90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Афганский капкан для США и всего мира. Часть 3

01.09.2021 11:30

Политика

Афганский капкан для США и всего мира. Часть 3

Падение всего за несколько августовских дней правительства Афганистана, без всякого сомнения, произвело шокирующее впечатление как на самих афганцев, так и на сторонних наблюдателей.

Во времена Наджибуллы вокруг Кабула была система укреплений, которые занимали особенно проверенные военнослужащие из гвардейских частей. Соответственно, тогда партизаны-моджахеды не могли взять столицу штурмом, как не смогли взять ни Джелалабад, ни Хост, которые обороняли в том числе и местные пуштунские племена, поддерживающие правительство.

При Ахмад Шахе Масуде Кабул два года держался сначала против Хекматиара, потом против талибов. Конечно, тогда в городе было меньше населения, но на месяц-другой имеющихся ресурсов могло быть вполне достаточно.

Но ничего этого не было сделано, армия просто исчезла, и безусловно, это самая главная интрига всей этой истории с падением того государства, которое США строили в Афганистане с 2001 года.

Что случилось с полицией…

В данном случае проще всего объяснить ситуацию с афганской полицией. Из почти 300 тыс. человек, о которых говорил президент США Джо Байден как о тех вооруженных силах, которые были подготовлены американцами и оплачивались ими, большую часть составляли именно полицейские.

В большинстве случаев это местная милиция, которая отвечала за порядок в тех или иных уездах в обмен на финансирование и поддержку представителей тех общин, из которых эта милиция была сформирована. Для всех этих людей не было проблемой сменить линию фронта.

В основном они остались на своих прежних местах и просто поменяли флаг на новый. Хотя при этом автоматически потеряли свою зарплату от правительства. Поэтому их отказ от поддержки правительства мог быть связан только с параличом самого этого правительства.

…и что не так с армией

Несколько сложнее объяснить ситуацию с военными. В первые десять лет своего присутствия в Афганистане американцы при создании афганской армии опирались в основном на выходцев из Северного антиталибского альянса.

При этом армия создавалась по западным стандартам: формировались корпуса, всего их было 6 плюс специальные подразделения, новобранцы проходили соответствующее обучение у американских и европейских инструкторов.

Но так как в руководстве армии было много выходцев из национальных меньшинств из бывшего Северного альянса, то и новобранцев набирали в основном на Севере. Поэтому в тех частях афганской армии, которые размещались на пуштунском Юге, было чересчур много таджиков, хазарейцев и узбеков. Естественно, пуштунам это в целом не нравилось.

Для этого периода были характерны ожесточенные боевые действия на Юге Афганистана, в которых активное участие принимали военные из международной коалиции. Это было то время, когда США держали в Афганистане больше 100 тыс. военных. В то время как на Севере не было никакой антиправительственной активности.

Понятно, что ожесточенные бои на пуштунском Юге приводили к тому, что потребность в рекрутах только усиливалась. А это вело к увеличению масштабов их набора в северных провинциях.

В это время пуштунские районы Юго-Востока Афганистана все чаще выпадали из тех процессов государственного строительства, которые пытались организовать США.

Тем более, что в соседней пакистанской провинции Хайбер-Пактунхва (бывшая Северо-Западная пограничная провинция) одновременно шли бои пакистанской армии против местных пуштунских командиров, близких к «Талибану» (организация запрещена на территории РК). Так что война происходила по обе стороны афгано-пакистанской границы.

Ошибка США

В результате получалось, что ставка на северные национальные меньшинства фактически привела американцев к необходимости самим воевать на Юге Афганистана. В то время как использование на Юге тех частей афганской армии, которые были сформированы на Севере, только провоцировало здесь усиление пуштунского сопротивления.

Стоит отметить, что в это время президентом был Хамид Карзай из племени дуррани. В Кандагаре, где в основном проживали представители этого племени, ситуация была относительно спокойной. Большую роль в этой провинции играл брат афганского президента. Хотя бои шли в соседней, также дурранийской провинции Гильменд. Но здесь надо обратить внимание, что Гильменд это одна из главных территорий производства опиума.

Но все-таки основная напряженность имела место в юго-восточных провинциях, которые граничили с так называемой зоной свободных пуштунских племен в Пакистане. С афганской стороны здесь в основном проживали пуштуны из племени гильзай.

Между прочим, характерно, что после апрельского переворота 1978 года все руководители Афганистана — от коммуниста Нур Мухаммеда Тараки до лидера Талибан Муллы Омара — были именно гильзаями.

Кроме таджика Бурхануддина Раббани. Гильзайско-дурранийские противоречия отчасти все еще играют определенную роль в политической жизни Афганистана.

Показательно, что в 2014 году президентом стал Ашраф Гани Ахмадзай. По происхождению он как раз являлся выходцем из племени гильзай. Хотя Ашраф Гани приехал в Афганистан из США, где работал профессором в университете, все-таки его племенное происхождение имело значение.

Пуштунское влияние

О масштабе проблемы межплеменных противоречий говорит тот факт, что во втором туре президентских выборов 2014 года проигравший в первом туре кандидат из дуррани Залмай Расул призвал голосовать вовсе не за Гани, хотя они оба пуштуны, а за его соперника Абдуллу Абдуллу. Сам Абдулла по отцу пуштун, но на выборах его обычно поддерживают в основном таджики.

То есть пуштун Залмай Расул из старой дурранийской аристократии выступил против кандидата-гильзая Ашрафа Гани и таким образом поддержал представлявшего интересы таджиков и частично других национальных меньшинств Абдуллу Абдуллу.

Понятно, что это было следованием прежней политической практики времен президентства Хамида Карзая, при котором дуррани активно взаимодействовали с таджиками. Но все равно это отражало межплеменные противоречия среди пуштунов.

При президентстве Ашрафа Гани ситуация в Афганистане несколько изменилась. На пуштунском Юге стало гораздо спокойнее, зато ситуация заметно обострилась на Севере. В частности, здесь стали происходить нападения боевиков «Талибана» на горные уезды в провинции Бадахшан, а также была предпринята попытка захвата Кундуза.

Очень похоже, что одной из причин возникновения проблем с безопасностью на Севере и снижения уровня таких угроз на Юге тогда было заметное сокращение степени влияния таджиков и других национальных меньшинств на военно-политические вопросы при Ашрафе Гани.

В частности, назначенный президентом Карзаем в 2012 году министром обороны Бисмилла-хан, при Ашрафе Гани в 2015 году уступил свой пост пуштуну Мохаммеду Масуму Станекзаю. После этого до лета 2021 года эту должность занимали пуштуны.

Как следствие, в афганской армии как раз и выросло влияние пуштунов. С точки зрения построения государства Афганистан, возможно, это и было логичным решением. Тем более, что на пуштунском Юге действительно боевые действия пошли на убыль.

Следовательно, определенный результат в такой политике был. Но когда американцы решили уйти, мотивация пуштунов в составе армии оказалась существенно ниже, чем мотивация ветеранов Северного альянса из числа национальных меньшинств. В связи с тем, что пуштуны преобладали на командных постах, в том числе в северных провинциях Афганистана, усилий спешно собранных ополченцев из таджиков и узбеков оказалось недостаточно.

Очень показательно, что немногие свидетельства из гущи событий описывают, как армейское командованием отказывалось сражаться. Именно так якобы попал в плен к талибам в Герате Исмаил-хан. Он со своими людьми оказался заблокирован на военной базе и после капитуляции военных также вынужден был сдаться.

Почему сдалась армия?

В любом случае очевидно, что афганские военные по всей стране практически не сопротивлялись талибам. Причем позиция полиции в этом вопросе особой роли не играет. Большая ее часть находится в регионах и по понятным причинам готова поддержать сильнейшего.

Но вот армия и ее неожиданная капитуляция вызывает много вопросов. Сколько бы ни было талибов для борьбы против армейских частей, но как минимум в Кабуле, Мазари-Шарифе и Герате им потребовалось бы много времени и сил, чтобы справиться с местными военными, будь они пуштунами, таджиками или узбеками, если бы у них было желание сражаться.

Но и по позиции национальных меньшинств также есть вопросы. Конечно, можно говорить, что у них не было отдельной армейской структуры, как это было в 1990-х. Напомним, тогда правительство Наджибуллы создало много национальных военных формирований, самым известным из которых была 53-я узбекская дивизия Абдул Рашид Дустума.

Но все равно захват северных провинций талибами произошел слишком быстро. При наличии десятков тысяч ветеранов войны против СССР, против «Талибана», против друг друга наконец и при относительно согласованных их действиях талибам пришлось бы приложить колоссальные усилия для завоевания афганского Севера.

Для этого они должны были бы перебросить с Юга на Север серьезные экспедиционные силы минимум в десяток тысяч бойцов, как они это делали в 1998 году и позднее. При этом до 15 августа через Кабул и затем перевал Саланг они пройти никак не могли.

Если же говорить о горных проходах через горный хребет Гиндукуш с южного направления в направлении Бадахшана, здесь перемещаться могли только сравнительно небольшие силы.

Конечно, можно сказать, что многие талибы или симпатизирующие им силы уже находились на Севере Афганистана. Но очевидно, это не могла быть армия, только мелкие партизанские группы. Тем более, что любые чужаки родом с Юга Афганистана или даже из Пакистана сразу же стали бы заметны в местном обществе, где преобладали таджики и узбеки.

Важные ответы

Тогда возникает вопрос, каким же образом с 11 августа вдруг в один момент пало большинство северных провинций, каким образом талибы заняли все пограничные переходы со странами Центральной Азии? Откуда у них оказалось столько бойцов?

К примеру, до американского вторжения в 2001 году они держали на Севере десятки тысяч вооруженных людей и вели изнурительные бои против Северного антиталибского альянса. Теперь же им это не понадобилось. Во всех северных провинциях большинство не стало сопротивляться. И вот здесь мы подходим к весьма тонкому моменту, который связан с общей обстановкой вокруг Афганистана.

Продолжение следует

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Хамидом Карзаем

01.09.2021 11:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Кайрат Пернешович Кожамжаров

Кожамжаров Кайрат Пернешович

Генеральный прокурор Казахстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
350

человек обратилось в травмпункт Бишкека с начала января

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31