90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Нужно ли признавать Талибан: мнение экспертов

02.04.2022 04:13

Политика

Нужно ли признавать Талибан: мнение экспертов

По сообщению главы МИД РФ Сергея Лаврова первый дипломат от движения Талибан получил официальную аккредитацию в России. Он отметил, что «несмотря на нехватку управленческого опыта, финансово-экономические ограничения и военно-политическое давление со стороны США и их союзников, новой администрации Афганистана в целом удаётся справляться с поддержанием государства на плаву». 
"Налицо определённые положительные результаты на контртеррористическом направлении. Предпринимаются усилия в области соблюдения прав человека. Кабул активно работает над расширением дипломатических и экономических связей. Отмечаем постепенно налаживание торгово-экономического взаимодействия, прежде всего, со странами региона, бизнес-структуры которых проявляют интерес к Афганистану. Все эти контакты, безусловно, способствуют международному признанию новых афганских властей", - сказал министр.

«Станрадар» узнал мнение экспертов из России и Центральной Азии по вопросу возможности и необходимости признания правительства Талибана. 

Бахтиёр Эргашев, директор Центра исследовательских инициатив "Ma'no" (Узбекистан)
Говоря об Афганистане и о процессах вокруг признания или непризнания временного правительства Талибана, нужно отметить, что в этом вопросе происходят серьезные сдвиги. 30 и 31 марта в Китае прошло интересное событие, которое на фоне событий на Украине осталось малозамеченным, но, как мне представляется, имеет очень серьезное значение. Была проведена 3-я встреча министров иностранных дел стран-соседей Афганистана с участием Пакистана, Ирана, Таджикистана, Туркменистана и России. И состоялся диалог министров иностранных дел в формате «страны-соседи Афганистана плюс Афганистан», с приглашением представителей Индонезии и Катара. Афганистан представлял исполняющий обязанности министра иностранных дел временного правительства Афганистана Амир Хан Муттаки.

В чем сдвиг? 

Невозможно работать на афганском направлении, если исходить из той политики, которую реализуют страны запада. Для урегулирования ситуации в Афганистане, для решения внутриполитических конфликтов нужно не игнорировать временное правительство Талибана, а разговаривать, выстраивать диалог с ним. 

Проблемы Афганистана – это и экономический кризис в стране, и голод на значительной части территории, серьезные проблемы с правами человека, отсутствие инклюзивности, т.е. слабая представленность национальных и религиозных меньшинств в правительстве, распространение терроризма, увеличивающееся производство и контрабанда наркотиков. Это огромные проблемы, которые надо решать. Но их невозможно решить, если изолировать Афганистан и правительство Талибана. На протяжении последнего полугодия я исхожу из того, что Талибан пришел в Афганистан всерьез и надолго. И правительству Талибана удалось то, что не удавалось за последние несколько десятков лет ни одному правительству: оно контролирует почти всю территорию Афганистана. Да, есть проблемы управления, реального контроля на тех или иных территориях, но контроль этот в той или иной форме есть почти над всей территорией Афганистана – это однозначно, и это надо признать. А значит, Талибан это всерьез и надолго, и с ним нужно вести диалог для решения проблем, которые есть. 

Нет в мире стран, более заинтересованных во внутриафганском урегулировании, чем страны-соседи. Они готовы работать с Афганистаном, они понимают, что решение проблем Афганистана не в том, чтобы проводить какие-то спорадические гуманитарные операции, помогать с завозом какого-то продовольствия, а решать проблемы коренным образом. А коренным образом можно решить их только если реализовывать крупные проекты модернизационного характера. Это реализация крупных транспортно-инфраструктурных проектов, создание крупных промышленных производств, которые задействуют огромные минеральные ресурсы Афганистана, начиная от меди, лития и заканчивая газом. В Афганистане есть сырье, и это сырье можно и нужно разрабатывать для того, чтобы обеспечивать промышленное развитие страны. Только промышленное развитие обеспечит устойчивый экономический рост. 

Для того, чтобы все это делать, реализовывать экономические программы, нужно разговаривать с афганским правительством талибов, вовлекать его в диалог. Потому мы сейчас наблюдаем процесс того, что я называю признанием правительства талибов де-факто. До признания де-юре есть ещё определенное время, насколько мы можем судить, но происходит постепенное признание правительства талибов де-факто, прежде всего, странами, которые граничат с Афганистаном. И, я думаю, процесс признания де-факто будет идти и дальше. 
В этом же ряду и шаги России, которая начинает уже взаимодействовать с талибами более-менее постоянно и регулярно, и опять же, в формате де-факто. Еще нет юридического признания талибов, но дипломатические представители правительства Талибан уже присутствуют в Москве. Я думаю, такая же ситуация будет и в других странах. И этот постепенный процесс признания де-факто создает основу для налаживания регулярного и постоянного диалога с правительством талибов, которое позволит решить вопросы реализации крупных проектов в Афганистане. Только такой подход может обеспечить решение серьезных проблем, имеющихся в Афганистане.  

Нурлан Досалиев, эксперт по региональной безопасности (Кыргызстан)
Возможность признания талибов присутствует как никогда раньше, первым шагом должна стать отмена того самого судебного решения от 2003 года о признании Талибана террористической организацией. В регионе Центральной Азии, да и в мировом масштабе, многие прогрессивные силы видят, что Талибан давно перестал быть частью международной террористической структуры. Талибы сейчас совсем не террористы, в отличие от той системы, которую создал коллективный запад, подкармливающий международные террористические структуры. Современный Талибан туда не входит. Нашим гражданам нужно это уяснить. 

Почему нужно признать талибов? Потому что они являются единственной, главной и безальтернативной силой, которая управляет Афганистаном. Есть у них недочеты, но в целом и в основном их поддерживают в Афганистане. Они держат в руках эту страну, этот народ, это государство.

В плане признания нашим центральноазиатским государствам не надо смотреть на ООН. Во-первых, это долго. Во-вторых, ООН далеко. В-третьих, надо говорить откровенно, ООН – это механизм реализации политики США. Поэтому я допускаю, что на уровне Российской Федерации, Китая, Ирана и всех центральноазиатских государств этот вопрос благополучно и политически легитимно будет решен. 

Процесс признания, очевидно, произойдет на фоне внешнеполитической активности Российской Федерации, потому что главные начинания в евразийском регионе происходят именно по инициативе России. На Россию ориентируются, на Россию смотрят, на Россию равняются. 

Итак, талибы не являются частью международной террористической структуры, созданной усилиями коллективного запада, талибы сейчас поддерживают порядок и определенную структуру у себя в стране, они пользуются поддержкой народа, населения, а это главное. Как только Российская Федерация добьется первоначальных шагов по признанию правительства Талибана, сразу же произойдет и региональный консенсус по этому вопросу.  

Новой парадигмой стало то, что страны, выступающие против Талибана, поддерживают структуры международного терроризма, а те, кто против международного терроризма, отлично осознают его корни. И они будут поддерживать нынешнее правительство Талибана. Вот такая интересная вещь. Другая интересная вещь состоит в том, что как только произойдет признание правительства Талибана, в центральноазиатском регионе начнутся совершенно новые внешнеполитические подвижки . На мой взгляд, признание повлияет на такую вещь, которую называют многовекторностью. Все наши государства болеют этой нехорошей болезнью, но, я думаю, она резко пойдет на спад.

Главной задачей является не допустить, чтобы Афганистан снова стал ареной региональной нестабильности и военного конфликта. Иначе снова пойдет разбалансировка всей системы безопасности соседних стран и всего региона. Шаг по признанию Талибана окажет благотворное воздействие. Я бы сказал, сыграет роль прививки от многовекторности во всей Центральной Азии. Это позитивно повлияет на укрепление взаимного доверия в регионе, безопасности. И, самое главное, это будет отвечать целям и задачам нашего евразийского пространства. 

Кроме того, признание Талибана повлечет за собой расширение экономических связей, что благотворно скажется на торговых и экономических отношениях всего региона. Соседние страны могут поставлять в Афганистан электроэнергию, энергоносители, всю палитру продукции сельского хозяйства. Это благотворно повлияет и на развитие сельского хозяйства Афганистана, который со временем перейдет от возделывания наркокультур к производству обычной сельхозкультуры. Речь может идти и о развитии промышленности. Афганистан в свое время был развитым государством в промышленном отношении. Были у него машиностроительные, станкосборочные предприятия. Народ Афганистана об этом помнит, знает и даже соскучился по нормальным и прочным взаимоотношениям со своими соседями. Он хочет, чтобы на него перестали смотреть как на толпу террористов, транслировать западные клише. И если мы признаем правительство Талибана, это положит начало нормальным экономическим и хозяйственным взаимодополняющим отношениям стран региона.  

Никита Мендкович, глава Евразийского аналитического клуба (Россия)
Россия выстраивает отношения с Талибаном, от которых никуда не деться – вот что можно сказать в связи с последними новостями. Это движение пришло к власти после молниеносного разрушения государства и армии, которые американцы создавали двадцать лет.

Нам может это нравится или не нравиться, но именно Талибан контролирует большую часть страны, включая границу с нашим союзниками в Центральной Азии. Только с ним можно вести диалог по вопросам безопасности, борьбы с наркотиками и поиску путей экономического сотрудничества.

Талибан – наследие, которое нам и иным афганским соседям оставили американцы, и мы пытаемся говорить с ним, а не сразу вступать в перестрелку. Пока эскалации и экспорта терроризма удается избежать.
Для этого нужны дипломаты: наши в Кабуле – и их у нас. Это не означает мгновенного политического признания, но любая альтернатива политическому диалогу заведомо хуже.

Марлис уулу Эдил, президент Международного общественного объединения «Конгресс тюркских народов»  (Кыргызстан)
После Украинского кризиса мир изменился. Точнее он разделится на Западную и Восточную цивилизацию управления. Ведь мы действительно ментально очень разные. Западная демократия неприемлема для восточных стран и соответственно восточная модель управления или даже восточный склад характера непонятен для западных людей. 

На данный момент Россия становится лидером восточного полюса. Куда входит и вся Азия, включат и Китай, и Индию, и даже Японию. Конечно же Афганистан один из ярких примеров столетней попытки внедрения Западной модели в восточной стране. Чем это закончилось, все мы видим. Притяжение Афганистана к лидеру Восточного полюса - России, является закономерным явлением. 

Для Центральной Азии это очень хороший знак. Так как после бегства США из этой страны, Афганистан как страна вечного хаоса был зоной реальной опасности для нашего всего региона. Ну а теперь, налаживание дипломатических отношений с Российской Федерацией, несёт Центральной Азии спокойствие. Чем дальше отдаляется Афганистан от Запада, тем спокойней в нашем регионе. Ведь именно Россия является гарантом безопасности Средней Азии. В наших странах было беспокойство, что Запад в желании "открытия второго фронта" против России, может задействовать моджахедов разных группировок базирующихся в Афганистане и организовать переход границы стран Средней Азии. А далее задействовать местные спящие экстремистские ячейки. Ну а нынешнее соглашение Российской Федерации с Талибаном сводит на нет все эти риски.

Александр Князев, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук (Россия) 
Новая поляризация в мире - всерьез и надолго. А раз идет такая дихотомия, то и нужно возвращаться к уже известному принципу. То, что для СССР было терроризмом, для США было национально-освободительным движением. И наоборот. 

А поскольку всё "антиталибское" ориентируется на Запад, поддерживается Западом, является уже по множеству признаков антироссийским... 

Ergo, нужно работать с "Талибаном". Кто против, тот прямо или косвенно, выступает в поддержку терроризма.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Александром Князевым

Специально для StanRadar.com: Ольга Сухаревская

02.04.2022 04:13

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Таалайбек Алимбекович Айдаралиев

Айдаралиев Таалайбек Алимбекович

Министр сельского хозяйства и мелиорации КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
46

детей совершили самоубийство в Кыргызстане в 2012 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31