90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Почему не стоит удивляться передаче власти в Туркмении по наследству

18.02.2022 19:00

Политика

Почему не стоит удивляться передаче власти в Туркмении по наследству

На постсоветском пространстве готовятся сразу два эксперимента по передаче власти от отца к сыну. Один, вероятно, скоро произойдет в Таджикистане, второй — прямо на наших глазах разворачивается в Туркменистане, где к внеочередным президентским выборам готовится сын Гурбангулы Бердымухамедова — Сердар. В некоторых республиках бывшего СССР передаче власти по наследству мешает культура, в других — семейные обстоятельства, но в Туркменистане политическая система легко справится с транзитом от отца к сыну, считает профессор ВШЭ, главный научный сотрудник МГИМО Андрей Казанцев

Новый вождь

11 февраля 64-летний президент Туркменистана заявил, что уже достиг «возраста пророка» и пора дать дорогу «молодым руководителям, воспитанным в духовной среде и в соответствии с высокими требованиями современности». Сам Бердымухамедов сказал, что свой «огромный жизненный и политический опыт» он будет использовать дальше как председатель верхней палаты парламента Туркменистана. О возможной скорой передаче власти Сердару, сыну Бердымухамедова, слухи ходили с 2019 года, когда президент почти на месяц исчез из поля зрения прессы, как предполагалось, из-за серьезно прогрессирующего сахарного диабета. 

Собственно, схема передачи власти отчасти заложена в действующем законодательстве, согласно которому глава страны не может быть моложе 40 лет. Сердар Бердымухамедов достиг нужного возраста в сентябре 2021 года. Подготовка его к передаче власти к тому времени уже началась. В феврале 2021-го глава государства подписал указ о создании новой должности вице-премьера, на которую назначил своего сына. Поскольку в Туркменистане со времен первого президента Сапармурата Ниязова должности премьера и президента совмещены, то вице-премьер является заместителем главы государства. Сам Бердымухамедов-старший получил эту должность в 2001 году, и в 2006-м, после смерти Ниязова-Туркменбаши, это позволило ему при помощи силовиков получить пост президента. 

Сердар уже прошел «смотрины» как будущий лидер государства, побывав с визитами в США, Китае, Германии, Иране и Узбекистане — странах, которые важны для политики Туркменистана. При этом образование он получил в России. Прошел «обкатку» сын президента и во внутренней политике, побывав заместителем главы МИДа, министром промышленности, членом совета безопасности страны и областным губернатором Ахалского велаята — там проживает племя теке, из которого вышли все постсоветские туркменские президенты. 

Даже имя у сына Аркадага (такой официальный титул, означающий «покровитель», носит Бердымухамедов-старший) показательно. Сердар — значит по-туркменски «вождь», так что новому президенту, скорее всего, не понадобится принимать специальные титулы. 

Культура семьи

До сих пор на постсоветском пространстве был только один успешный случай передачи высшей власти от отца к сыну: между Гейдаром и Ильхамом Алиевыми в Азербайджане, после смерти первого в 2003 году. Кстати, между Азербайджаном и Туркменистаном есть определенные черты сходства: это бывшие советские нефте- и газодобывающие республики, обе населены тюрками-мусульманами из огузской языковой ветви, наконец, обе являются соседями по Каспийскому морю. Так что успешный азербайджанский прецедент вполне мог оказать влияние и на соседний Туркменистан. 

Во всех других постсоветских странах такой передаче препятствовала политическая культура. Элиты и население воспринимали попытки появления «царственной» династии с удивлением и недоверием. Видимо, наследие советской модернизации оказалось во многих случаях достаточно устойчивым. 

Впрочем, в ряде случаев сыграла роль случайность. В частности, первые президенты Узбекистана Ислам Каримов и Казахстана Нурсултан Назарбаев просто не имели официальных детей мужского пола, а передать власть дочери в мусульманской стране оказалось практически невозможно. Какое-то время Гульнара Каримова и Дарига Назарбаева рассматривались как перспективные политические деятели, но в обоих случаях дело закончилось ничем, а в случае Гульнары даже лишением свободы, причем еще при жизни ее отца. 

Кризис в Ашхабаде

Но с учетом того, какая политическая система возникла в Туркменистане (эту страну часто сравнивают по показателям политических и гражданских свобод с Северной Кореей, где династия Кимов успешно функционирует уже не одно десятилетие), удивляться стоит не передаче власти по наследству, а тому, что этого не произошло раньше. 

Первый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов умер в 2006 году быстро и неожиданно. С учетом имевшего место в 2002 году неудачного покушения на его жизнь, а также постоянных и всем надоевших массовых репрессий это спровоцировало разговоры о том, что он был успешно ликвидирован собственной охраной, в частности «задушен подушкой», хотя известно, что здоровье диктатора на момент смерти было очень плохим. Также ходили слухи, что Гурбангулы Бердымухамедов был его внебрачным сыном. Эти слухи основывались, во-первых, на внешнем сходстве, а во-вторых, на том, что Бердымухамедов смог выжить на должности заместителя Туркменбаши почти пять лет, хотя прежде на этом месте люди держались очень недолго, а некоторые потом заканчивали свою жизнь в тюрьме. Правда, многие информированные источники факт близкого родства между Ниязовым и Бердымухамедовым отрицают. 

Кроме состояния здоровья президента, внеочередные выборы могли быть спровоцированы еще рядом обстоятельств. В Туркменистане разворачивается глубокий социально-экономический кризис, ставший следствием коррупции и неэффективности госаппарата, плохого распоряжения финансами страны (они вложены в дорогостоящие и не окупившиеся инфраструктурные проекты), неудачного газового контракта с Китаем (цена на газ по нему низкая, а Туркменистан должен расплачиваться за строительство газопровода), а также странной и непоследовательной политики по отношению к коронавирусу. На решение Бердымухамедова мог повлиять и кризис в соседнем Казахстане — еще одном сырьевом постсоветском государстве. Во время январских беспорядков туркменские силовики были приведены в состояние повышенной боевой готовности, именно тогда было принято решение о созыве верхней палаты парламента, где президент и заявил о внеочередных выборах. 

Туркменистан в последнее время оказался еще и перед рядом внешнеполитических вызовов. Во-первых, усиливается хаос в Афганистане, что может быть чревато переносом боевых действий через туркмено-афганскую границу. Во-вторых, до 1-2 млн туркмен, если верить оппозиции, уехало в Турцию, многие из них имеют опыт боевых действий в соседней Сирии, и возврат этих людей может создать серьезные риски для сохранения существующей политической системы. 

Так что можно понять, почему так спешит с транзитом Бердымухамедов-старший, — скорее всего, он хочет, пока жив, дать Сердару время консолидировать власть и сформировать свою команду. Пока же политическую культуру Туркменистана, сложившуюся во времена массовых репрессий при Туркменбаши, лучше всего характеризует тот факт, что многие наблюдатели вначале отнеслись к заявлению Бердымухамедова как к фальстарту, направленному на проверку элит на лояльность. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

18.02.2022 19:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
Свыше 1,56 млн

этнических казахов проживают на территории Китая

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31