90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Свобода слова в Казахстане – истинная и мнимая

04.04.2022 13:00

Общество

Свобода слова в Казахстане – истинная и мнимая

В предыдущей статье мы начали рассматривать, как в Казахстане действуют западные методички по информационной войне. Подробно мы остановились на том, как выполняется одна из рекомендаций, приведенных в исследовании 2016 года «Побеждая в информационной войне» Центра анализа европейской политики (CEPA) и Legatum Institute. Очевидно, что многие СМИ Казахстана включены в международные сети, получающие финансирование и руководящие указания из западных фондов, причём факт получения зарубежных грантов может быть скрыт от читателей, как например, в случае казахстанского интернет-журнала «Vласть».

Вопрос о прозрачности финансирования получил интересное продолжение. Напомним, в обращении к нации 16 марта президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что журналистам следует «работать не по заказам извне, способствуя поляризации нашего общества, и не за теневые гонорары, участвуя в скрытой борьбе политических кланов». Вполне ожидаемо, что эти слова обеспокоили СМИ, получающие подобные заказы. И 18 марта журналист «Vласти» задал животрепещущий вопрос о возможных «гонениях» на прессу министру информации и общественного развития Аскару Умарову.

Отвечая на вопрос, «что будет со средствами массовой информации, которые получают финансирование из-за рубежа», министр заверил, что «из казахстанских СМИ не будут делать иностранных агентов, так как это «не наш путь», и в целом журналисты не будут подвергаться гонениям», пишет «Vласть».

Итак, что мы видим? Президент в своем обращении к народу подает явный сигнал, что работа СМИ по заказам извне нежелательна. Логично предположить, что профильное министерство, возглавляемое господином Умаровым, должно разрабатывать некие меры, чтобы слова президента обрели практическое воплощение.

Однако на прямой вопрос о том, что будет со СМИ, получающими иностранное финансирование, министр говорит, что «гонений» и «иноагентов» не будет. Ни о каких альтернативных методах борьбы с «заказами извне» он вообще не упоминает, не комментирует, как будут реализовываться высказанные публично пожелания президента, так что возникают сомнения, услышал ли он их вообще. Напротив, Умаров призывает свободу и без того свободной журналистики «расширять».

«Главный подход в том, чтобы перед СМИ, в первую очередь, стояла защита государственных интересов. «Государственных интересов» не в смысле государства, а нас всех, мы и есть государство. Мы свою аудиторию должны насытить качественной информацией, избегать фейков, неподтверждённой информации. Чем больше интересной, качественной информации, тем больше у нас аудитория и тем больше мы создаём медийный суверенитет», – также сказал Умаров.  И здесь возникает ряд вопросов. Например – кто определяет спектр допустимых мнений и достоверность информации? Что означает защита государственных интересов «не в смысле государства»? Что конкретно вкладывает министр в понятие «медийный суверенитет» и как намеревается его реализовывать?

И, наконец, так ли неукоснительно свобода слова соблюдается в странах, которые принято называть ее столпами и защитниками?

Откуда взялись «иноагенты»?

Байки о «свободе слова» на Западе разбиваются о реальные факты. Так, в Казахстане сейчас на слуху российский закон об иностранных агентах, а также вновь принятый закон о фейках и закрытие или приостановка деятельности в России ряда СМИ, финансируемых из-за рубежа. Но не стоит забывать, что первопроходцами в данном вопросе являются США: деятельность иностранных агентов регулируется там с 1938 года. Причем предусмотренное законодательством максимальное наказание за нарушение данного закона в США значительно строже, чем в РФ. Сегодня законодательство об «иноагентах» – один из принятых в мире способов регуляции влияния иностранных государств на внутреннюю политику. В частности, российский медиахолдинг RT в 2017 году получил в США статус иностранного агента, а после начала спецоперации на Украине его вещание было прекращено так и в других странах, (зачастую, как в Африке без их согласия) и в основных социальных сетях. Блокируются и каналы других российских СМИ, программ и отдельных журналистов.

Но об этом в Казахстане говорят и пишут мало, широко тиражируя страшилки о «гонениях» на свободу слова в России. При том, что «Эхо Москвы» было закрыто после выступлений в эфире украинского пропагандиста Дмитрия Гордона и заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд, допустивших высказывания, не соответствующие действительности, и призывы к насилию. «Дождь» принял решение временно приостановить работу после выхода закона, запрещающего транслировать неподтвержденную и ложную информацию о спецоперации на Украине. Так же поступили многие другие СМИ-иноагенты, много лет до этого без помех работавшие на российскую аудиторию. Финансируемая из-за рубежа «Новая газета» до последнего времени продолжала публиковать материалы, зачастую антироссийского содержания, но формально пытаясь соблюдать российское законодательство. О приостановке (но не прекращении) своей деятельности «до окончания «специальной операции на территории Украины» редакция заявила 28 марта, объяснив свои действия получением очередного предупреждения Роскомнадзора.

Запрет же RT за рубежом был осуществлен гораздо грубее и жестче. Причём это далеко не первая, хотя и самая массированная попытка ограничить зарубежным пользователям доступ к российским СМИ. RT неоднократно подвергали давлению вплоть до блокировки в США, Франции, Великобритании и других странах. Известна и масса случаев, когда гонениям за «неправильную» точку зрения подвергались и западные политики, журналисты и СМИ. Самым громким примером была, пожалуй, блокировка в соцсетях Дональда Трампа. Можно ли говорить о свободе слова в стране, где могут заткнуть рот даже действующему президенту? Обычным журналистам или политикам ограничить выражение мнений гораздо проще.

Борьба за свободу слова в Казахстане

Что же происходит в Казахстане в сфере свободы слова, и в частности – в вопросе вещания российских СМИ?

В стране пользуются большой популярностью российские телеканалы, доступ к ним предоставляется спутниковыми и интернет-провайдерами. И вот 28 февраля интернет-провайдер в городе Шахтинске Карагандинской области по политическим соображениям в связи с событиями на Украине отключил вещание «Первого канала», каналов НТВ, «Россия 24», «Россия 1», «Звезда» и «МИР 24», заменив их на государственный «Хабар 24». В профильном министерстве, возглавляемом Аскаром Умаровым, в связи с этим заявили, что «министерство неправомочно вмешиваться в гражданско-правовые отношения между телеканалами и частными операторами телерадиовещания». Однако уже на следующий день вещание российских каналов в Шахтинске было восстановлено, абонентам принесены извинения.

Подчеркнём, что эта попытка – далеко не единственный случай, когда в Казахстане поднимается вопрос о запрете российских СМИ, причём предложения ограничить вещание российских каналов и радиостанций звучали в Казахстане задолго до начала спецоперации.

Так, известный казахстанский политик Айдос Сарым, в настоящее время депутат мажилиса от правящей партии «Аманат» (до переименования – «Нур отан»), еще в начале марта 2014 года, после украинского майдана, заявил: «Если власть думает о своем спокойствии, о будущем страны и народа, то должна ограничить деятельность российских телеканалов, ограничить трансляцию их передач». В этом же интервью Сарым восхищался действиями украинских радикалов, совершивших силовой государственный переворот.

Логика Сарыма достаточно спорная. На наш взгляд, власть, думающая о своем спокойствии, скорее должна была бы ограничить деятельность тех, кто поддерживает мятежи и перевороты. Напомним, на Украине именно антироссийские силы совершили переворот и террористическими методами принудили замолчать несогласных ними граждан.

В июне 2020 года министр информации и общественного развития Республики Казахстан Аида Балаева (именно ее преемником с 11 января стал Аскар Умаров) резко отчитала казахстанский телеканал «ОҢ ТВ», выпустивший в эфир очередной выпуск программы «Военная приёмка» российского телеканала «Звезда» в переводе на казахский язык. В этой программе речь шла об Украине, и, по словам министра, ретрансляция данного выпуска «идет вразрез с официальной позицией Республики Казахстан по важным вопросам международной повестки».

Судя по всему, к такому заявлению Балаеву подтолкнула реплика экс-главы республиканского канала КТК и Центрального бюро АО «Агентство «Хабар» Армана Шураева. Приводить развернутые цитаты его заявления не хочется, слишком уж грязная лексика. Достаточно сказать, что «ОРТ-Евразию» он назвал «полуватным» каналом, а «Звезду»  – «абсолютно ватным», «зомби-каналом» и потребовал «полностью прекратить вещание и ретрансляцию этого …- канала в «Отау ТВ»». Именно с такой риторики начинался украинский майдан, положивший начало дальнейшим трагическим событиям. Балаева призвала не допускать трансляции подобных материалов на казахстанских каналах «в целях исключения неправильного толкования позиций Республики Казахстан по международным вопросам» и пообещала при повторении подобных случаев «принять меры по отношению к СМИ, чья редакционная политика наносит урон имиджу страны».

Непонятно, каким образом ретрансляция передачи иностранного СМИ, явно обозначенного как иностранное, может нанести урон имиджу страны и повлиять на толкование позиции республики по международным вопросам. Ведь в таких случаях ни у кого не возникает сомнений, что в передаче представлена именно позиция иностранного СМИ, в данном случае – российского телеканала «Звезда».

Но если такая публикация все-таки способна повлиять на толкование позиции республики по международным вопросам, можно ли говорить, что любые публикации в казахстанских СМИ влияют на толкование государственной позиции?

Сегодня Казахстан официально занял позицию нейтралитета в вопросе российско-украинских отношений. При этом публикации явно антироссийского характера очевидным образом не пресекаются государством – речь идет в том числе о передачах государственных СМИ.

Так, в качестве эксперта по экономике госканал «Хабар 24» пригласил в качестве эксперта по финансам Андрея Мовчана, эксперта антироссийского «Центра Карнеги», «международного финансиста», заработавшего состояние в России и живущего с 2020 года в Лондоне. Мовчан заявил, что экономика России уже практически погибла, что Казахстану лучше немедленно порвать с Россией, и в целом нагнетал панические и антироссийские настроения. Не приводит ли такая передача к неправильному толкованию позиций Республики Казахстан по международным вопросам и не наносит ли редакционная политика «Хабар 24» урон имиджу страны?

Мы не сторонники политики запретов и считаем, что запрет в медиасфере – экстренная мера, которую государствам следует применять как можно реже и только в самых вопиющих случаях. Можно поддерживать нейтралитет, запрещая трансляцию крайних точек зрения обеих сторон. Но есть другой, совершенно демократический способ обеспечения нейтральности – это дать возможность звучать мнениям разных сторон с точным указанием, мнение какой стороны звучит в данный момент.

Тоталитаризм на службе демократии?

Пока государственные органы Казахстана стараются соблюдать нейтралитет в российско-украинском конфликте, разного рода «демократические» общественные деятели и журналисты пытаются добиться доминирования в информационном пространстве Казахстана антироссийской точки зрения, настаивая на применении тоталитарных методов.

Так, журналист Аян Шарипбаев, некогда работавший в газете с говорящим названием «Свобода слова», возмутился в соцсети, что некоторые казахстанские радиостанции, по его мнению, представляют ситуацию на Украине «через призму российских СМИ». Он назвал такую ситуацию «катастрофой» и призвал власти и руководство СМИ «каким-то образом выходить из-под влияния информационного российского пространства» и для этого «делать что-то с журналистами, с их мозгами».

Сам по себе призыв делать что-то с мозгами журналистов уже выглядит как посягательство на право других граждан Казахстана иметь позицию, отличную от позиции Шарипбаева. Напрашивается вопрос, до чего могут дойти подобные люди в своем желании искоренить инакомыслие…

Шарипбаев призывает отринуть российскую точку зрения и опираться в подаче информации на «пять-шесть каких-то информационных агентств со столетней историей, которые бдят за репутацией», разумеется, западных. То есть, говоря его же словами, освещать конфликт исключительно «через призму» западных СМИ – тех самых, которые ни слова не сказали о гибели в Донецке 20 мирных граждан в результате удара украинской кассетной бомбой 14 марта и даже выдали фотографию этой трагедии за якобы «результат русских бомбёжек Киева», обманув своих читателей. Иначе, считает журналист, население страны может превратиться в «зомбаков». А ведь точка зрения западных СМИ в Казахстане и так достаточно широко представлена. Шарипбаев, не раз выступавший против ограничения свободы слова, требует попросту запретить одну из точек зрения, лишить соотечественников законного права получать информацию из разных источников.

Уже появились и предложения полностью запретить в Казахстане российские СМИ, создана и соответствующая онлайн-петиция, авторы которой предпочли остаться анонимными. Бывший журналист и известный русофоб Арман Шураев призывал в соцсети к расправе с людьми, нанесшими на автомобили букву Z, ставшую символом спецоперации. Раздаются и призывы других блогеров «разобраться» с людьми, поддерживающими Россию, как с экстремистами. Свободу высказывания эти журналисты и «независимые блогеры» приберегают для себя.

Всё это проделывают представители так называемого «свободного» медиапространства. Но, как мы видим, свобода слова в этом кругу понимается как свобода слова исключительно для них и их единомышленников. Одновременно они требуют ограничения выражения альтернативных мнений, вплоть до полного запрета. Несогласным предлагается молчать или вовсе уезжать из страны. Пока практические шаги по ограничению вещания российских каналов пресекаются властями. В то же время власти Казахстана нередко смотрят сквозь пальцы на оскорбительные высказывания и хулиганские выходки по отношению к гражданам, выражающим мнение, отличное от антироссийского.

* * *

Характерно, что сторонники запрета российского вещания в основном положительно оценивают разного рода вооружённые мятежи. Так, они одобряют вооружённый переворот со свержением законно избранной власти в 2014 году в Киеве. Они по сей день называют алматинских погромщиков «мирными протестующими» и осуждают действия властей по наведению порядка в стране. Это люди, считающие приемлемой и даже желательной ситуацию, когда демократия, выборный процесс подменяется переворотом. Тем не менее многие из них сами себя называют борцами за демократию или патриотами.

Этот же круг общественных деятелей, политиков, журналистов регулярно посещал Украину, активно общался с украинскими националистами – видимо, перенимая опыт. Примерно тот же круг является получателями западных грантов, как и основные участники переворотов в таких странах как Ливия, Украина, Армения и т. д. Эти же люди требуют отрыва Казахстана от России с дальнейшим присоединением либо к возглавляемому Турцией союзу, либо напрямую к Европе и НАТО, игнорируя печальный опыт Украины, которую ЕС и НАТО принять отказались.

Пугают соотечественников и власти «российской агрессией», приводя аналогии с Крымом и Донбассом, экстремисты «забывают» упомянуть, что до переворота в Киеве, совершенного именно «борцами за западную демократию» и украинскими националистами при поддержке Запада, ни о каком присоединении Крыма к России или отделении Донбасса от Украины и речи не было. Началу же российской спецоперации предшествовали 8 лет обстрелов Донбасса украинской армией, оголтелое накачивание Украины оружием от западных партнёров, заявления официальных лиц Киева о неизбежности и желательности войны с Россией и угроза Владимира Зеленского обзавестись ядерным оружием.

Так почему же казахстанские «борцы за демократию» и псевдопатриоты так рьяно копируют украинскую постмайданную риторику, так откровенно восхищаются майданом, так сильно боятся и ненавидят Россию? Не потому ли, что и сами давно вынашивают планы совершить переворот по украинским лекалам и заработать себе теплое местечко, отдав страну, по аналогии с Украиной, под внешнее управление? Но тогда о каком суверенитете и свободе слова они говорят?..

В настоящее время в Казахстане перерабатывается закон о СМИ. Будет ли он защищать права граждан Казахстана на получение полной информации о событиях в стране и за рубежом, или же приоритетными окажутся интересы СМИ, получающих теневое иностранное финансирование, покажет время.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

04.04.2022 13:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Турсинхан Айдарович Худайбергенов

Худайбергенов Турсинхан Айдарович

Госсоветник президента Узбекистана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
1,5$

минимальная розничная цена 0,5 литров водки в Киргизии

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31