90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Евразийская дезинтеграция – повторение пройденного

03.06.2021 15:00

Политика

Евразийская дезинтеграция – повторение пройденного

Внешний фактор в противодействии Большому евразийству – реинкарнация истории

Попытку увидеть комплексный сценарий деструктивной программы против евразийской интеграции предприняли эксперты стран, расположенных в Евразии. Международная конференция «Влияние внутренних и внешних сил на формирование Большой Евразии» прошла в онлайн-формате по инициативе двух аналитических центров Евразийского экономического союза – АП «Деловая Евразия» и Центра изучения и развития континентальной интеграции «Северная Евразия».

Вопросы, которые организаторы вынесли на обсуждение – это присутствие в регионе Большой Евразии традиционных факторов сближения и разобщенности; евразийский регион как пространство геополитических интересов и соперничества внерегиональных акторов; политические риски на евразийском пространстве: внутренние и внешние; влияние фактора пандемии COVID-19 на интеграционную повестку и экономическое развитие стран региона; влияние мирового климатического кризиса на социально-экономическую сферу в регионе; прогнозные сценарии развития евразийского пространства в контексте влияния внешних и внутренних факторов.

Участники мероприятия – эксперты, ученые, журналисты, государственные и общественные деятели из Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана, Азербайджана сравнили исторические примеры аспекты влияния внутренних и внешних факторов, возможностей и вызовов на формирование Большой Евразии как пространства экономического сотрудничества.

В основу форума легли исследования и наблюдения экспертов за событиями, происходящими в настоящее время на пространстве Большой Евразии. Это очередное свержение правительства в Кыргызстане, дестабилизация и трагические события в Армении, попытки государственного переворота в Беларуси, события криминально-политического характера в России.

Для аналитиков давно стало очевидным, что события имеют цикличный характер в истории, повторяются с разрывом в годы и десятилетия. Как правило, протестные, военные и диверсионные акции имеют стабильное финансирование извне, поступающее по линии духовных и культурно-гуманитарных программ – демократии, религии, воспитания мнимого суверенитета и национального самосознания. Общим для всех процессов является также внешняя идеологическая независимость от основных заинтересантов и заказчиков. Исполнителями выступает как маргинальная, так и, что характеризует современные процессы, высокоразвитая часть населения.

— Историй, когда жители республик Центральной Азии уезжают на заработки в Турцию, а в конечном итоге воюют на стороне исламских группировок на Ближнем Востоке, становится все больше, — пишет кыргызский исследователь Бахтияр Саламатов. — Показательна одна из последних, поведанная семьей кыргызского молодого человека, ставшего экстремистом по воли турецких эмиссаров, в конечном итоге воевавшего в Нагорном Карабахе на стороне Азербайджана.

В ходе форума участники неоднократно отметили участие фактора пантюркизма в событиях на Кавказе последних лет. Открыл дискуссию Директор Центра изучения и развития континентальной интеграции «Северная Евразия» Алексей Дзермант. В своем докладе «Большое Евразийское партнерство: история и современность – угрозы и перспективы в XXIвеке» он отметил центростремительные тенденции относительно главного евразийского интеграционного объединения. Страны так или иначе тяготеют к объединению в группировки и союзы, и разные страны вокруг ЕАЭС предусматривают разного к себе подхода.

— Какая у нас с ними стратегия?! — задался вопросом эксперт. — Сохраняется центробежная тенденция в экономической сфере. Страны имеют разную экономическую политику. У нас отсутствует согласие по линии евразийской интеграции и повестки с внешними силами, странами Индией, Турцией, Китаем, Европейским союзом, не говоря уже о США.

Алексей Дзермант уверен, что есть прямая необходимость в кратчайшие сроки начать работу и сформировать единую общность и субъектность участников евразийского интеграционного процесса.
Это, по мнению белорусского эксперта, кроме всего, укрепит национальный суверенитет, утрату которого предрекают противники евразийской интеграции. Вовлеченность в работу органов управления ЕАЭС по примеру Евразийской экономической комиссии призвана усилить индивидуальный суверенитет, так как наднациональный характер требует представленности страны, как суверенного участника объединения. При этом, вопрос суверенитета – едва ли не главный, который используют те, кто пытается воздействовать на союзников. В заключении выступления эксперт отметил, что альтернативы евразийскому процессу нет.

Тему воздействия на участников Евразийского экономического союза развила Доктор политических наук, профессор, президент Международного Центра геополитического прогнозирования Карлыгаш Нугманова.
В своем докладе «ЕАЭС перед лицом новых вызовов и угроз. Последствия вирусного удара COVID-19» эксперт анализировала вопрос влияния внешних политических сил и корпораций на формирующийся союз, и на каждого из его участников в отдельности. Молодое евразийское интеграционное пространство ищет себя и сталкивается с политическими и социальными процессами, которые протекают вокруг и через него. Это в том числе, и процесс глобализации. Её конструкторы, по мнению казахского эксперта, уже имеют положительный результат от воздействия пандемии COVID-19 на всех участников Евразийского экономического союза.

— Вирус COVID-19 – это процесс, управляемый глобалистами, — считает профессор. — Против ЕАЭС будут усугублять акции, подобные этой, и аналогичные процессы, в том числе, конфликты. Перед нами, евразийцами, стоит задача – уметь видеть и прогнозировать волны конфликтов. Конфликты предстоят как инспирируемые, так и естественные. Нам, странам ЕАЭС, важно выработать единую политику по многим вопросам – от трудоустройства по итогам пандемии COVID, до вхождения индустриализации в нашу жизнь. Анализ показывает, что сейчас мы нуждаемся в качественном пересмотре системы образования, воспитания грамотных граждан, способных мыслить критически. Вполне вероятно, что после пандемии COVID будут бунты на основе неустроенности населения в экономике и социальной сфере. В этом же, конфликтогенном, русле идет продолжающийся процесс развития сети биолабораторий США. Они есть у нас, в Казахстане, в странах Средней Азии, в Грузии, на Украине, везде.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и культурологи Кыргызско-Российского Славянского университета Павел Дятленко, в выступлении на тему «Давление внерегиональных игроков на Кыргызстан в пандемийный период» был солидарен с коллегой из Казахстана.
По его словам, регион остаётся под сильным давлением, и пандемия коронавируса стала выгодным маскирующим процессом для усиления деструктивных акций. Научный работник из Киргизии отметил, что пандемия сильно ослабила все государства и общество, а для Кыргызстана она стала причиной глубокого экономического и политического кризиса.

— В пандемийный период усилилось влияние Запада, Турции и арабских стран, которые в своих интересах используют многовекторность внешней политики республики и ее большую по сравнению с соседями открытость внешнему миру, — считает Павел Дятленко. — Для реального понимания происходящих событий нужно смотреть на весь постсоветский регион, на территории которого происходит ряд связанных друг с другом политических кризисов. Это и украинский кризис, и события в Армении, идущие с 2018 года, и провокации в Беларуси в 2020 году, и митинги в России.

В октябре 2020 года Кыргызстан пережил третий за постсоветский период государственный переворот, который запустил в стране новый политический цикл. Новая власть сохраняет курс на развитие стратегических отношений с Российской Федерацией и странами ЕАЭС и пытается проводить самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, поэтому находится под жесткой критикой западных и прозападных структур.
Отношения Кыргызстана и Китая находятся в состоянии паузы, что обусловлено проблемами выплаты государственного долга перед КНР, уменьшения китайского импорта и перенаправления его транзитных потоков, и закрытая граница.

Внешняя помощь в основном приходит от соседних стран и международных организаций, а в пандемийный период значимость отношений республики с партнерами по ЕАЭС и соседями по Центральной Азии только возросла, что ведет к дальнейшему развитию связей в рамках ЕАЭС.
Новая власть нацелена на усиление государства и государственности, защиту общества от разрушающего внешнего влияния. Последний аспект являет собой особую тему политической повестки, так как в связи с ним давление внерегиональных игроков на Кыргызстан сохраняется. Наиболее перспективным вариантом ослабления внешнего давления и влияния пандемийного кризиса будет укрепление связей внутри евразийской интеграционной группировки и количества стран-участников ЕАЭС.

В свою очередь, азербайджанский политолог, представитель Русской Общины Азербайджана Анастасия Лаврина выразила уверенность в положительном потенциале евразийского партнерства со остальными странами континентальной Евразии.

В докладе на тему: «Транспортно-логистические проекты в кавказском регионе Евразии: сотрудничество и возможные факторы сдерживания развития» политик отметила экономические интересы стран Юго-Восточной Азии в направлении Европы, где Кавказу отводится роль транзитного коридора. По её мнению, в Большой Евразии значительное место занимают страны постсоветского пространства. И наблюдается отчётливая тенденция к «скатыванию» активности в сторону Азии.

— Очень ярко проявляет себя Китай, — отмечает азербайджанский политик. — Мы видим тесную повестку Китай-Россия на внешнем контуре процесса Большой Евразии. Китай имеет хорошо просчитанные стратегические планы на длительные сроки, на 25 и больше, лет, и готов идти на долгосрочные инвестиционные проекты. Например, совместные проекты с Ираном, с Каспийским регионом, Ближним Востоком, на Кавказе. Некоторые из них пока не ратифицированы, но процесс идет.

Могу отметить, что Азербайджан пока не является частью проекта Большая Евразия, и действует на основе двухсторонних экономических отношений с участниками Евразийского экономического союза. Но мы видим какие проекты могут быть реализованы, и часть из них уже разрабатывается или работает. Это и Тюркский совет, и железная дорога Баку-Тбилиси-Карс. Но остаются нерешенными многие вопросы. Например, это единая медиа-повестка для стран-участниц проекта Большая Евразия. И мы, в Азербайджане, готовы принимать в ней участие.

Директор аналитического центра «Стратегия: Восток-Запад» Дмитрий Орлов провел ряд параллелей между событиями XXI века, происходящими в Евразии, и имевшими место в истории ране.

— На Ближнем Востоке мы видим повторение того, что было 100 лет назад, — заявил исследователь, выступая с докладом «Роль реакционных групп в контексте безопасности Большой Евразии». — Это следствие активности конкурентных обществ: Китай, Россия, США. Это не противостояние стран, это противостояние стратегий. У каждого процесса есть его акторы, участники, исполнители. В том числе, и исполнители диверсионных задач. В двадцатые годы XX века в Ферганской области свирепствовал басмач Куршермат, с его бандами, которые напоминали так называемые «зондер команде» - отряды уничтожения.

То же самое мы видим и сегодня. Но терроризм последних лет имеет иное предназначение. Он не ставит целью выдвижение требований, а используется как наказание – кого-то и за что-то. Террористы могут действовать широким арсеналом – и акции протеста, и свержение действующей власти, неугодных заказчику лиц и целых правительств. Ныне действующий терроризм берет свое начало в 70-е годы, и именно на Ближнем Востоке.

Выступления кыргызского аналитика коррелируют с историческим опытом, когда страны, на волне «идеологического развития», принципов «защиты ислама», на основе «национальной идеи пантюркизма», фактически превращали зарубежье в полигон, и транзитную зону и источник «пушечной силы».

— Страшно то, что такая роль как должное воспринимается официальной Анкарой. Боевики-джихадисты для Анкары – это действенный инструмент отстаивания своих внешнеполитических интересов, и отдельное место на этом направлении выделено республикам Центральной Азии, — отметил ранее Бахтияр Саламатов.

Тему интервенции террористических формирований на пространство евразийского партнерства поддержала заместитель председателя Международной организации «Гуманитарное развитие» Цовинар Костанян. Выступая с докладом «Влияние крупных внешнеполитических сил на общественные настроения на Кавказе на примере Армении», она отметила усугубление воздействия противников интеграции на процессы в Евразии.

— На данной территории сконцентрированы основные очаги международной напряженности, что создает большое поле возможностей для вмешательства и проактивных действий вне региональных сил, — говорит политик. — Фактически, этот процесс никогда не останавливался. В 19 веке, позже - в начале 20-го, и в середине двадцатого, ряд сил так или иначе периодически старались внести свою лепту в управление этим пространством.

Сегодня мировая война ведется не в виде прямых военных столкновений между теряющим свой статус гегемоном и оспаривающими этот статус сверхдержавами, а путем умножения локальных, гражданских, террористических и криминальных горячих прокси-войн, а также психологических, экономических и кибервойн.

В Армении, как, впрочем, и на всем евразийском пространстве, составляющей мировой войны является соперничество центров силы за культурно-цивилизационную, геополитическую и экономическую интеграцию общества и политических элит. События на Кавказе, начиная с 2002 года, в Азии – в 2005 году в Кыргызстане и Узбекистане, украинские события, нагнетание внутриполитической ситуации в России, показывают активную вовлеченность внешних сил, и нацелены они на раскол.

На Кавказе в качестве инспирирующей основы часто используется религия. Так, в отношении Армении имеет место влияние религиозных сект, которые пытаются увеличить свое влияние в народе, а их деятельность местами направлена на прямое ослабление сил безопасности государства.

Еще одним способом вмешательства во внутренние дела является деятельность ряда организаций, которые под прикрытием идей демократии работают в направлении искажения цивилизационно-культурной составляющей народов пространства, а также расшатывают устои государств. Кроме западных игроков, в регионе также наблюдается активность еще одного игрока – Турции, которая также заинтересована в ослаблении позиций России в регионе, чего не скрывает.

Уже на протяжении многих лет, на фоне ярко-выраженной пантюркистской риторики президента Турции Реджепа Эрдогана, Анкара проводит политику, включающую политические, экономические, культурно-гуманитарные и военные компоненты, и направленную на снижение роли России в евразийском регионе.

История многочисленных русско-турецких войн показывает, что Турция как правило являлась инструментом в руках европейских государств. И сегодня также, при молчаливом согласии Запада, а местами и при поддержке НАТО, Турция агрессивно вторгается в евразийское пространство, что однозначно приведет к возрастанию нестабильности.
Также мы видим активную вовлеченность Анкары в процессах, происходящих на Ближнем Востоке, которая выражена, например, открытой поддержкой террористических группировок и образований, действующих на территории Сирийской Республики и не только.

Согласно заявлению директора Службы внешней разведки России (СВР) Сергея Нарышкина от 6 октября 2020 года, в зону конфликта в Нагорном Карабахе были переброшены боевики запрещенных в России террористических организаций. Глава СВР, в частности, отметил, что в регион направились боевики из запрещенных в России террористических организаций «Джебхат ан-Нусра», «Фиркат Хамза», «Султан Мурад», а также из экстремистских курдских группировок, которые планировали принять участие в боевых действиях для заработка.

Таким образом, с активной подачи Анкары, Закавказье способно стать новым плацдармом для международных террористических организаций, откуда боевики в последующем могут просачиваться в страны евразийского пространства.

Очевидно, что экономическая, политическая, культурная и военная экспансия официальной Анкары чревата катастрофическими последствиями, так как зачастую опирается на радикально настроенные элементы. Подобная политика таит в себе угрозу для становления и развития проекта Большая Евразия, поэтому полагаю, что странам-членам ЕАЭС необходимо вести более осторожную и обдуманную политику в отношении Турции, чтобы сохранить свой суверенитет и не расшатать устои ЕАЭС.

Что касается ситуации в Армении, то в обстановке усиления конфронтации между Западом и Россией внерегиональные силы и их локальные спутники, своей риторикой, радикальной позицией и антироссийскими устремлениями подыгрывают тем глобалистским силам, которые ставят целью взорвать южное подбрюшье России, посеяв антироссийские настроения в армянском обществе. В итоге, это отдалит Армению и следом – кавказский регион, от евразийских интеграционных процессов.

Однако, я полагаю, что данная политика также обречена на провал, так как подавляющее большинство армянского общества рассматривают Россию как союзника и единственного реального гаранта мира и стабильности в регионе. Нашей задачей является всемерное укрепление отношений, углубление экономической интеграции и политического сотрудничества между странами региона, как в формате двусторонних отношений, так и в рамках таких ключевых организаций как ЕАЭС и ОДКБ, которые играют решающую роль с точки зрения экономической и военно-политической стабильности.

Редактор ИА «Евразия сегодня» Евгений Коротовских отметил важности развития медиа-проектов на пространстве Большой Евразии, указав на наличие в Кыргызстане целой группы международных изданий.

— В Киргизии есть ряд иностранных СМИ, и «Евразия сегодня», как одно из них, активно участвует в формировании повестки, укрепляющей сотрудничество, — сообщил журналист в своем докладе «Развитие информационного сотрудничества стран-партнеров Кыргызстана по ЕАЭС».

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Реджепом Эрдоганом

03.06.2021 15:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Кубанычбек Туманович Туманов

Туманов Кубанычбек Туманович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
22 млн

достигнет численность трудоспособного населения Узбекистана в 2030 году

«

Июнь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30