90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Киргизия – Узбекистан – Таджикистан: что делать с этими границами?

Киргизия – Узбекистан – Таджикистан: что делать с этими границами?

Сторгуется ли Бишкек с соседями?

Специфическим наследием прошлых лет стала сохранившаяся в республиках Центральной Азии особая система анклавов. Внутри Киргизии находятся принадлежащие Узбекистану Сох, Шахимардан, Чон-Гара и Джангайл и принадлежащие Таджикистану Ворух и Западная Калача; а внутри Узбекистана — киргизский анклав Барак и таджикский Сарвак.

                             Анклавы Центральной Азии

С распадом СССР эти анклавы стали яблоком раздора между страной расположения и национальным населением анклава, что часто приводило к кровавым событиям и военным столкновениям. Диким диссонансом видятся эти конфликты в рамках военного (ОДКБ) и таможенно-экономического (ЕАЭС) союзов.

Большая часть анклавов находится в Киргизии. Так повелось, что с каждой сменой руководства в Бишкеке новая власть пыталась решить погранично-территориальные конфликты с соседями. Пытается и Жапаров. В марте в Киргизии радостно сообщили, что переговоры по делимитации границы с Узбекистаном были успешными и вопросы об обмене территориями решены.

Очередная болтовня или реальный сдвиг?

Киргизские СМИ пишут, что узбекская сторона выразила готовность более не претендовать на местность Ункур-Тоо, разрешены споры вокруг Орто-Токойского и Кемпир-Абадского (Андижанского) водохранилищ. Есть сдвиги в деле открытия наземного и авиасообщения с узбекским анклавом Сох, расположенным на территории Киргизии. Грубо говоря, Киргизия получила землю, Узбекистан получил воду и помог своим в Сохе. Ташкент к переговорам относится более сдержанно, но признаёт определённые успехи.

Довольно сложный вопрос прохождения таможенного досмотра на казахстанско-киргизской границе, вызывавший оптимизм у противников ЕАЭС, также нашёл разрешение – Казахстан открыл огромный обновленный ППК «Ак-жол», серьёзно увеличивший пропускную способность.

Однако в случае с Таджикистаном «кавалерийская атака» главы ГКНБ Киргизии Камчыбека Ташиева оказалась тщетной.

История конфликта

В 1924 году власти тогда еще Кара-Кыргызской автономной области РСФСР обратились с просьбой расширить свою территорию за счет Исфаринской и Сохской административных единиц Узбекской ССР, в состав которой входил Таджикистан. Вопрос сразу не решили, заложив мину замедленного действия. Получив статус союзной республики, Таджикистан стал обладателем в Ферганской долине территориального клина внутри Киргизии. Отсутствие чёткого размежевания превратило Ворух с зону споров таджикских и киргизских дехкан; первые столкновения произошли ещё в конце 1930-х годов. Люди делили плодородные земли и пастбища. Потом пришло время делить воду.

Во время строительства Торткульского водохранилища часть земель Исфаринского района Таджикистана передали Киргизии, что не было ратифицировано Верховным Советом Таджикской ССР. Потом появились некие постановления о передаче территорий. Освоение территории привело к появлению киргизских населённых пунктов, в частности села Ак-Сай.

                          Злополучный анклав

В 1974 году было зафиксировано первое вооружённое столкновение, которое расследовал Генпрокурор СССР Р. Руденко. Тогда территориальный вопрос «утрясли», но не решили.

Летом 1989 года вспыхнул спор вокруг использования водораздела речки Ифаринка между жителями Воруха, Ходжаи Аъло, Самаркандека и Ак-Сая. Началась стрельба, погибли люди; в дело пришлось вмешиваться Пермскому спецназу МВД.

Тогда была создана т. н. паритетная группа на уровне руководства Совминов двух республик, но таджикская сторона упрямо стояла на принадлежности Воруха ей, отказываясь обмениваться предложенными территориями. Как говорят сегодня в Душанбе, давила Москва (Горбачёв). В республику прилетел член Политбюро ЦК А.Н. Гиренко, но первый секретарь ЦК компартии Таджикской ССР Махкамов и глава Совмина Хаёев, как и прежде, не соглашались отказываться от Воруха. Проблема пережила распад СССР. С обретением независимости конфликты стали жёстче, а джамоат Ворух превратился в анклав внутри территории, которую рассматривали теперь как чужую. Конфликты стали вооружёнными, доходило до использования пулемётов и миномётов. За период 2018-2021 годов на таджикско-киргизской границе было зафиксировано 9 только крупных инцидентов, мелкие уже не считали.

Справедливости ради отметим, что киргизская сторона всегда была более активна, даже агрессивна в этом вопросе, но для Душанбе передача Воруха – серьёзная потеря репутации. Таджикская сторона систематически «доказывает», что Ворух – историческое наследие Арии и Согдианы, а значит – Таджикистана.

Проблем добавляют контрабандисты. Они используют пограничную путаницу, поскольку ведь «ворухский клин» разрезает Киргизию, превращая дальний Лейлекский район в коммуникационный тупик.

В 2007 году Душанбе дал добро на соединение Баткенского и Лейлекского районов арендной дорогой, но уровень конфликта лишь возрос. Теперь самым популярным способом противостояния стало блокирование дорог. Таджики перекрывают дорогу Исфана – Баткен, киргизы перекрывают проходящую через Ак-Сай трассу Вору – Исфара, превращая в заложники 35-тысячное население Воруха.

В июле 2019 года после очередного кровавого конфликта и перекрытия дорог президенты Таджикистана и Киргизии Рахмон и Жээнбеков пытались договориться, даже встретились в Ворухе, но дело не сдвинулось.

Кончится ли Ворухская заваруха?

Ободрённый своими успехами с Узбекистаном Ташиев начал в середине марта закрытые переговоры в Гулистоне с главой таджикского ГКНБ РТ. Саймумин Ятимов явно не предполагал, что вызовет такое раздражение в Душанбе. Причина в ошибке Ташиева предать огласке детали переговоров. Он предлагал коллеге два варианта – превращение Воруха в закрытый государственной границей анклав наподобие Западного Берлина или обмен анклава Ворух на равный участок в Баткенской области Киргизии.

Бишкек поставил переговоры на паузу в ожидании референдума, но тут же развернул в Баткенской области военные учения «Безопасность-2021». А 26 марта Ташиев сообщил, что правительство отвело на решение пограничного вопроса 90 дней, что выглядело уже ультиматумом.

Излишняя настойчивость Ташиева и демонстрация военной силы были восприняты в Душанбе как попытка давления, что в рамках ОДКБ выглядело, мягко говоря, провокационно.

Результат было несложно вообразить. Таджикистан и ранее не признавал Ворух ни эксклавом, ни анклавом, а 9 апреля туда прибыл Эмомали Рахмон. Формально поводом было открытие школы и дворца культуры, фактически президент прибыл отвергнуть киргизские предложения.

«Ворух никогда не обменяют, он останется в составе Таджикистана. За 19 лет вопроса о замене Воруха другой территорией не было и не может быть. Призываю вас сохранять спокойствие и не поддаваться эмоциям, потому что такие вопросы решаются исключительно путём переговоров. Другого пути нет», – заявил Рахмон.

Бывший министр иностранных дел Таджикистана Хамрохон Зарифи жёстко высказался в адрес Ташиева: «Как бы не поперхнулся он таджикской землей! А земля Воруха скалистая и не любит «скалистых персон». Территория Таджикистана и ее граница – это не забор Белого дома, чтобы с пьяными дружками ее перелезть и выгнать очередного законно избранного президента Кыргызстана».

Впрочем, потом и Ташиев, и Зарифи разместили в сети посты с выражением уважения народов-соседей, а Рахмон снова подчеркнул, что территориальные вопросы можно решать лишь переговорам.

Пока в Бишкеке раздумывают о новых предложениях, 17 апреля СМИ сообщили об очередном «водном конфликте». По всей видимости, в дело вступят посредники из Москвы.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Мирсулжан Базарбекович Намазалиев

Намазалиев Мирсулжан Базарбекович

Управляющий директор Института свободного рынка (CAFMI)

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
500

мечетей в Кыргызстане работает незаконно

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30