90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

РФ и Казахстан обсудили, как защитить трансграничные реки и избавиться от углерода

06.10.2021 09:00

Политика

РФ и Казахстан обсудили, как защитить трансграничные реки и избавиться от углерода

Москва и Нур-Султан будут укреплять дружбу на почве экологии и зелёной экономики. Об этом они договорились в ходе XVII Форума межрегионального сотрудничества Казахстана и России.

Хотя Форум прошёл в онлайн формате, это не сказалось на эффективности его работы. Стороны подписали 13 документов в сфере защиты экологии, биоразнообразия, укрепления торгово-экономических связей. Кроме того, были подведены итоги сотрудничества и сделан прогноз на 2021 год.

Так, по словам президента РК Касым-Жомарта Токаева, за годы работы Форума было подписано около 200 соглашений и договоров, а товарооборот вырос в 3,5 раза и достиг 19 млрд долларов. За 15 лет объем российских инвестиций превысил 16 млрд долларов, казахстанских – 4,5 млрд. В свою очередь, президент РФ Владимир Путин обратил внимание участников на рост товарооборота за последние семь месяцев на 34%, что составило 14 млрд долларов. «Ожидается, что по итогам года взаимная торговля достигнет рекордных показателей в 20 млрд долларов, и в этом большая заслуга именно межрегионального сотрудничества», – отметил он.

Но все же не товарооборот стал главной темой Форума, которая звучала так: «Сотрудничество в области экологии и «зеленого» роста».

Трансграничная ситуация

Центральной темой встречи были трансграничные реки Урал и Иртыш, которые, по словам президента РФ, «имеют для наших стран действительно очень важное экономическое, природное и даже культурное значение». Увы, сегодня сложилась тревожная ситуация вокруг рек. Как сказал глава Оренбургской области Денис Паслер, заметно сократился средний многолетний сток Урала. «Если в 1991 году у города Оренбурга уровень реки составлял 8 метров, то на сегодняшний день около 4 метров», – сообщил он. Страдает не только река, но и население. В бассейне Урала проживает около 70% жителей Оренбуржья.

Для защиты экосистемы трансграничных рек был выработан план мероприятий. «Подготовлены проекты по реконструкции трех очистных сооружений, – отметил Д. Паслер. – Ведутся работы по расчистке русел рек, строительству и ремонту гидротехнических сооружений, проектные изыскания по берегоукреплению, проводятся экологические акции с участием жителей».

Глава Саратовской области Валерий Радаев подготовил доклад по режиму водопользования на реках Большой и Малый Узень. «Только в прошлом году было поставлено (в Казахстан. – Ред.) более 78 млн кубометров, а с начала текущего года – уже 66 млн кубометров», – сообщил В. Радаев. Чтобы сохранить экосистему рек Большой и Малый Узень, он предложил проводить совместный мониторинг.

Более жёстко вопрос ставится на казахстанской территории. «Водная безопасность Казахстана во многом зависит от гидрологического и экологического состояния трансграничных рек», – отметил президент РК. Учитывая обстоятельства, К-Ж. Токаев призвал уделить внимание «вопросу целесообразности строительства и эксплуатации плотин на малых реках, а также организации новых водозаборов». Он отметил, что разумный забор воды в верховьях рек и экономное водопользование в её истоках приобретает в наше время особую актуальность.

Стоит отметить, что проблема водопользования и сохранения трансграничных рек в текущем столетии обещает стать одной из самых злободневных. По оценкам экспертов, в том числе ООН, в ближайшие десятилетия государства столкнутся с нехваткой воды из-за изменения климата. Экологическая проблема способна политизироваться и ухудшить отношения между странами, через которые протекают реки. Уже сегодня можно говорить, что эффективное решение на межгосударственном уровне проблемы охраны и экологии трансграничных рек закладывает в XXI веке крепкий фундамент для добрососедских и доверительных отношений между странами.

Ядерная реакция

Не обделили вниманием на Форуме ядерную энергетику. Она неоднократно поднималась в повестке дня двухстороннего сотрудничества РФ и РК. В последний раз о ней К-Ж. Токаев говорил в сентябре в рамках Восточного экономического форума (Россия), отметив, что «пришло время предметно рассмотреть этот вопрос». По оценке президента РК, к 2030 году Казахстан столкнётся с энергодефицитом. Поэтому затягивать с принятием решения – это всё равно что закладывать почву для кризиса в энергокомплексе страны.

Как отметил В. Путин, Россия предлагает Казахстану не только готовую АЭС. По его словам, «речь идёт о создании целой отрасли, которая включает в себя обучение кадров в российских вузах на новых специальностях, связанных с использованием атомной энергетики». Однако подготовка кадров для будущей АЭС так или иначе включается в пакет сделки. Другое дело, что его можно расширить за счёт включения других аспектов сотрудничества в атомной энергетике. Например, совместного производства элементов и комплектующих для АЭС.

Более практичный разговор о строительстве АЭС Казахстан вёл только с Россией. В 2014 году был даже заключён меморандум с «Росатомом», который, по словам тогдашнего главы холдинга Сергея Кириенко, означал «принципиальное решение». Как он сказал в свое время, «до конца года надо будет подписать межправительственное соглашение, предусматривающее в том числе финансирование». Но, открыв дверь, стороны не переступили порог. Соглашение не было подписано ни в 2014 году, ни в последующем. Таким образом, решение о строительстве АЭС по российскому дизайну было отложено на неопределённый срок.

Казахстан находится на пороге принятия решения, но тянет с ним. Такая нерасторопность может быть вызвана рядом причин. Во-первых, внутри страны ведутся дискуссии. Главным образом, между атомщиками и энергетиками. Первые – сторонники АЭС, вторые исходят из топливного баланса Казахстана, где преобладают запасы угля – дешёвого источника энергии. Хотя очевидно, что международные климатические соглашения не оставляют выбор за углём.

Во-вторых, если будут строить АЭС, то какова будет её мощность и цена? Никому не хочется переплачивать за избыточную энергию. Поэтому надо ясно понимать, сколько нужно мегаватт в ближайшие 50 лет (столько составляет срок службы современных АЭС). Да и цена имеет значение. В 2014 году за реактор чуть более 1 тыс. мегаватт «Росатом» предлагал Казахстану за 5 млрд долларов, а Узбекистан в 2018 году договаривался уже за 11 млрд.

Третья проблема – радиофобия. Для населения, которое пережило последствие ядерных испытаний, вопрос атомной энергетики остаётся чувствительным. Но, как показывает дискуссия, дело не только в  радиофобии. Решение вопроса АЭС зависит от уровня доверия населения государству, поскольку в последнем люди видят всевидящее око, гарантирующее качество строительства и эксплуатации АЭС. Но такие инциденты, как систематические взрывы военных складов в стране, заставляют население сомневаться в возможностях государства, т. к. за разного рода ЧП в стране часто скрывается халатность чиновников.

Есть и другие проблемы, к примеру до сих пор не определено место для строительства будущей АЭС.

Солнечный круг

Россия и Казахстан, по словам К-Ж. Токаева, имеют потенциал сотрудничества в области зеленой экономики. «К 2030 году Казахстан намерен увеличить долю возобновляемых источников энергии в энергобалансе с текущих 3% до 15%», – отметил он. Государство будет оказывать поддержку инвесторам. В Казахстане уже работает российская компания Hevel. «Общий объём проектов по производству солнечной генерации этой российской компании уже достиг 240 МГв», – отметил К-Ж. Токаев. По его словам, Казахстан обладает «высоким потенциалом ветровой энергии – около триллиона кВтч в год».

В России также озабочены вопросами развития альтернативной энергетики. До 2035 года на эти цели государство выделит 360 млрд рублей. Преимуществом ВИЭ является нулевой выброс углерода. Но есть и недостаток. Как отметил ранее министр энергетики РФ Николай Шульгинов, это неравномерная выдача мощности в сеть, что «обусловлено природно-климатическими факторами».

В Казахстане ситуация лучше. Из-за южных широт на севере страны количество солнечных дней в году доходит до 120, на юге – до 260. Потенциал солнечной энергии оценивается в 2,5 млрд кВтч в год. Кроме того, большая часть территории – это продуваемые степи, что позволяет получать энергию от ветра. Но есть и проблемы. Согласно исследованию PwC Kazakhstan «Рынок ВИЭ в Казахстане: потенциал, вызовы и перспективы», зелёную энергетику сдерживают несовершенство законодательства, колебание обменного курса валюты, сложности с интеграцией ВИЭ в энергосистему страны.

Тем не менее потенциал для межгосударственного сотрудничества есть. По данным PwC Kazakhstan, Россия занимает 6-е место среди инвесторов в зелёную энергетику РК. Её доля составляет 6% в общем объёме генерируемых мощностей ВИЭ. При этом есть условия для роста. По крайней мере, валютных рисков, которые приводились в исследовании PwC Kazakhstan, нет: рубль и тенге коррелируются друг с другом. Кроме того, в рамках ЕАЭС планируют создать общий энергетический рынок, что способствует интеграции альтернативных энергопроектов.

Водород без углерода

Последним «писком» моды стала водородная энергетика, которая появится в обозримом будущем. По оценке Н. Шульгинова, «к 2050 году доля водорода в мировом энергобалансе может увеличиться в разы и достичь от 7 до 24 % от общего объёма в конечном потреблении энергии». К 2035 году, считает глава Минэнерго РФ, доля России на водородном рынке, благодаря запасам газа, составит 20%. Экспорт водорода к этому моменту составит 2-12 млн тонн.

Потенциал есть и у Казахстана. Как сказал на Форуме К-Ж. Токаев, «наша страна входит в число восьми стран мира с высоким экспортным потенциалом зелёного водорода».

В свою очередь, президент РФ уверен, что низкоуглеродная экономика без газа невозможна. Поэтому идёт работа по увеличению производства сжиженного газа. «В этой отрасли также видим поле для совместной работы с казахстанскими друзьями», – сообщил В. Путин.

Угроза глобального потепления бросает вызов всем странам. Поэтому важно быть не конкурентами, а партнёрами в реализации проектов, связанных с зелёной экономикой и энергетикой. Сокращение выбросов парниковых газов заставит страны увеличивать финансирование «зелёных инноваций».

«Реализация проектов в сфере альтернативной энергетики требует формирование производственной и научной инфраструктуры, наличие высококвалифицированных кадров», – сказал на Форуме К-Ж. Токаев. Страны, которые сегодня экономят на науке, завтра окажутся не только в позиции аутсайдеров, догоняющих фаворитов, но и станут зависимыми от технически развитых государств. Не имея возможности производить «зелёные технологии», они вынуждены будут приобретать их за рубежом.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

06.10.2021 09:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
50,9%

от ВВП составил внешний долг Кыргызстана в марте 2015 г

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Декабрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31