90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Андрей Станишевский - русский офицер и исследователь Памира

Андрей Станишевский - русский офицер и исследователь Памира

 

В книге 2011 года "Между молотом и наковальней. Союз советских писателей СССР: документы и комментарии", приводится краткое, но емкое высказывание о герое нашего материала:

"АЗИЗ НИАЛО (НАСТОЯЩИЕ ИМЯ И ФАМИЛИЯ - СТАНИШЕВСКИЙ АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ) (1904–1993) - ВОСТОКОВЕД, ПИСАТЕЛЬ, ПЕРЕВОДЧИК, ЧЕКИСТ, ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ. ВЛАДЕЛ МНОЖЕСТВОМ ЯЗЫКОВ: АНГЛИЙСКИМ, НЕМЕЦКИМ, ТАДЖИКСКИМ, АФГАНСКИМ, ПЕРСИДСКИМ И ДРУГИМИ. ЕГО ПЕРУ ПРИНАДЛЕЖАТ МНОГОЧИСЛЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ, ЭТНОГРАФИИ И ГЕОГРАФИИ ВОСТОКА, РОМАН „ТАК ГОВОРЯТ ПАМИРСКИЕ ГОРЫ", „СТРАНА ЗАТЕРЯННЫХ ГОР. ПОВЕСТЬ О СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ ИНДИИ"".

Андрей Владимирович Станишевский - советский ученый-востоковед, этнограф, специалист по Памиру и Афганистану. Принимал участие в "дуэлях" с иностранными разведками в Афганистане, Иране, Тибете. Служил старшим офицером Объединенного государственного политического управления при СНК СССР, Красной Армии, заместителем председателя комиссии по демаркации советско-афганской границы 1947–1948 гг. Известен как военный топограф, начальник Особой партии таджикско-памирской экспедиции Академии наук СССР.

В течение всей жизни он обращался к Памиру, участвуя в его жизни как мыслью, так и действием. Андрей Владимирович Станишевский писал:

"Я ОСТАЮСЬ ВЕРНЫМ ПАМИРСКОЙ ТЕМЕ И ЗАВЕТАМ МОИХ УЧИТЕЛЕЙ, НАМЕТИВШИМ ВЕХИ ТОГО, ЧТО СДЕЛАНО МНОЮ. ПОЭТОМУ Я СНОВА И СНОВА ВОЗВРАЩАЮСЬ К ПАМИРУ И НА ПАМИР".

Данный материал подготовил Хуршед Худоерович Юсуфбеков - автор более 50 исторических статей в русскоязычной "Википедии". Специально для VATNIKSTAN он продолжает рассказ о Памире. Ранее мы узнали историю отношений Памира и Российской империи в конце XIX века, мирных подвигов русских военачальников, о научных подвигах исследователей природы Памира и их вкладе в развитие региона. Сегодня в центре внимания - жизнь и судьба Андрея Станишевского.

Детство, отрочество и юные годы жизни

Андрей Владимирович Станишевский родился 17 июня 1904 года во Владикавказе. Его отец, Владимир Иванович (1848–1919), - полковник, дежурный штаб-офицер управления 23‑й Владикавказской местной бригады, а мать, Раиса Михайловна (урожденная Волховская; 1874–1968), - дочь надворного советника. Отец, ветеран Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, служил в Тенгинском полку, а в 1908‑м пребывал в должности Екатеринодарского уездного воинского начальника. В 1911 году произведен в генерал-майоры с последующим увольнением в запас по возрасту. После семья выбрала местом жительства Киев - дом № 5 по улице Дикой (сейчас Студенческая), с тем чтобы дать четырем детям образование.

Владимир Станишевский по роду службы общался с молодежью и напечатал свои педагогические убеждения в книге "О воспитании детей", изданной в 1910 году. Там он сформулировал идею объединения нравственного и физического воспитания в сочетании с реформой образования - от дошкольного до университетского:

"НАУКА ТРЕБУЕТ, ЧТОБЫ ДЕТИ С САМЫХ РАННИХ ЛЕТ МЫСЛИЛИ, РАССУЖДАЛИ И ДАВАЛИ БЫ ПРАВИЛЬНУЮ ОЦЕНКУ ВСЕМ ЯВЛЕНИЯМ ЖИЗНИ".

Свои идеи полковник Владимир Станишевский проводил в собственной семье. Вот как его сын Андрей вспоминал свое детство:

"СПЕРВА МЕНЯ НАУЧИЛИ ПОНИМАТЬ ПРИРОДУ И ЖИТЬ С НЕЙ В ЛАДАХ. ЧЕТЫРЕХ ЛЕТ ОТ РОДУ Я УМЕЛ ВЫБРАТЬ В ГОРАХ ПРАВИЛЬНУЮ ТРОПУ. ПО ОТПЕЧАТКУ ПОДКОВЫ НА ТРОПЕ Я ПРАВИЛЬНО УГАДЫВАЛ, КТО БЫЛ ВСАДНИК: МУЖЧИНА ИЛИ ЖЕНЩИНА… Я МОГ ВСКАРАБКАТЬСЯ НА КОНЯ, И МЫ С КОНЕМ ДРУГ ДРУГУ ДОВЕРЯЛИ… РУССКУЮ ГРАМОТУ Я САМОСТОЯТЕЛЬНО ОСИЛИЛ ЧЕТЫРЕХ ЛЕТ ОТ РОДУ. В ПЯТЬ Я ОДИНАКОВО ЧИТАЛ ПО-РУССКИ И ПО-ФРАНЦУЗСКИ. ШЕСТИ ЛЕТ МЕНЯ ОБУЧИЛИ ЧИТАТЬ ПО-АРАБСКИ… В 12 ЛЕТ МЕНЯ НАУЧИЛИ РАБОТАТЬ. Я ЗНАЮ СЛЕСАРНОЕ, ОРУЖЕЙНОЕ И ШТАМПОВАЛЬНОЕ ДЕЛО, В ЛАДАХ С ЭЛЕКТРОТЕХНИКОЙ. МОГУ САПОЖНИЧАТЬ. БЫЛ САДОВНИКОМ В ОДНОМ ИЗ ЛУЧШИХ В СТРАНЕ САДОВОДСТВ".

В восемь лет Андрей поступил в реальное училище: его любимым предметом стала география, также показывал хорошие способности к иностранным языкам. Обстоятельства сложились так, что из-за войны и разорения семьи училище не окончил, отучился только три года. Вынужден был поступить рабочим на штамповальную фабрику, а после - в садоводство Карла Мейера, где жил за счет работодателя (зарплату платили хлебом). Андрей посещал вольнослушателем лекции академика Агафангела Крымского в Ближневосточном институте с 1918 года.

Агафангел Ефимович Крымский - советский писатель, переводчик, историк, востоковед, арабист, исламовед, тюрколог, иранист, один из основателей АН Украины

Киев - РККА, Средняя Азия - ЭКОСО, колония бадахшанцев после оккупации Памира

Андрей Станишевский с 1920 года служил сапером в Военно-дорожном отряде Киевского военного округа РККА на Украине, а также участвовал в советско-польской войне 1919–1921 годов. В боях под Ковелем осенью 1920 года был ранен и контужен:

"18 МАЯ 1922 Г. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ РКП (Б) ПРИНЯЛ ПО ДОКЛАДУ И. В. СТАЛИНА ПОСТАНОВЛЕНИЕ О ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ В ТУРКЕСТАНЕ И БУХАРЕ, ГДЕ БАСМАЧЕСТВО ЕЩЕ ПРЕДСТАВЛЯЛО СОБОЙ ЗАМЕТНУЮ СИЛУ. ВСКОРЕ ПО РЕШЕНИЮ РЕВВОЕНСОВЕТА КИЕВСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА ГРУППА КОМАНДИРОВ РАЗНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ БЫЛА НАПРАВЛЕНА В ТУРКЕСТАН. В ЭТОЙ ГРУППЕ БЫЛИ АРДАБЬЕВ И СТАНИШЕВСКИЙ. АРДАБЬЕВ КОМАНДОВАЛ ВОЕННО-ДОРОЖНЫМ ОТРЯДОМ НА УКРАИНЕ, И В ЭТОМ ОТРЯДЕ НАЧАЛ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНИЙ ЮНОША АНДРЕЙ СТАНИШЕВСКИЙ (С 1920)".

В Ташкенте группу командиров из Киева принял зампред Туркестанского СНК Николай Антонович Паскуцкий, герой Гражданской войны в Туркестане, возглавлявший Реввоенсовет Закаспийского фронта. Он предложил командирам работу во вновь организованных в то время Экономических совещаниях. У Станишевского сохранилась запись беседы с Паскуцким о том, какими методами пользовались в борьбе с басмачеством:

"Я САМ БЫЛО СВЫКСЯ С МЫСЛЬЮ О ТОМ, ЧТО СТАЛ ВОЕННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ […> А ВОТ ПАРТИЯ ПОСТАВИЛА МЕНЯ НА НОВЫЙ БОЕВОЙ ПОСТ: ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОВЕТА ТУРКЕСТАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. У ВОЕННЫХ БОЛЬШОЙ ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ОПЫТ, ДА И ПО ПРИМЕРУ УКРАИНЫ ВЫ САМИ ЗНАЕТЕ, ЧТО НАЛАЖИВАНИЕ ХОЗЯЙСТВА ПОМОГЛО ЛИКВИДИРОВАТЬ ПОЛИТИЧЕСКИЙ БАНДИТИЗМ ЕЩЕ В БОЛЬШЕЙ МЕРЕ, ЧЕМ ДЕЙСТВИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ. ПОЭТОМУ Я И ПРЕДЛАГАЮ ВСЕМ ПОДУМАТЬ НАСЧЕТ РАБОТЫ В ЭКОНОМСОВЕЩАНИЯХ…"

Николай Антонович Паскуцкий - советский государственный деятель, первый зам. наркома земледелия СССР, один из организаторов победы советской власти и строительства социализма в Средней Азии

Таким образом, Ардабьев и Станишевский очутились на работе в ЭКОСО - Экономсовещании, органе при СНК союзной республики в 1920–1937 годах для руководства народнохозяйственной деятельностью. В 1922 году председатель Среднеазиатского ЭКОСО Николай Антонович Паскуцкий поручил Ардабьеву и Станишевскому собрать информацию об экономическом положении охваченных басмачеством Алайской долины и Восточного Памира.

Паскуцкий знал, что Станишевский востоковед и сочетает службу с учебой в Институте внешних сношений, и порекомендовал обратить внимание на выходцев с Западного Памира, живших в колонии бадахшанцев в городе Оше. Памирцы оказались на юге Киргизии, в местах, напоминавших им по своей природе родину: кто в Оше, кто в Учкургане, а кто и в Исфаре с 1880‑х годов после оккупации Памира афганцами.

"А В ОШЕ И ПРИЛЕГАЮЩИХ К ГОРОДУ КИШЛАКАХ ОКАЗАЛОСЬ НЕМАЛО ИСМАИЛИТОВ. ЗАПАДНЫЙ ПАМИР БЫЛ НИЩИМ КРАЕМ. ЕЖЕГОДНО ДЕСЯТКИ ЛЮДЕЙ ШЛИ НА ОТХОДНЫЕ РАБОТЫ В ФЕРГАНСКУЮ ДОЛИНУ. […> БЫЛО ДВА МАРШРУТА, ПО КОТОРЫМ ТЕКЛИ ТОЛПЫ ИЩУЩИХ ЗАРАБОТКА. МНОГИЕ ШЛИ ИЗ РУШАНА, ЯЗГУЛЕМА И ВАНЧА ЧЕРЕЗ КАРАТЕГИН, […> В ФЕРГАНУ […> ВТОРОЙ МАРШРУТ ИЗ ШУГНАНА, ИШКАШИМА И ВАХАНА ПРОЛЕГАЛ ВОЗВЫШЕННЫМИ НАГОРЬЯМИ ВОСТОЧНОГО ПАМИРА".

В становище киргизских кочевников поиску Станишевского сопутствовала удача: удалось познакомиться с потомками последней властительницы алайских киргизов - Курманжан-датка.

Ее внук Кадырбек был знаком с Михаилом Фрунзе, за боевые заслуги в борьбе с басмачеством награжден боевым оружием и орденом Красного Знамени. Другой внук, Джамшидбек, был известен образованностью, рассказывал предания киргизских племен, от него Станишевский впервые услышал об эпической поэме киргизов "Манас". По его словам, среди киргизов Припамирья и Южной Кашгарии в форме сказок сохранились прозаические варианты "Манаса", которые, как и поэма, нанизывались одна на другую и сплетались в бесконечное повествование.

Соседство киргизов и буришей привело к некоторым лингвистическим заимствованиям. Например, слово "манас", означающее "длинное повествование", вошло и в канджутский язык (бурушаски).

На Восточном Памире Андрею Станишевскому удалось записать сведения не только о "Манасе", но и заполучить информацию об английском консуле Перси Эсертоне (Percy Etherton) в Кашгаре, который часто посещал Восточный Памир в 1918–1919 годах. Здесь он устанавливал связи с родовыми старейшинами, с самостоятельными полевыми командирами отрядов басмачей, призывал создавать банды для набегов на Ферганскую долину, а также снабжал оружием, платил британским агентам золотом за поджоги хлопкозаводов и собранного впрок хлопка. В результате страна Советов оставалась без сырья - дефицит товаров усугублялся.

Станишевский занес в тетрадку скорбную запись по информации, полученной от караульщика Супи на озере Сасыккуль и от крупного родового старшины каракульских киргизов Джутанкибая:

"СКОЛЬКО ЛЮДЕЙ ПОГИБЛО ОТ РУК БАСМАЧЕЙ, ВООРУЖЕННЫХ ПОДПОЛКОВНИКОМ ПЕРСИ ЭСЕРТОНОМ, СКОЛЬКО БЫЛО ОГРАБЛЕНО КОЧЕВНИКОВ, СКОЛЬКО БАНД ПРОШЛО ПО ТРОПАМ ВОСТОЧНОГО ПАМИРА И АЛАЯ, НЕСЯ СМЕРТЬ В КИШЛАКИ ФЕРГАНСКОЙ ДОЛИНЫ".

Систематизация полевых записей, Дом коммунистического просвещения, Киев

В 1923 году Станишевский вынужден был покинуть Туркестан из-за тропической малярии. Он вернулся в Киев и после выздоровления занялся систематизацией полевых записей об исмаилизме, сделанных в Оше на встречах с переселенцами из Шугнана и афганского Бадахшана.

В это же время Станишевский руководил Губернским лекторским бюро политического просвещения, находившимся в здании Дома коммунистического просвещения, первого в Советской России. Он стал одним из деятельных создателей Дома коммунистического просвещения на Большой Владимирской улице в бывшем здании Педагогического музея. На этой улице напротив находилась Академия наук Украины, где в то время пост секретаря занимал Агафангел Ефимович Крымский, первый наставник Станишевского в области востоковедения:

"…ВСПОМИНАЕТ СТАНИШЕВСКИЙ О КИЕВСКОМ ПЕРИОДЕ ЖИЗНИ: ЕЩЕ ДО ПОЕЗДКИ В ТУРКЕСТАН, ВО ВРЕМЯ ЛЕКЦИЙ А. Е. КРЫМСКОГО ПО ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ ПЕРСИИ, Я УСЛЫХАЛ […> О ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЙ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ „ИХВАН-АС-САФА" („БРАТСТВО ВЕРНЫХ ДРУЗЕЙ"). А. Е. КРЫМСКИЙ СЧИТАЛ, ЧТО ЭТА ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ОКАЗАЛА ОГРОМНОЕ ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ ФИЛОСОФИИ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ. ЦЕНТРОМ, ГДЕ СОЗДАВАЛАСЬ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ, БЫЛ ГОРОД БАСРА. УЖЕ В X В. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БЫЛА ПРИВЕЗЕНА В ИСПАНИЮ. НЕСКОЛЬКО ПОЗЖЕ ОДИН ИЗ КРУПНЫХ ФИЛОСОФОВ ИСПАНИИ РАВВИН КАЛОНИМОС ПЕРЕВЕЛ ОТДЕЛЬНЫЕ ТРАКТАТЫ НА ДРЕВНЕЕВРЕЙСКИЙ ЯЗЫК. В ПРЕДИСЛОВИИ К СВОЕМУ ПЕРЕВОДУ КАЛОНИМОС ПИСАЛ: „ЗДЕСЬ ГОВОРИТСЯ ОБО ВСЕХ НАУКАХ, КАКИЕ ТОЛЬКО СУЩЕСТВУЮТ НА ЗЕМЛЕ, О ВСЕХ МАТЕРИЯХ, […> ИБО В ЭТУ ЭНЦИКЛОПЕДИЮ ПРЯМО ВНЕСЕНО ТО, ЧТО В ТЕЧЕНИЕ МНОГИХ ВЕКОВ И ДО НАШИХ ДНЕЙ ПРИЗНАЕТСЯ ЗА ВЕРНОЕ". СОСТАВИТЕЛЯМИ ЭНЦИКЛОПЕДИИ БЫЛО ЦЕЛОЕ ОБЩЕСТВО УЧЕНЫХ ЛЮДЕЙ, СЛАВНЫХ МЕЖДУ НАРОДАМИ КОЛЕНА ИСМАИЛОВА…"

Агафангел Ефимович считал, что "Братство верных друзей" было тайным обществом, основанным исмаилитами. Академик Сергей Федорович Ольденбург в свою очередь видел в исмаилизме сильные следы буддизма, которые были привнесены, когда буддизм влиял на Византию, и даже заставил христианскую церковь канонизировать Будду как христианского святого.

Сергей Федорович Ольденбург - первый директор Института востоковедения АН СССР 1930–1934 годов, непременный секретарь АН России, затем АН СССР 1904–1929 годов

Среднеазиатский Государственный Университет, Ташкент

Весною 1926 года Станишевский переведен в Ташкент, где участвует в работе востоковедов Ташкента. Это проявлялось в годы, когда окреп Восточный факультет Среднеазиатского госуниверситета (САГУ). Ректором САГУ и одновременно уполномоченным Наркомата иностранных дел СССР (НКИД) в Узбекской ССР и по Средней Азии тогда был Андрей Александрович Знаменский, который также возглавлял созданное им "Общество для изучения Таджикистана и иранских народностей за его пределами".

В 1925 году в издании "Общества" под редакцией профессора Николая Леопольдовича Корженевского (1879–1958) выходит капитальный сборник статей о Таджикистане, где опубликованы материалы и о Памире. Под редакцией Александра Александровича Семенова (1873–1959) издан перевод книги "Каттаган и Бадахшан", которую составил Бурхан-уд-Дин-хан‑и Кушкеки, одновременно с ним вышли книги Михаила Степановича Андреева (1873–1948) "К материалу по Среднеазиатской керамике" и "Выработка железа в долине Ванча". В "Обществе" участвовал и академик Василий Владимирович Бартольд (1869–1930), в 1926 году здесь издана его работа "Исторический обзор Ирана". Большой интерес вызвало издание труда Александра Александровича Семенова "К догматике памирского исмаилизма".

Андрей Александрович Знаменский - ректор САГУ, Уполномоченный НКИД СССР в Средней Азии

По прибытии в Ташкент Станишевский восстановил старые связи с Андреевым, Корженевским и Семеновым. Незадолго до этого с Памира вернулся его товарищ Арнольд Дуккур, охранявший границу на Памире с 1924 по 1925 год.

Внутри Общества по изучению Таджикистана возникла секция, специализирующаяся на Памире. Андрей Знаменский тогда предложил Станишевскому заняться сбором архивов. В дальнейшем Станишевский свободное время посвящал Госархиву Узбекской ССР, разыскивая подтверждающие сведения по Памиру. Тогда же найдена папка материалов "Дипломатической части при Туркестанском генерал-губернаторстве", где оказалось письмо Николая Федоровича Петровского, имевшего большие знания о Востоке. Много лет он занимал пост российского генконсула в Кашгаре и в 1883 году по поручению МИД Российской империи составил на основе расспросов купцов сводку материалов о Шугнане. Ценность заключалась в сведениях, полученных во время бесед с последним бадахшанским миром Джехандар-Шо, бежавшим в Ферганскую область и умершим там, вдали от Родины, в кишлаке Учкурган в колонии для выходцев из Шугнана и Бадахшана.

Интерес у Станишевского вызвали письменные свидетельства об осени 1888 года, поступившие от посланцев Акбар Али-хана, правителя Шугнана, к Ферганскому военному губернатору, где он просил о русском подданстве и вхождении Шугнана в состав Российской империи. Посланцы во время беседы заявили:

"ШУГНАНСКОЕ ХАНСТВО НЕСКОЛЬКО ЛЕТ […> ПРОСИЛО РУССКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ПРИНЯТЬ НАРОД В РУССКОЕ ПОДДАНСТВО […> ЧТОБЫ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПОДЧИНЕНИЯ ИХ АФГАНЦАМ, […> ПОДОЗРЕВАЯ ШУГНАНЦЕВ В СОЧУВСТВИИ НАРОДА К РУССКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ, ЖЕСТОКО ПРЕСЛЕДУЮТ НАРОД И ДОВОДЯТ ДО КРАЙНЕГО РАЗОРЕНИЯ И НИЩЕТЫ: УБИВАЮТ НЕВИННЫХ, ОТНИМАЮТ ЖЕН, НАСИЛУЮТ ДЕВУШЕК, ОТНИМАЮТ ИМУЩЕСТВО, НАКЛАДЫВАЮТ РАЗОРИТЕЛЬНЫЕ ПОДАТИ, ЗАБИРАЮТ В РАБСТВО, ГДЕ ПОГИБАЮТ БЕЗВОЗВРАТНО ИЛИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ЛИШЬ ОПОЗОРЕННЫЕ ДОЧЕРИ К РАЗОРЕННЫМ РОДИТЕЛЯМ".

К этому году относилось собрание документов об экспедиции Бронислава Людвиговича Громбчевского (1855–1926) на Памир, побывавшего также в Канджуте (Хунзе) - княжестве, которое упорно сопротивлялось агрессии британских колонизаторов. В июле 1888 года Громбчевскому не удалось проникнуть из Дарваза через Южный Шугнан в Ишкашим, пришлось выйти на Восточный Памир трудным маршрутом через Каратегин и Алтын-Мазар. Там он узнал, что Шугнан оккупирован афганцами. В письме Петровскому, российскому генконсулу в Кашгаре, Громбчевский сообщал о бедствиях на Западном Памире:

"ЗАНЯТИЕ ШУГНАНА СОПРОВОЖДАЛОСЬ СТРАШНЫМИ ЖЕСТОКОСТЯМИ, ВСЕ СПОСОБНЫЕ НОСИТЬ ОРУЖИЕ БЫЛИ ПЕРЕБИТЫ, ДЕВУШКИ И МОЛОДЫЕ ЖЕНЩИНЫ ЗАПОЛОНЕНЫ, А ДЕТИ БОЛЕЕ ЗНАТНЫХ И ВЛИЯТЕЛЬНЫХ СЕМЕЙСТВ ВЫСЛАНЫ В КАБУЛ. НАСЕЛЕНИЕ БЕЖАЛО К СОПЛЕМЕННИКАМ СВОИМ - САРЫКОЛЬЦАМ, НО КИТАЙЦЫ ВЫСЛАЛИ СИЛЬНЫЙ ОТРЯД ПОД НАЧАЛЬСТВОМ ЧЖАН-ДАРИНА […> БЕЗЖАЛОСТНО ПРОГОНЯЛ БЕГЛЕЦОВ ОБРАТНО В ШУГНАН, А АФГАНЦЫ ЛОВИЛИ И КАЗНИЛИ ВОЗВРАЩАВШИХСЯ".

Члены Общества по изучению Таджикистана проявляли внимание к сущности документов, в то время как развитию событий в Шугнане посвящена только работа Александра Семенова, опубликованная в Ташкенте в 1916 году в "Протоколах Кружка любителей археологии". Перевод этой рукописи принадлежал Хайдар-Шо Муборак-Шо-Заде из Шугнана. Предисловие, примечания и заключение к переводу выполнены Семеновым. В "Истории Шугнана" отсутствовали вопросы экономики и социальной жизни, тогда как найденные Станишевским архивные свидетельства полно отражали эти вопросы.

В 1926 году присоединению Шугнана к России исполнилось около 30 лет, ему предшествовала борьба за независимость Шугнана против афганского вторжения. В памяти народа (не только стариков, но и людей зрелого возраста) еще были свежи зверства афганцев. Знаменский предложил Станишевскому записывать рассказы стариков. Сложность заключалась в том, что трудно было найти среди местных человека, готового к полевым условиям работы.

Александр Александрович Семенов - востоковед, один из основателей САГУ, академик АН Таджикской ССР, член-корреспондент АН Узбекской ССР, директор Института истории, археологии, этнографии АН Таджикской ССР

Активизация разведки извне, противодействие английской разведки, рассказы собеседника из XVIII века

Британская разведка в 1928 году активизировала работу в Средней Азии. Она действовали с баз в Мешхеде, где управляли знатоки "русского вопроса" Хамбер и Стевени. На Востоке опорой разведки было Кашгарское генконсульство. Две другие базы - политические агентства в Гильгите и Малаканде - дислоцировались на территории Британской Индии, играя главенствующую роль. Советский Памир в Ишкашиме был отделен от территории княжества Читрал призрачной полоской, где с вершины перевала Садиштраг в бинокле был виден красный флаг, реющий над домом сельсовета в кишлаке Нуд.

Английская разведка пыталась по этому маршруту забрасывать агентуру на территорию Памира. Из Гильгита через Восточный Памир агенты проникали на юг Киргизии, и в итоге - в Ферганскую долину. Малакандским политагентом в те времена был полковник Томсон-Гловер, а при нем в Читрале состоял помощником капитан Базиль Вудз-Баллард. Сквозь Читрал к Ага-Хану III, живому богу, шли в Британскую Индию на поклонение верующие исмаилиты c Памира. Богомольцев с Советского Памира подробно расспрашивали политические агенты, приставленные к исмаилитскому читральскому ишану.

Во второй половине 1928 года для пресечения деятельности британской разведки на Памирском направлении и для усиления охраны госграницы на должность начальника Особого отдела на Памире Полномочного представительства ОГПУ по Средней Азии прибыл опытный работник ВЧК, участник штурма Зимнего дворца - Александр Иванович Степанов. Его заместителем назначили Станишевского.

Андрей Станишевский с женой Валентиной Петровной Ерохиной в шугнанском одеянии. Мальчик в шапочке на коленях пограничника - сын Исмаил. Автор фото - Александр Степанов. Погранотряд Хорог. 1929 год

Небольшое отступление по поводу истории первой жены, запечатленной на фотографии вместе с сыном Исмаилом. Андрей Станишевский до 1930 года был женат на Ерохиной Валентине Петровне. Интерес Андрея Владимировича к исмаилизму отразился на имени его сына - Исмаил (родился 3 декабря 1925 года). С июля 1941 года он служил во флоте: Измаил Андреевич Станишевский был зачислен в Высшее военно-морское училище им. М. В. Фрунзе, которое эвакуировалось из Ленинграда в Астрахань. Впоследствии стал профессиональным моряком, математиком, штурманом, капитаном I ранга, выполнял алгоритмизацию навигационных задач как для машины "Высота", так и для всех названных БИУС надводных и подводных отечественных кораблей. В семье по-прежнему его называли Исмаил, умер в 2017 году. Его мама Валентина Петровна пережила блокаду Ленинграда, при этом потеряла второго мужа, умершего от голода. В 1944 году Андрей Станишевский женился на Мансуровой Лидии Федоровне, от нее родились в июне 1945 года Татьяна Андреевна (любезно предоставившая фотографии и документы отца), по профессии инженер-гидроэнергетик, и ее младший брат Андрей, инженер-самолетостроитель, - в 1954 году.

Но вернемся к теме материала. В силу служебных обязанностей Андрею Станишевскому пришлось побывать по всему Советскому Памиру. В основу сбора исторических, этнографических и географических материалов легла обширная программа, разработанная учеными-востоковедами Михаилом Степановичем Андреевым, Александром Александровичем Семеновым и Николаем Леопольдовичем Корженевским.

На Памире народ гостеприимен и приветлив, в каждом кишлаке жили люди, помнившие предания прошлого. Среди местных встречались долгожители, державшие в памяти события столетней давности. В Ямчуне Андрей Владимирович обнаружил собеседника из XVIII века по имени Гулом Наби, родившегося в начале 1792 года. С необычайными подробностями он рассказывал о событиях начала XIX века, украшая повествование народными поговорками. У Ямчуна сохранились развалины древней крепости, и Гулом Наби вечерами рассказывал предания о том, что в старину здесь располагалась столица правителей сияхпушей.

Развалины древней крепости у кишлака Ямчун

Минуя кишлак Ямчун, торговые пути шли из бассейна Тарима в Бадахшан, караваны здесь пользовались защитой сияхпушских правителей и выплачивали немалую дань за это. По преданию, на Западный Памир прибыл с воинством святейший Али, зять пророка Мухаммада, и тогда сияхпуши отступили через Мунджан на южные склоны Гиндукуша в страну, называемую Катвар. Гулом Наби в беседе не смог объяснить, где находилась эта страна, но уверял, что ее жители не приняли веру, за что соседние афганские племена прозвали их неверными. "Страна неверных" - Кафиристан - до 1896 года была независима от эмиров Кабула (Афганистана). В его поздних границах ныне расположены афганская провинция Нуристан и прилегающие территории в пакистанском Читрале. Существовавшую там совокупность культов именуют гиндукушской религией - то были политеистические верования архаичных индоиранских (арийских) племен, чьи потомки еще не утратили свои нуристанские и дардские языки.

Станишевский вместе с младшим сыном Гулома Наби, которому было 89 лет, поднимался к развалинам Ямчунской крепости, господствовавшей над долиной Вахана. Древнее укрепленное поселение с высокой стеной вокруг примыкало к крепости. По преданию, здесь жили ремесленники, а посередине городища помещался храм, в котором вечно горел огонь. Сияхпуши обожествляли его, за что соседние народы называли их словом "оташпараст" - "поклонник огня".

Теперь Вахан населяет относительно малочисленная народность, специфический язык которой входит в скифо-сакскую группу. Ваханская речь генетически близка исчезнувшему хотано-сакскому языку, отраженному в древних рукописях, найденных в Восточном Туркестане. К западу от Ямчуна находится кишлак Намадгут. Гулом Наби рассказывал, будто предки его жителей не успели уйти к соплеменникам (сияхпушам) в Кафиристан. В Намадгуте жил Дод Мамад, хранивший в памяти много преданий о прошлом Горного Бадахшана, и Станишевский с ним дружил.

В молодости, в 1880‑е годы, Дод Мамад побывал в Кафиристане, чтобы разузнать, жили ли там народы, родственные жителям Намадгута. Из Кафиристана он пробрался на юг Читрала, в Калашгум, жители которого сохранили древнюю веру. О путешествиях Дод Мамад рассказывал с такой живостью, будто все происходило на днях. Станишевский тогда собрал исключительный материал о древнем исмаилизме.

Собранные Бобринским, Семеновым и Станишевским исмаилитские рукописи были переписаны рукой Шо-Заде-Мамада. Некоторые из них попали в европейские национальные хранения книжных фондов. В их числе была "История Бадахшана" Мирзы Санг Мухаммед Бадахши, дополненная Мирзо Фазль Алибеком, эмигрантом с Бадахшана, жившим в Оше.

Мирзо Фазль Али-бек довел повествование до 1908 года. В 1928 году с согласия своего родственника Абдул Гияс-хана, последнего потомка бадахшанских и шугнанских правителей, жившего в древней крепости Калаи Вамар, ишан Сеид Юсуф Али-Шо уступил рукопись Станишевскому, знакомому с Абдул Гияс-ханом:

"ИШАН СЕИД ЮСУФ АЛИ-ШО […> В ОШЕ В ДОМЕ ФАЗЛЬ АЛИ-БЕКА ПОЗНАКОМИЛСЯ С УНИКАЛЬНОЙ РУКОПИСЬЮ „ИСТОРИЯ БАДАХШАНА". В ЧИСЛЕ БЛИЖАЙШИХ РОДСТВЕННИКОВ (ПО ЖЕНСКОЙ ЛИНИИ) У ИШАНА БЫЛ АБДУЛ ГИЯС-ХАН […> И В 1915 ИЛИ 1916 Г. СПЕЦИАЛЬНО ПОСЫЛАЛ СВОЕГО ХАЛИФА К ФАЗЛЬ АЛИ-БЕКУ, СОГЛАСИВШЕМУСЯ УСТУПИТЬ ИШАНУ СВОЮ РУКОПИСЬ. В 1917 Г. ИШАН СЕИД ЮСУФ АЛИ-ШО ПОПЫТАЛСЯ ПРОВОЗГЛАСИТЬ АБДУЛ ГИЯС-ХАНА ПРАВИТЕЛЕМ ШУГНАНА […> ПОДКРЕПЛЯВШЕГО ПРЕТЕНЗИИ ПОСЛЕДНЕГО, ССЫЛАЛСЯ НА „ИСТОРИЮ БАДАХШАНА", ГДЕ СООБЩАЛОСЬ О „ДЕРЖАВНЫХ" РОДСТВЕННИКАХ АБДУЛ ГИЯС-ХАНА. ТАК РУКОПИСЬ „ИСТОРИЯ БАДАХШАНА" ПОПАЛА НА ПАМИР И ИГРАЛА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ДАЖЕ РОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДОКУМЕНТА. В 1928 Г. ИШАН РАССТАЛСЯ С ЭТОЙ ПОТЕРЯВШЕЙ ДЛЯ НЕГО ЗНАЧЕНИЕ РУКОПИСЬЮ, УСТУПИВ ЕЕ С СОГЛАСИЯ АБДУЛ ГИЯС-ХАНА А. В. СТАНИШЕВСКОМУ, КОТОРЫЙ БЫЛ ЗНАКОМ И С АБДУЛ ГИЯС-ХАНОМ".

Собрать подробные записи об астральных праздниках, являвшихся пережитком далекой доисламской эпохи народов Памира, Станишевскому удалось. Часть сведений была опубликована им в книге "По горным тропам", но в основном записи так и остались в рукописи - полевых дневниках.

Здесь будет небольшой экскурс в историю, произошедшую после Февральской революции 1917 года и передачи Андрею Станишевскому документов, которые освещали тот период. Весною того года события на Памире развивались стремительно. В Памирском отряде оказались представители большевиков, имевшие влияние среди солдат, которые избрали их в состав 1‑го Комитета солдатских депутатов. По поручению большевика Воловика, возглавлявшего Солдатский комитет, Тихон Назарович Белов (зауряд-военный чиновник, знавший шугнанский язык) вошел в состав избранного в апреле 1917 года Шугнанского волостного комитета. Комитет возглавил шугнанец Хайдар-Шо Мубарак-Шо-заде, упоминавшийся выше. Шугнанский волисполком 8 мая 1917 года вынес решение, вызвавшее смятение в Бухарском эмирате. Западный Памир формально числился частью территории Бухарского эмирата. События Февральской революции в России обошли стороной Бухару, и власть даже усилилась.

После февральских событий хорасанский консул Британии, полковник Грей установил связи с Бухарой, предложил не забывать о "добрых соседях англичанах", если свергнувшие царя попытаются отстранить эмира. Сеид Алим-хан попытался вести себя далеко не как "послушный уездный начальник" в Российской империи.

Сношение с Бухарой ранее вел императорский политический агент, который числился по штатам в МИД, но подчинялся генерал-губернатору Туркестана. Февральская революция ликвидировала административный аппарат, управлявший Туркестанским краем, и Петроград вел сношения с эмиром напрямую. Министр ИДН Временного правительства Павел Николаевич Милюков посылал напрямую директивы бухарскому резиденту Чиркину. Суверенитет Бухарского эмира будто возрос, и вдруг Шугнанский исполком на отшибе выносит решение, ущемляющее "права" главы государства. Решение на Памире было сформулировано коротко и понятно:

"ВВИДУ СМЕРТИ ИСПОЛНЯЮЩЕГО ОБЯЗАННОСТИ ШУГНАНСКОГО БЕКА МИРЗА КАСИР МИРАХУРА, ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ОТ БУХАРСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ЗА НЕНАДОБНОСТЬЮ, ВСЛЕДСТВИЕ ПЕРЕХОДА НА САМОУПРАВЛЕНИЕ, БОЛЬШЕ НЕ НАЗНАЧАТЬ. ИМЕЮЩИЕСЯ ВЕТХИЕ ПОСТРОЙКИ И ОДИН КОВШ ЗЕМЛИ КОМИТЕТ ПОСТАНОВИЛ ВЗЯТЬ В СВОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ".

Постановление подписали Хайдар-Шо и зампред волисполком Тихон Белов (в Шугнане звали его Тих-Назар). Три других члена волисполкома подтвердили подписи личной печатью. В Бухарском эмирате решение шугнанцев восприняли так, что революция не минует и Эмират. Русский резидент Чиркин, представлявший правительство Керенского, попытался поддержать эмира, пытавшегося утвердить положение на Памире. В августе правитель Дарваза вступил в переговоры с начальником Памирского отряда в Хороге с тем, чтобы добиться согласия на посылку в Шугнан нового бека эмиром, одновременно вступив в связи с памирскими ишанами. Так он рассчитывал захватить в руки Западный Памир при поддержке извне.

Документы о первых днях революции на Памире бережно хранил у себя Хайдар-Шо Мубарак-Шо-заде. В 1928 году он передал их Станишевскому, взяв обещание обнародовать их, чтобы в Советском Союзе узнали о верности трудящихся Памира.

Памир стал для Андрея Владимировича второй родиной. Хорогский горком принял его кандидатом в члены партии. Первым партийным заданием было создать кружок востоковедения, по предложению председателя Памирского партбюро КП(б) Константина Александровича Моисеенко. С его помощью кружок востоковедения приступил к сбору фирманов - религиозных указов Ага-хана, духовного главы исмаилитов. Удалось собрать редкую коллекцию переводов исмаилитских фирманов, равной которой не было в востоковедческих хранилищах мира, также были собраны редкие исмаилитские рукописи. В III томе "Записок коллегии востоковедов" 1930 года опубликована шугнанско-исмаилитская редакция "Книги Света" Носири Хусрава. К подготовке публикации рукописей снова приложил руку профессор Семенов. Среди остальных рукописных документов, по словам Семенова, "имеются два очень интересных, проливающих новый свет на источники памирской исмаилитской доктрины".

Осенью 1929 года Станишевский на время уехал с Горного Бадахшана, но во второй половине 1930 года снова вернулся с тем, чтобы продолжить изучать местную религию. Сведения о догматике исмаилизма, о его распространении на Памире были беседы с Хайдар-Шо и с Шо-Заде Мамадом, а также с тремя другими ишанами: с Сеид Юсуф Али-Шо, отошедшим от политики, Хаджи Бадалом и Шо-Хусейном. Помощниками выступили окончившие Ташкентский восточный факультет А. П. Востров и бессменный спутник Станишевского в поездках по Памиру - Халык Назар Ходжиназаров, знавший русский, афганский литературный (дари, схожий с таджикским), пашто и ваханский. Востров работал в народном образовании, в свободное время от работы изучал исмаилизм, переводил фирманы Ага-хана, кроме того, записывал диспуты о догматике исмаилизма.

Однажды на квартире Станишевского в Хороге происходил диспут. Исмаилиты Хайдар Шо и Шо-Заде Мамад с советской стороны вели дискуссию с Акбар Али, пешаварским купцом. Тот вначале представился как суннитский мулла, но при следующей встрече выяснилось, что он ахмадийский проповедник, прибывший по заданию общины для выяснения условия ведения их проповедей на Памире. Ахмадийская секта с четкой управленческой структурой работала под покровительством английских политических органов. Назарати Ала - Высший надзорный орган - состоял из управления призыва и пропаганды, также просвещения и воспитания, судебно-следственного управления, издательства и спецуправления по устройству банкетов и приему гостей.

Главным было управление общих внешних дел, куда стекались от проповедников за границей ежемесячные сводки о политэкономическом положении стран, где велась проповедь. Для органов английской разведки подходила среда, в которую падали семена божественного учения Мирза Гулям Ахмеда - главы ахмадизма. После его смерти во главе ахмадийцев встал его сын Мирза Башираддин Махмуд Ахмед с титулом "Халифат-уль-Масих" (Преемник Мессии). Обратившись со спецпосланием к принцу Уэльскому, он сообщил об откровениях отца, которые должны были сбыться после Первой мировой войны:

"…ПРЕДСКАЗАНИЙ ОБЕТОВАННОГО МЕССИИ […> КАСАЕТСЯ РОССИИ […> ПРАВИТЕЛЬСТВО ЭТОЙ СТРАНЫ ПОПАДЕТ […> В РУКИ АХМАДИЙЦЕВ. ДРУГОЕ ЕГО ПРОРОЧЕСТВО […> АХМАДИЙСКОЕ ДВИЖЕНИЕ […> БЫСТРО РАСПРОСТРАНИТСЯ В БУХАРЕ". "РУИДАДИ ДЖЕЛСЕ‑И ДУА" („ОТЧЕТ О МОЛИТВЕННОМ СОБРАНИИ. МОЛИТВА О ПОБЕДЕ В ТРАНСВААЛЕ И ДОКЛАД ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВА"), „ТУХВА‑И КАЙСАРА" („ЗНАМЕНИТАЯ ИМПЕРАТРИЦА", ПРОСЛАВЛЕНИЕ […> ВИКТОРИИ И ПРИЗЫВ ЕЕ К ИСЛАМУ), „ЛЕГЧАРИ СИАЛКОТ" („СИАЛКОТСКИЕ ЛЕКЦИИ"), В КОТОРЫХ ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВО […> ЛИЦЕ ВОПЛОТИЛСЯ САМ КРИШНА, „КЕШТ‑И НУХ" („НОЕВ КОВЧЕГ") - СРЕДСТВО ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ ЧУМЫ. В ОДНОЙ ИЗ КНИГ, ПРИВЕЗЕННЫХ […> НА ПАМИР, БЫЛО […> „О МУСУЛЬМАНЕ! ВСТАВАЙТЕ […> БЛАГОДАРИТЕ БОГА […> ЧТОБЫ МИЛОСТИВОЙ БРИТАНИИ ОСТАЛСЯ ПАМЯТНИК ВЕЧНЫЙ, И ЧТОБЫ ОНА ПОБЕДИЛА ЗЛОПОЛУЧНУЮ РОССИЮ"".

В 1920‑х годах в Бухарский эмират ахмадийцами были посланы проповедники Зухур Хусейн и Мамад Амин-хан. На Памир послали проповедника рангом пониже - муллу Акбар Али. Привезенные ими книги, затем вошедшие в коллекцию Андрея Станишевского, показывали универсальность новоявленной религиозной секты.

В диспуте с Хайдар Шо ахмадийский проповедник Акбар Али проиграл, после чего был вынужден покинуть пределы Советского Союза на Памире, где народ проявил к нему крайнюю недоброжелательность. Госграница СССР на Памирском участке до 1936-го была открыта. У ахмадийских проповедников свежо было в памяти, как в Афганистане ахмадийский проповедник мулла Негматулла, пытавшийся распространять воззвания с призывом покориться английским империалистам, был казнен публичным побиением камнями. Тогда мусульманское духовенство Индии и Ирака тоже одобрило казнь английского прислужника в Афганистане.

Строительство Памирского тракта и горные землекопы - исмаилиты из бассейна реки Тарим

В 1931 году Станишевский возвращается в Ташкент в тот период, когда дело шло к подготовке строительства Памирского автомобильного тракта по маршруту южнокиргизский город Ош - Хорог.

Часто приходится выезжать в Ош в связи с проектами строительства тракта, где уже начинался набор землекопов для строительства автомобильной дороги. В Центральной Азии первейшими землекопами считались выходцы с бассейна Тарим, из горных исмаилитов племен шипху, чипан, пахпу, входивших в общины, руководимые памирскими ишанами, и со слов этих ишанов Станишевский записывал предания, указавшие древние отношения Памира с бассейном Тарима. В поездках в город Ош Станишевский имел в беседах с землекопами неожиданные результаты с уточнениями сообщений памирских исмаилитских ишанов.

Как выяснилось, в горах к югу Хотана и Каргалыка имеются предания о Сиявуше, соотносящиеся с сообщением тысячелетней давности пера Мухаммада Наршахи, написавшего "Историю Бухары". Согласно сведениям великих хорезмийских ученых Абу Рейхана Мухаммеда ибн Ахмеда аль-Бируни и Абу Бакра Мухаммада ибн Джафара ан-Наршахи, Сиявуш являлся одним из родоначальников династии Кейянидов, правившим еще в эпоху до Ахеменидов во II тысячелетии до нашей эры. Согласно преданиям, Сиявуш, убитый Афрасиабом, похоронен у ворот Гариан в Бухаре. Мухаммад Наршахи в "Истории Бухары" писал:

"БУХАРСКИЕ МАГИ ПО ЭТОЙ ПРИЧИНЕ ОТНОСЯТСЯ С БОЛЬШИМ УВАЖЕНИЕМ К ЭТОМУ МЕСТУ; ЕЖЕГОДНО, В ДЕНЬ НОВОГО ГОДА (НАВРУЗ), ЕЩЕ ДО ВОСХОДА СОЛНЦА, КАЖДЫЙ МУЖЧИНА ПО ОБЫЧАЮ ЗАКАЛЫВАЕТ ЗДЕСЬ В ПАМЯТЬ СИЯВУША ОДНОГО ПЕТУХА. У ЖИТЕЛЕЙ БУХАРЫ ЕСТЬ ПЕСНИ ОБ УБИЕНИИ СИЯВУША, ИЗВЕСТНЫЕ ВО ВСЕХ ОБЛАСТЯХ. МУЗЫКАНТЫ СОЧИНИЛИ К НИМ МОТИВ И ПОЮТ ИХ…"

Исследователи сюжета о Сиявуше утверждали, что область распространения мифов охватывает только пределы Хорасана, Бухары и долину Зеравшана. И вдруг Станишевский обнаружил во время бесед с ишанами на Памире, а позже выходцами из бассейна Тарима в городе Ош, что предания о Сиявуше в полной форме сохранились на Памире и в горных районах к югу Хотана и Каргалыка. Предания свидетельствуют, что Сиявуш являлся правителем страны, которая охватывала территорию Хотана до Кучара и доходила до пределов Памира на западе.

Согласно преданиям, Сиявуш был убит, и в память о

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://centrasia.org/news.php?st=1648981260

Показать все новости с: Михаилом Фрунзе

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
Свыше 1,38 млн

жителей Казахской ССР ушли на фронт во время Великой Отечественной войны

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31