Для кыргызских школ учебники переводились. До сих пор некоторые "советские" учебники сохранились и используются.

Давайте этот период в кыргызском книгопечатании назовем "советским".

Но после развала СССР нужно было вводить свои учебники. Надо было создавать новую систему и может даже провести масштабную реформу в этой сфере. Но тогдашние чиновники не поняли глобальную задачу или не захотели понять.

В то время при Министерстве образования КР работал Институт педагогики, при котором были курсы повышения квалификации. Это учреждение имело косвенное отношение к книгоизданию. Тем не менее, недолго думая, его преобразовали в Кыргызскую академию образования (КАО) и возложили на него обязанность создания учебников.

Нужно было создавать с нуля такие предметы как "История Кыргызстана", "Кыргызский язык" (для русскоязычных школ) и так далее. Такие фундаментальные труды должны были писать наши ученые.

К примеру, "Родиноведение" преобразовали в "Природоведение". Ввели такой предмет как "Адеп" (Этика), но почему-то не перевели на русский. Многие книги должны были писать местные авторы.

Кыргызская академия образования (КАО) должна было грамотно организовать работу по проведению экспертизы учебников на соответствие стандартам, научности, соответствию фактов и проводить апробацию. Но КАО откусило больше чем нужно: взяло на себя не только функции экспертизы, но и авторства. То есть они сами писали учебники и сами же себя проверяли. Нонсенс.

Вообще, процесс проверки учебников был примитивен как инфузория туфелька из книги по биологии. Лаборатория КАО давала на учебник заключение и передавала его на ученый совет, где заседали более 20 экспертов разных направлений. Возникал естественный вопрос: как может химик оценивать кыргызский язык? Но все было на мази. Уважаемые дяденьки и тётеньки хором делали одобрямс. Тем более, что учебники писали их же коллеги.

Учебники, получивший гриф "Одобрямс", пошли в народ. Но родители были в ужасе от учебников с грамматическими ошибками, логических невязок и откровенных несуразиц. Учителя тоже падали в осадок.

Например, отечественный учебник по математике для 3 класса отличался недетским слогом. Понять, что хотели сказать авторы, даже академику было невозможно. И русскоязычные школы вынуждены были отказываться от таких "подарков". И Министерство образования КР в отсутствии учебников для русскоязычной школы разрешило некоторым учебным заведениям пользоваться российским аналогами.

Но российские учебники нужно было хотя бы адаптировать. Во многих из них встречались такие пассажи: "Моя Родина – Россия", "Мой президент – Путин". Возникали скандалы.

Российские учебники приходили в Кыргызстан как гуманитарная помощь. Получается, кыргызские школьники пользовались ими полулегально. Затем министр образования Эльвира Сариева поехала в Москву и договорилась, что мы можем использовать их на законных основаниях.

В 2010 году Кыргызстан отказался от гуманитарки из России в виде учебников. Это время мы можем смело назвать "эпохой российских учебников" в кыргызском образовании. Но в русскоязычных школах до сих пор используются учебники российского производства.

Нужно сказать, что в Кыргызстане из-за того, что мы пользовались трудами иностранных ученых, так и не появилась преемственность и в издании учебников. Приведем примеры.

В 2010 году государство выпустило новые учебники для 1 классов. Потом в 2012 -2013 годах настало время для учебников 2 классов, которые не прошли апробацию и просто "зависли". Затем учебники для 3-4 классов выпустили за счет доноров. Причем, учебники по каждому предмету и для каждого класса готовили разные авторы.

То есть когда ребенок шёл в первый класс, то он учился по новому стандарту. Во втором классе дети занимались по старым учебникам. В 4-ом классе снова новый стандарт. Пятый класс со старыми учебниками, в 6-7 классе снова новый стандарт, и в 9-ом классе все вернулись к старому стандарту.

Этот разброд и шатание в издании школьных учебников оставил глубокий след в психике школьников. Эту ситуацию можно характеризировать словами писателя Льва Толстого: "все смешалось в умах детей".

Сегодня много говорят о насилии против детей. А тут годами государство занималось ментальным насилием над детьми. Неудивительно, что уровень образования в государственных школах сильно упало. Поэтому родители начали отдавать детей в частные школы. Видимо, потому, что там учебные программы, основанные на зарубежных методиках, не меняются.

Лену и Колю заменили на Айсулуу и Актана

Но когда же наступит эпоха кыргызских учебников? На этот простой вопрос чиновники не могут ответить вот уже 30 лет.

Кыргызстан должен был принципиально отказаться от иностранных учебников и создать свою систему обеспечения школ еще на заре независимости.

Получается, что усилия КАО не увенчались успехом. Как сказал бы товарищ Джебраил: "Ви не оправдали оказанного вам високого доверия!".

Пиком бессилия наших чиновников стал скандал с учебниками в 2018 году. Напомним, тысячи экземпляров школьных учебников были напечатаны с грубейшими ошибками не только грамматического, но и содержательного характера.

Журналисты стали массово писать разгромные статьи. Министерство образования, издательства, авторы учебников, академия образования - никто из них так и не признал свою вину, перекладывая ответственность друг на друга. Но все признавали: в школьном книгоиздании накопились проблемы, которые игнорировали слишком долго.

Руководство Минобразования встрепенулось и начало работать над реформированием учебного книгоиздания. Было принято положение об отборе учебно-методического комплекса для общеобразовательных организаций и создан республиканский научно-педагогический центр "Окуу китеби". Согласно положения об этом центре, авторы учебников не могли проводить экспертизу своего творения. Также все новые учебники должны проходить 4 вида экспертиз, включая преподавательскую апробацию.

То есть составили основательный документ, над которым работала целая команда в течении нескольких лет. По нему бы и работать! Ан нет. Чиновникам из Минобразования, видимо, невыносимо трудно это сделать.

Например, в "Перечень рекомендуемых учебников для использования общеобразовательных организаций на 2020-2021 учебный год" почему-то были включены ряд учебников, которые не прошли через строгое сито, которое и установило государство.

Нужно сказать, что в Кыргызстане есть издательства, которые сотрудничают с российскими коллегами и занимаются адаптацией иноземных учебников. К примеру, в Кыргызстане переделали учебник по математике под авторством М.И.Моро.

Некоторые учителя математики и родители учеников заметили в адаптированных учебниках математики очень много ошибок. Более того, оказалось, что как таковой адаптации и не было. Судя по всему, ограничились тем, что заменили Лену и Колю на Айсулуу и Актана. Между тем, адаптация учебника предполагает другое. Прежде всего в книге должна была быть отражена национальная идеология. Но этого не было сделано.

Одна из грубых ошибок, к примеру, то, что в учебнике по математике на кыргызском языке в отношении животных задается вопрос "Ким?", тогда как в кыргызском языке вопрос "Кто?" задается только по отношению к людям, а к животным и птицам "Что?" (Эмне?").

Каким-то чудом это прекрасный учебник попал в перечень рекомендованных учебников, хотя он не был утверждён коллегией МОиН и не имеет грифа "Рекомендовано". Однако, его растиражировали и даже отправили на книжные прилавки.

Можно только догадываться почему не утвержденные МОиН учебники попадают в перечень рекомендованных учебников. Тут, конечно, нет никакого сговора и коррупции. Наверняка это просто невинная ошибка чиновника. Говорят, что подобные серые учебники покупают наши школы и вовсю учат по ним детей. Это, наверное, тоже врут.

Другой немаловажный вопрос - почему не перестают адаптировать российские учебники? Ведь на худой конец мы можем адаптировать передовые учебники других стран. То есть выбирать самое лучшее.

Вся эта катавасия создает искусственное впечатление, что в Кыргызстане нет хороших авторов, экспертов и наше государство не способно создавать качественные учебники.

А тем временем в Кыргызстане уже давно готовы к созданию линеек национальных учебников. Есть прекрасные авторы, которые могут создать отличные национальные учебники, в которых будет отражены наша идеология, самобытность, которые будят в наших детях чувства патриотизма, любви к нашей Родине, отражают нашу историю.

С точки зрения юриспруденции

И роль Министерства образования в этих процессах ключевая. Это ведомство просто-таки обязана следить за порядком и законностью в этой сфере, а не пускать все на самотек.

У нас до этого все проводилось келейно, из-под полы. Вспомните КАО. И сегодня Министерство образования не контролирует все процессы. Широкому обывателю вообще непонятно чем занимается сектор книгоиздания ведомства. Методической помощи для школ нет. Учителя не получают информации по учебникам. В итоге опять получается, как в мультфильме: народная индейская изба – фигвам.

В мире уже давно знают, как снабжать школы хорошими учебниками. Не нужно изобретать велосипед. Например, среди издательств идет нормальный процесс конкуренции. Издательства самостоятельно отбирают авторов, сами пишут, сами готовят. Затем отдают свой продукт в Министерство образования. Государственные эксперты проводит проверку. Затем учебник отправляется на год в апробацию: учителя пишут свой вердикт. Уже в финале коллегия министерства дает гриф "Рекомендуется". Каждому учебники дается оценка в баллах. Если оценка высокая, то государство может закупить книги. Всех остальных отправляют в свободное плавание.

Чтобы понять, что предпринимает Минобразования для решения проблемы и логику тамошних спецов мы взяли интервью у руководителя сектора книгопечатания Минобразования и науки КР Эрнара Каныбекова:

Каким образом сегодня проходит экспертиза учебников?

- Раньше учебное книгоиздание проходило экспертизу в КАО. С прошлого года КАО реорганизовали и выделили из него отдельное учреждение "Окуу китеби". Теперь оно проводит теперь экспертизу учебников и учебно-методических комплексов. В январе 2021 года утверждено новое положение, разработанное в соответствии с новыми требованиями и в документе предусмотрены три вида экспертизы и апробация.

Процедура такая: авторы или издательство обращаются в МОиН с просьбой провести экспертизу учебников и учебно-методических комплексов. Если все документы в порядке, сектор книгоиздания МОиН направляет их на экспертизу в "Окуу китеби" в зашифрованном виде, чтобы исключить коррупцию.

Далее они направляют в министерство документ с предложением рекомендовать или не рекомендовать к апробации. Сейчас апробацию проводят не пилотные школы, а отобранные сертифицированные учителя. После апробации и заключения учителя, "Окуу китеби" рекомендует МОиН использовать данный учебник в общеобразовательных организациях КР. Присваивается гриф МОиН приказом министра. Предусмотрена и апелляция издательства, учебник которых не рекомендован.

Только учебники, получившие гриф Минобразования, могут попасть на парты школьников? Как формируется перечень рекомендованных учебников?

- Раньше КАО, которая проводила экспертизу на соответствие стандартам, на своем ученом совете раз в год принимала решение о формировании перечня учебников, рекомендованных к использованию. МОиН утверждал данный перечень на основании письма и протокола КАО. Перечень на 2020-2021 год был проведен согласно данной процедуре. В данный момент, с учетом того, что изменилась процедура экспертизы, мы данный порядок включения учебника в перечень сейчас пересматриваем и сейчас разрабатывается новое положение, которое будет включать порядок включения и определенные требования к учебникам.

Проблема заключается в том, что мы должны в новом положении предусмотреть конкретные требования о том, когда учебник включается в перечень в обязательном порядке, а когда в рекомендательном. Если учебник получил гриф "Рекомендовано", то он будет включаться в раздел "Для обязательного использования в общеобразовательных и муниципальных учебных заведениях".

То есть действующий перечень принят по старой процедуре? При том, что всем известно, как работало КАО?

- Меня назначили с 1 марта 2021 года. И я не могу комментировать как работало КАО.

Минобразования должно следить за тем, какие учебники попадают на парты к школьникам? Оказывается, они учатся по учебникам с грубыми ошибками, более того, не прошедшими экспертизу и, соответственно, не получившими гриф.

- Если мы оставим в перечне только учебники с грифом, то тогда и перечня не будет! Сейчас в перечне рекомендованных учебников только 15-20 процентов учебников с грифом, другие же в перечне находятся на основании экспертизы. Вы должны отличать, что проведение экспертизы на соответствие государственных образовательных стандартов это одно (они получают гриф только после апробации), а есть учебники, которые прошли независимую экспертизу и независимую апробацию.

Давайте рассмотрим пример "самого ходового товара" – учебников по математике для средних классов. Те, кто хочет закупить учебники, открывают действующий перечень рекомендованных МОиН учебников и руководствуются им.

- В перечень рекомендованных учебников включаются учебники, которые прошли экспертизу КАО так как на тот момент другой организации, которая бы проводила экспертизу, не было. На основании их экспертизы и на основании экспертизы коллегия МОиН раньше принимала решение о присвоения грифа тому или иному ученику. И в перечень рекомендованных учебников включались не только те учебники, которые имеют гриф после апробации, но из-за необходимости включались и те учебники, которые прошли экспертизу.

Какой необходимости?

- То есть учебники необходимы в школе на данный момент, но издателями эти учебники разрабатываются и на данный момент в перечне есть учебники, которые прошли экспертизу КАО кроме апробации и без присвоения грифа, которые на КАО де-юре провела экспертизу. Такой порядок раньше был. Сейчас новые процедуры описывается в новом положении.

Сколько времени займет принятие нового положения?

- Буквально до утверждения нового списка мы это положение проработаем. Сроки зависят от работы рабочей группы. Сказать точно дедлайн пока не можем. Но мы утвердим положение до утверждения нового списка рекомендованных учебников.

Когда школьники Кыргызстана начнут получать качественные учебники и перестанут учиться на книгах с грубыми ошибками?

- Для этого мы и проводим реформы. Мы начали это делать. Насчет учебников – мы сейчас не заказываем учебники. В будущем мы начнем заказывать учебники как товар.

В действующем положении расписаны процедуры, требования экспертизы и апробации, однако в действующем перечне рекомендованных учебников есть учебники, которые не соответствуют требованиям положения.

Потому что перечень принят в августе 2020 года, а положение утверждено в январе 2021 года. Поэтому ни один учебник не прошел все требования нового положения, мы только начинаем эту работу. Мы должны провести экспертизу до сентября, грубо говоря. Новое положение в корне отличается от предыдущих.

Можете пойти вместе с журналистами в подземку и вместе с нами посмотреть какие учебники для школы предлагаются на прилавках? Вы просто как глава сектора книгоиздания своими глазами посмотрите на реальную ситуацию. И здесь речь идет не о контрафакте, а о тех учебниках, которые школы и школьники закупают без грифа "Одобрено".

- Я по образованию юрист и согласно положению о МОиН, в круг моих полномочий не входит контроль рынка. Мы не имеем права идти в подземку - это превышение полномочий. Мы направляли несколько писем в ГКНБ, Финполицию и другие правоохранительные органы на основании обращения некоторых издательств, мы писали, что на рынках продается контрафкт. Но случилась пандемия и эти вопросы мы до сих пор прорабатываем. Ни ГКНБ, ни финполиция нам не ответили. Ответа не было. А мы просили создать межведомственную комиссию. Даты не помню, это было где-то год назад.

Но мой вопрос был не о контрафакте и не о регулировании рынка. Вопрос о том, что школьники в стенах школы получают учебники с грубыми ошибками.

- Вы можете нам принести учебники с ошибками, и мы будем разбираться. Исключим их из перечня и использования, обратимся в КАО, спросим где экспертиза. Мы готовы на это. Потому что КАО проводила экспертизу. Какие учебники вы видели ошибки, если есть обоснования, мы исключим, передадим в "Окуу китеби".

Например на вскидку, в учебнике по математике к животным задается вопрос "ким". Это грубая ошибка. Может ли МОиН по собственной инициативе проверять учебник? Ведь СМИ и родители в соцсетях часто сообщают об ошибках.

- Какой именно класс? Мы заинтересованы. Составьте список таких учебников и дайте нам информацию. Я как родитель, если увижу ошибки, напишу в соответствующий уполномоченный орган и пройду по закону процедуру.

После этого интервью, понятно, что ничего не понятно. Юрист по образованию аккуратно сказал все и ничего. Кстати, почему такой хороший юрист работает в секторе книгопечатания, а не прокурором тоже не понятно. Видимо, это вопрос к министру, который и подбирает такие кадры.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Владимиром Путиным

07.04.2021 11:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Олег Леонидович Домшенко

Домшенко Олег Леонидович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
460$

ежемесячная зарплата главы таможни Кыргызтана в 2016 году

«

Май 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31