90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан: власти не рады бегущим от талибов афганцам

20.11.2021 14:00

Политика

Узбекистан: власти не рады бегущим от талибов афганцам

Узбекистан заявляет, что не будет принимать афганских беженцев.

«Я лишился Родины!» – воскликнул афганский журналист Бесмеллах Махмуди.

В глазах у него стояли слезы, и он замолчал и опустил голову, чтобы их скрыть. Он повернулся и на мгновение посмотрел в окно ташкентского кафе, а затем продолжил эмоциональный рассказ о своем бегстве из северного Афганистана в соседний Узбекистан, когда этим летом власть захватили талибы.

«За два дня до захвата Мазари-Шарифа нам с женой и двумя детьми удалось покинуть город», – сказал Eurasianet.org 36-летний репортер.

«Когда мы добрались до Моста Дружбы на границе, то увидели множество людей, отчаянно пытавшихся перейти на территорию Узбекистана. Нас охватил ужас. Это был самый тяжелый день в моей жизни».

Семья Махмуди была одной из счастливчиков. У них были визы в Узбекистан, которые они получили раньше, поэтому им разрешили пересечь границу. Многих остальных пограничники заставили вернуться в новый, управляемый талибами Афганистан, потому что Узбекистан отказывается принимать афганских беженцев.

Семья бежала 13 августа, за день до захвата их родного Мазари-Шарифа талибами, и за два дня до падения Кабула.

Махмуди и его жена Парвин бежали вместе со своей семилетней дочерью Севги и шестилетним сыном Шахрухбеком, потому что находились в опасности из-за своей профессиональной деятельности.

Он журналист, критиковавший «Талибан». Она преподавала в университете страны, новые правители которой велели педагогам-женщинам оставаться дома и запретили девочкам старше 12 лет ходить в школу.

«Моя жена преподавала в местном университете. Но мы знали, что талибы запретят женщинам работать в сфере образования, особенно обучать студентов мужского пола. И мы боялись мести, потому что моя жена учительница, – сказал Махмуди.

Журналисты тоже под прицелом. Махмуди работал ведущим новостей и репортером на различных афганских каналах с 2007 года, подготовив более 100 телерепортажей.

«В некоторых из них я критиковал талибов и сторонников “Исламского государства” за организацию взрывов и убийство женщин. Они мне этого не простят. После того, как я покинул Афганистан, талибы приходили за мной в мой старый дом. Они избили моего брата [фермера] и сломали ему руку».

Непосредственно до отъезда Махмуди работал на телеканале Almas в Мазари-Шарифе, который талибы затем закрыли.

После прихода к власти талибов, обещавших уважать «свободную и независимую» прессу, закрылись более 150 СМИ – опасаясь запугивания и по причине прекращения международного финансирования.

«Несмотря на обещания талибов разрешить работать СМИ, которые “уважают исламские ценности”, новые правила душат свободу СМИ в стране, – заявила недавно Патриция Госсман из международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч». – Введенные движением “Талибан” меры регулирования настолько всеобъемлющи, что журналисты практикуют самоцензуру и опасаются оказаться в тюрьме».

Анвар Назиров – ташкентский активист волонтерского движения, помогающего бежавшим афганцам, в основном представителям интеллигенции, которые не чувствовали себя в безопасности при талибах. К настоящему времени движению удалось оказать содействие переселению 16 семей в США, Канаду и Европу.

«В наших списках около 1500 афганских граждан разных профессий, – сказал Назиров Eurasianet.org. – Это этнические узбеки, таджики, пуштуны, хазарейцы и туркмены. Эти люди не приняли идеологию талибов и бежали из страны, чтобы спасти свои жизни».

Узбекистан не подписал конвенции ООН о беженцах и лицах без гражданства (хотя и обещал это сделать), поэтому семей вроде Махмуди нет шансов получить здесь статус беженца.

Но существует процедура предоставления политического убежища, введенная указом президента Шавката Мирзиёева в 2017 году. Согласно ей правом на убежище обладают люди, сталкивающиеся у себя на родине с преследованием из-за своей политической деятельности либо религиозной, расовой или этнической принадлежности, а также их родственники.

Многие бежавшие в Узбекистан афганцы, безусловно, подпадают под эту категорию, но Ташкент не поощряет подачу ими заявлений на убежище, возможно, потому что правительство придерживается курса на взаимодействие с «Талибаном», считает Назиров.

По данным правительства, в настоящее время в Узбекистане проживают 13 658 афганских граждан, подавляющее число которых – 13 032 человека – пребывают в стране временно.

Под давлением международных правозащитных групп правительство пообещало не депортировать афганцев с истекающими визами, и вместо этого продлить их.

Но, по словам активистов, этого не достаточно.

«У Узбекистана есть обязательства предоставлять статуса беженца и убежище афганским журналистам, которые опасаются за свою жизнь и безопасность либо могут подвергнуться пыткам, – сказал Eurasianet.org Стив Свердлоу, юрист по правам человека и доцент Университета Южной Калифорнии. – Чтобы соответствовать своему месту в Совете ООН по правам человека, Узбекистан должен немедленно подписать конвенцию о беженцах. Эта конвенция является одним из документов в международном праве, ратифицированных наибольшим количеством стран».

Узбекистан занял место в Совете в этом году, с большой помпой по поводу приверженности Ташкента правам человека.

Но правительство не принимает аргументы вроде тех, что озвучил Свердлоу.

«Потока беженцев нет, вообще беженцев нет. Мы изначально заявили, что беженцев принимать не будем», – заявил 2 ноября министр иностранных дел Абдулазиз Камилов. – Наша позиция заключалась в том, чтобы помогать Афганистану, но не путем вывоза группы афганцев на территорию третьей страны, а потом в качестве беженцев их опекать, кормить и заботиться».

Семья Махмуди проедает сбережения, поскольку арендная плата за их квартиру в Ташкенте в размере 300 долларов превышает сумму, которую Махмуди удается заработать, работая внештатным журналистом и переводчиком.

Их визы истекут уже через три месяца. Хотя он и чувствует себя в Узбекистане как дома, Махмуди мечтает эмигрировать на Запад, если удастся изыскать такую возможность.

«Я не считаю Узбекистан чужой страной. Это страна близка моему сердцу, – сказал он. – Но, увы, она меня не принимает, и я не вижу здесь перспектив для себя и своих детей».

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://russian.eurasianet.org/

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

20.11.2021 14:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Мамытбай Мааткабылович Салымбеков

Салымбеков Мамытбай Мааткабылович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
175 см

минимальный рост полицейского в Казахстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Декабрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31