90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан. В Каракалпакии прошли протесты против принудительной «латинизации»

25.07.2021 15:00

Общество

Узбекистан. В Каракалпакии прошли протесты против принудительной «латинизации»

На минувшей неделе в городе Ходжейли, районном центре Республики Каракалпакстан, произошли протесты, переросшие в столкновения с сотрудниками МВД и Национальной гвардии. Согласно сообщениям из региона, они были вызваны, в первую очередь, решением руководителей Узбекистана о переходе на латинский алфавит, в том числе переводе на него и письменности каракалпаков, причем мнением последних по этому поводу власти как-то забыли поинтересоваться. 

1 июля премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов подписал документ, предписывающий до 1 августа обеспечить перевод на латинскую графику названий населенных пунктов, улиц и организаций, вывесок, СМИ, объявлений и рекламы. Перенос сроков «латинизации» с декабря 2022 на август 2021 года был объяснен «подготовкой к празднованию 30-летия независимости Узбекистана». За пять месяцев до этого, 10 февраля 2021 года, всё тот же Арипов издал постановление о полном переходе на латиницу в 2022 году. Происходящее имеет одну цель – максимальное отдаление населения страны от российской культуры.

Однако согласно Конституции, Каракалпакстан – не автономия, а суверенное государство, входящее в состав Узбекистана. Конечно, в реальной жизни узбекские власти с этим не считаются, тем не менее, постановление премьера, подготовленное, разумеется, по поручению президента Мирзиёева, многие каракалпаки сочли посягательством на суверенитет своей республики и собственный язык.

Причина столкновений

13 июля в Ходжейли состоялось поминальное мероприятие по случаю 40 дней со дня смерти активиста оппозиционной партии «Алга Каракалпакстан» Жаксылыка Саметова, скончавшегося в Москве, где он находился на заработках.

Отдать уважение памяти покойного в Кумбыз Ауыле, местности неподалеку от городского вокзала (километра полтора от ходжейлийской администрации), собрались сотни людей – родственники, друзья, коллеги, а также десятки активистов различных оппозиционных групп. Они съехались со всей республики – из Караузякского, Кегейлинского, Муйнакского, Шуманайского районов и из Нукуса, столицы Каракалпакстана, поскольку Саметов был известен как защитник прав каракалпаков.

По завершении поминок, примерно в 14 часов, несколько десятков человек вышли на улицы города, некоторые держали в руках плакаты, протестуя против давления на каракалпакский язык и культуру. Первоначально митингующие направились по ул. Абадан к дому правозащитника Саадатдина Реймова, чтобы выразить ему свою поддержку – его младшего брата Мэлса Реймова и еще одного человека, Азамата Сержанова, 8 июня приговорили к полугодичному заключению по 277 статье («Хулиганство») 2 часть пункт «б» («…совершенное группой лиц»). По общему мнению, их осуждение стало своеобразным «наказанием» самого Саадатдина Реймова, в связи с его правозащитной деятельностью.

Тем временем местные власти подогнали к месту событий пять автобусов с сотрудниками силовых структур - Национальной гвардии, госбезопасности, МВД. Однако в ответ на попытки задержаний митингующие оказали сопротивление. По словам очевидцев, они вступали в драку, кидались камнями и другим подручными предметами, разбив стекло одного из милицейских автобусов (об этом сообщает ПЦ «Мемориал»). Не ожидая такого отпора, силовики запрыгнули в автобусы и поспешили покинуть место событий.

После того значительное количество людей – называется число до 100 человек - вышли на трассу Конырат-Ходжейли. Некоторые несли плакаты с призывами уважать каракалпакский язык. Согласно закону, принятому парламентом Каракалпакстана 1 декабря 1989 года, государственным на территории этой республики является каракалпакский язык.

«У нас в Каракалпакии каракалпакский язык становится второстепенным, - рассказывает собеседник нашего издания. – В школах сокращают преподаванием на нем, а его учителей заставляют переучиваться на узбекский. При этом они должны платить 6 миллионов 800 тысяч сумов (около $640 – ред.), и два года ходить на курсы узбекского. Учителя каракалпакского языка становятся учителями узбекского языка - это издевательство, которое бесит людей».

Звучали также требования решать проблемы занятости, прекратить организованное переселение в республику мигрантов из других районов Узбекистана и преследование каракалпакских активистов.

Собравшиеся призвали власти уволить с работы и привлечь к уголовной ответственности сотрудников МВД, замешанных в избиениях и пытках по политическим мотивам. В частности, в пытках похищенных в январе этого года отца и сына Нурлепесовых – в этой связи называлось имя подполковника МВД Николая Бабаниязова; в раздевании догола в ГУВД Ходжейли Назлымхан Турымбетовой – сотрудника по имени Аскар. Упоминался и некий подполковник Бахрам.

По словам очевидцев, к месту событий прибыли глава администрации Ходжейлинского района Женгис Ермашов (действующий прокурор, назначенный хокимом) и прокурор Каракалпакстана Фархад Алламбергенов. Они попытались успокоить людей, обещали, что каракалпакский язык сохранит свой статус и участников протеста не будут подвергать преследованиям.

«Всё закончилось мирно, они никого не смогли арестовать, потому что народ не отдал их», - прокомментировал события один из каракалпакских оппозиционеров.

Обычная реакция

Несмотря на обещания, 15 июля стала поступать информация о задержаниях. В Ходжейли в милицию доставили около 15 человек, сообщалось о задержаниях и в других районах Каракалпакстана. В частности, были арестованы брат и сестра Жуманазаровы - Айдос и Аксунгул, правозащитник Конырабай Реджепов и еще один молодой человек. В городах Ходжейли, Нукус, Кунград, Чимбай милиция вызвала на допросы десятки людей.

По некоторым данным, активистов из Ходжейли вывозили в другие населенные пункты республики, где подвергали запугиваниям и пыткам. Так, активистка Назлымхан Турамбетова была задержана примерно в 9 часов утра, когда отводила детей в детский сад, из Ходжейли её доставили в Тахиаташский РОВД, где в помещении на втором этаже длительное время подвергали оскорблениям и пыткам (включая избиение и удары электрошокером), требуя признать вину в организации протестной акции.

Каракалпакская оппозиция уже сообщала, что обычно активистов арестовывают в одном районе, увозят в другой и там в здании РОВД избивают, не оставляя следов. В нескольких случаях применялся электрошокер. Затем силовики диктуют, что схваченный ими человек должен написать.

Лозунг протестующих

В этот раз тему арестов успели поднять и Human Rights Watch, и Amnesty International, возможно, поэтому все задержанные в тот же день были освобождены.

Однако расследование случившегося и вызовы на допросы продолжаются. Поступают сообщения об усилившейся слежке за каракалпакскими активистами, некоторые из них фактически помещены под домашний арест. На каждого из них выделено едва ли не по 15 сотрудников силовых органов, следящих, чтобы никто из них не вышел на улицу.

Съемка тоже запрещена

Прошедшие волнения стали самыми крупными по количеству вовлеченных в них людей за последние годы. Однако мелкие акции протеста в Нукусе и других городах Каракалпакстана проводятся регулярно, хотя власти стараются тут же их разгонять, а на участников оказывается всемерное давление, фабрикуются дела, они подвергаются запугиванию и избиениям, о чем мы неоднократно рассказывали в течение последних полутора лет 

Лозунг протестующих

Достаться может даже случайным прохожим. Житель Нукуса Сайыпназар Калимов на днях распространил текст обращения к президенту Узбекистана, председателю Верховного Совета Республики Каракалпакстан, а также в ОБСЕ, жалуясь на незаконное судебное преследование и выражая просьбу помочь ему в «справедливом рассмотрении его несправедливого дела».

Он пишет, что 1 августа 2019 года проходил мимо музея имени Савицкого в Нукусе, и увидел двух девушек с плакатами, уведомляющими об объявлении голодовки

«Некоторые проходящие снимали девушек на фото, я тоже снял их на камеру телефона и сел отдохнуть на скамейку, - рассказывает С. Калимов. - В это время ко мне сзади подошли неизвестные люди в гражданской одежде, отобрали телефон [и вынули сим-карту], которую впоследствии (…) привели в негодность. Они скрутили мне руки и начали избивать, порвав мою одежду, меня уложили на землю. Я спросил у них: «Кто вы?» Они не ответили, но около 11:00 вызвали нацгвардию и, надев наручники мне на руки, отвезли в горотдел [милиции] Нукуса. Там меня допрашивали люди в гражданской одежде, по моему предположению - работники спецслужбы. Когда я и у них спросил: «Кто вы?», они тоже не показали мне удостоверения, и не назвали причину моего задержания. Впоследствии я узнал, что столь агрессивно и по-издевательски задержавшие и допрашивавшие меня, оказались Сатбай, Ильяс и Байрам, сотрудники отдела борьбы с экстремизмом и терроризмом [МВД]. Они допрашивали, знаю ли я этих девушек. Я ответил, что этих девушек раньше не видел и с ними лично я не знаком. В тот день, 01.08.2019 г., меня допрашивали до 23:00, а в 24:00 отвезли в суд.

На заданный [мне] исполняющим обязанности [председателя] суда М. Бердимуратовым вопрос о произошедших событиях, я ответил, что я ничего противозаконного не совершал, этих девушек не знаю, в поисках работы я, проходя мимо девушек, заинтересовался и снял их на фото, как и другие. Также объяснил, что я не мог знать последствия, и что у меня на иждивении находятся двое моих малолетних детей, больная мать, которой нужны лекарства. Но, не обращая внимания на моё незаконное задержание, на моё трудное семейное положение и.о. судьи М. Бердимуратов по ст. 201 ч. 1 (Нарушение порядка организации, проведения собраний, митингов, уличных шествий или демонстраций) [КоАО] осудил [меня] на 10 суток ареста. После чего милиционеры, надев на меня наручники, отвезли в изолятор.

На другой день около 10:00 ко мне пришли сотрудники милиции и объяснили, что если я буду молчать, мои дети смогут поступить в высшие учебные заведения, в противном случае они пригрозили устроить всё наоборот. Я сказал, что буду молчать. Потом эти сотрудники заставили меня подписать написанную ими апелляцию и ушли, не дав мне ознакомиться [с ней] несмотря на мою просьбу.

02.08.2019 г., около 16:00 меня, как и в первый раз - без адвоката и без свидетелей, судили [во] второй раз. На вопросы и.о. судьи Р. Худайбергенова я ответил, как и первому судье, но добавил, что я «раскаиваюсь в содеянном». Это велели сказать суду сотрудники отдела по борьбе с экстремизмом и терроризмом Сатбай и Ильяс, обещав [мне] освобождение прямо в зале суда. Несмотря на то что я и моя жена относимся к категории малообеспеченных семей, и мы безработные, и что на нас не обращает внимания отдел по трудоустройству, несмотря на моих малолетних детей, которых я должен кормить и обеспечивать, несмотря на мою больную мать, которая нуждается в лекарствах, и.о. судьи Р. Худайбергенов оштрафовал меня на 10 минимальных з/п (2.230.000 сумов) (около $259 – ред.).

После несправедливого постановления суда, я написал заявление в Верховный суд РУз, но ответа не получил. Также я написал заявление в Верховный суд РКк., от которого пересмотра дела не последовало. Хочу сказать про органы спецслужб, которые мне обещали помочь, [но] в данное время они молчат и до сих пор следят за мной».

Политика преследований

Добавим, что власти Узбекистана давно уже стремятся идти по пути создания этнократии, стараясь постепенно «задавить» этнические меньшинства; в полной мере это относится и к каракалпакам.

Им не разрешают создавать и регистрировать политические партии, хотя их создание непосредственно предусмотрено Конституцией Республики Каракалпакстан («Граждане Республики Каракалпакстан имеют право объединяться в профессиональные союзы, политические партии и другие общественные объединения, участвовать в массовых движениях». Ст. 32). Официальный Ташкент этому препятствует, ссылаясь на закон «О политических партиях», где говорится, что для регистрации партии надо собрать не менее двадцати тысяч подписей граждан, проживающих в не менее чем восьми территориальных субъектах (областях), включая город Ташкент. Понятно, что такого количества граждан Каракалпакии там нет, так что речь идет о фактическом отказе в политических правах, закрепленных в Основном документе Республики Каракалпакстан.

Лозунг протестующих

Однако события последних лет показывают, что вопреки давлению, в республике возникло и стало шириться движение, которое можно назвать национально-освободительным. То, что сегодня в ней набирают силу неформальные движения, выступающие за независимость, отмечает и ПЦ «Мемориал».

Их не было бы совсем или они не развивалось бы так быстро если бы власти прислушивались к насущным нуждам каракалпаков, а не игнорировали их, прибегая к методам устрашения. Всё население Узбекистана является заложником коррупционной экономической политики правящей группы, не дающей расти его жизненному уровню. Отказ от этой системы лишит этих лиц стабильных сверхдоходов, поэтому они преследуют всех, кто выступает против. Но в Каракалпакии их репрессивные действия вызывают лишь озлобление, и, возможно, ведут всё к большей радикализации.

Подробнее о ситуации в Республике Каракалпакстан мы рассказывали в 2017 году в статье «Почему в Каракалпакстане не переводятся борцы за независимость». Остается констатировать, что к лучшему с тех пор там ничего не изменилось.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

25.07.2021 15:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Мирлан Исакбекович Бакиров

Бакиров Мирлан Исакбекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
25 000

кыргызстанцев принимают опиаты внутривенно

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30