90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

ОЖИДАЕТ ЛИ КАЗАХСТАН НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ «АРЕСТОВАННЫХ» АКТИВОВ

16.04.2022 15:00

Политика

ОЖИДАЕТ ЛИ КАЗАХСТАН НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ «АРЕСТОВАННЫХ» АКТИВОВ

В Казахстане с начала года активно обсуждают дальнейшую судьбу активов нечистых на руку олигархов и бизнесменов. Некоторых владельцев «заводов и пароходов» сейчас обвиняют в коррупции, кто-то успел уехать и забрать с собой капиталы. В Новом Казахстане получать все бонусы от экономического роста больше не может упомянутая президентом Токаевым «узкая группа лиц». Однако теперь появляется вопрос, куда пойдут богатства задержанных бизнесменов, нарушивших закон? Недавно 28,8% акций «Казахтелекома», принадлежавших племяннику Нурсултана Назарбаева Кайрату Сатыбалды, вернули в собственность государства. Исторический опыт говорит о том, что либо государство проводит в таких ситуациях национализацию в кратчайшие сроки, либо в последующем стране достается только пустышка с долгами. Как этот вопрос собираются решать в Новом Казахстане – рассуждает Вячеслав Щекунских. 

Казахстан – богатая страна, и в ближайшие недели в обновленном списке журнала Forbes мы, наверное, увидим те же фамилии, что и в прежние годы. В 2021 году в Республике Казахстан насчитывалось семь официальных миллиардеров, еще двое чуть-чуть не дотягивали до «красивой» цифры. Совокупное состояние казахстанского «топ-50» из списка Forbes составило $37,5 млрд. Для сравнения, в том же году расходная часть бюджета страны составила $32,4 млрд.

Разумеется, часть капиталов из страны уже вывезена. Однако в Казахстане у многих состоятельных людей остаются активы, управляемые фондами и другими доверенными лицами. В общем, то, что нельзя увезти с собой в ОАЭ или в Турцию, и что годами приносило доход. Это богатство гораздо важнее денежных средств, которые при некоторой нерасторопности могут попасть под санкции и стать предметом расследований.

Живой пример – соседи

Сам передел активов может пойти по нескольким сценариям. Один из них – создание видимости национализации с последующей продажей отнятых бизнесов тем же бенефециарам или их доверенным.

При ином – жестком сценарии – государство бы получило пустышку с долгами. И то, и другое мы уже видели в Кыргызстане, на примере активов семьи Курманбека Бакиева.

Там сначала сотовый оператор «Бимоком» (позже – бренд «Мегаком») был под контролем сына первого президента Аскара Акаева, который после переворота (2005 г.) продал компанию. Затем ее подхватил сын следующего президента, Максим Бакиев. После переворота 2010 года много лет шла мучительная национализация сотового оператора.

Ландромат Бакиевых «АзияУниверсалБанк», которым при той власти пользовались даже партнеры Дональда Трампа, на определенном этапе было проще закрыть, чем тащить. А ведь был крупнейший банк страны. Сбежавшая семья постаралась вычистить оттуда и через него все, что возможно. Поток новостей по национализации и последующей приватизации компании, владевшей сетью автозаправок, тоже вскрыл хрестоматийные схемы.

Недавно закончился процесс по национализации крупнейшего высокогорного золоторудного месторождения страны – «Кумтора», которым десятилетиями владели канадские компании в разном процентном соотношении. Тут же президент Жапаров заявляет, что страна за десять лет получит от предприятия $5 млрд прибыли. С учетом прошлых достижений «Кумтора» – сумма очень небольшая. То есть и в этом случае удалось отвоевать «головную боль»?

Пример соседей, в том числе и кейс с дочерью первого президента Узбекистана, показывает, что розыскные мероприятия, реализация спорных активов – очень трудоемкий процесс, и в ряде случаев – не стоящий свеч.

В случае с транзитом власти в Казахстане, речь идет о возможных столкновениях властей с олигархами «первого эшелона» и их сложными «матрешечными» схемами ведения бизнеса. Учитывая масштабы капиталов и связи состоятельных казахстанских бизнесменов с элитами разных стран, любые попытки насильно отнять активы могут получить и соответствующий ответ в судебном порядке.

Робкие шаги

Можно предположить, что игра на пользу имиджа президента и Нового Казахстана будет выражаться в том, что элитарии отдадут какую-то часть своего капитала добровольно или в виде результата «суровой кары» правосудия. Это могут оказаться и довольно внушительные по стоимости активы. Отдающие не обеднеют.

Красивым ходом, кажется, была бы национализация. Однако главная проблема – в Казахстане нет структур, которые могли бы эффективно управлять активами. Об этом неоднократно говорили критики фонда национального благосостояния «Самрук-Казына». Можно подстраховать управление активами людьми из частного сектора. Но здесь опять возникнут сомнения в честности, прозрачности процедур – как было при приватизации непрофильных активов того же «Самрука». Это почти как переложить вещь из одного кармана в другой.

Если вспомнить, что при персоне Токаева, как и его коллеги Шавката Мирзиёева, находится британский экономист Сума Чакрабарти, то какие-то практики могут исходить и от иностранного советника. К примеру, Чакрабарти был свидетелем, как еще Маргарет Тэтчер проводила приватизацию госкомпаний. В частности, либеральным шагом было распределение акций по персоналу компаний – но и это мы уже проходили в 80-90-е.

Другое дело, что своим Посланием к народу и предыдущими административными решениями президент Токаев показал, что он не против применения практик прошлых лет. За пару лет глава Казахстана создал более-менее эффективную сетевую структуру контролирующих органов с кадрами, воспитанными в Генпрокуратуре. Остается поставить задачу Антикору, той же Генпрокуратуре и другим.

Тогда, возможно, будет обеспечен контроль эффективности деятельности ФНБ «Самрук-Казына». А в случае приватизации как отнятых, так и самруковских активов, они не уйдут по заниженной цене тем же «элитариям», которые за тридцать лет стали миллионерами и миллиардерами.

Кстати, о миллионах. Бакиевы в Кыргызстане своевременно, накануне переворота, сумели вывести из страны крупные суммы. В ближайший год или чуть больше возврат в Казахстан денежных средств тех олигархов, кого будет позволено «пощипать», – будет актуальным. Ведь позже эти активы могут «превратиться в тыкву» при том или ином геополитическом раскладе.

Из актуального в повестке

Самая последняя новость по теме – отчуждение пакета акций «Казахтелекома» в пользу государства со стороны компании, предположительно принадлежащей племяннику Нурсултана Назарбаева – Кайрату Сатыбалды. Жест неслыханной щедрости, и, видимо, тоже ход, благодаря которому находящийся под стражей Сатыбалды получит возможность не идти в одной связке по делу с Каримом Масимовым. Или племянника Елбасы вообще дистанцируют от январских событий. 

С другой стороны, его же могут и назвать главным заговорщиком в интерпретации Акорды? Тогда и припомнится весь салафитский бэграунд.

Отметим на полях, что на фоне текущих событий как-то подзабылась инициатива создания Токаевым фонда «Қазақстан халқына», куда скинулись крупные компании на сумму несколько десятков миллиардов тенге. Кто-то уже неосмотрительно окрестил фонд «кассой индульгенций». Однако что-то подсказывает, что можно и поделиться нажитым, и все равно не быть прощенным.

Вообще же в свете нынешней геополитической турбулентности все экономические решения могут иметь лишь двухгодичный горизонт – и это еще позитивный расклад. Дальше события должны развиваться в сторону, противоположную глобализации. А в условиях регионализации формат распределения ресурсов и активов может поменяться.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

16.04.2022 15:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Эднан Осконович Карабаев

Карабаев Эднан Осконович

Советник премьер-министра на общественных началах

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

73 года 8 месяцев

средняя продолжительность жизни женщин в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31