90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Почему Казахстан сошел с «рыночных рельсов», и как вернуть его обратно?

Почему Казахстан сошел с «рыночных рельсов», и как вернуть его обратно?

Казахстану так и не удалось выстроить нормальную рыночную экономику. Скорее, получилась искаженная ее версия, где все решается и регулируется государством, а за ошибки платят простые граждане. Очевидно, что стране нужна новая модель, которая отвечала бы интересам и власти, и бизнеса, и населения. Какой она должна быть? Может, нам больше подойдет симбиоз плановой и рыночной экономик, государственной и частной собственности, с учетом в том числе менталитета граждан, которые, что скрывать, привыкли к опеке «сверху»? Тогда стратегические отрасли и ресурсы могли бы быть в руках государства, а производство товаров и оказание услуг – в рыночной среде. Как пример - смешанная экономическая модель в Китае, где элементы рынка и госплана эффективно сочетаются друг с другом. Впрочем, слово экспертам.

Магбат Спанов, экономист:

«Нужна модель, которая позволит сохранить накопленные богатства»

- Рыночная экономика – это, прежде всего, конкуренция. Увы, мало какая из экономик в современном мире подходит под это классическое определение. Все они претерпели определенные изменения, и в итоге многие страны возвращаются к кейнсианским методам регулирования с активной ролью государства.

Конкретно в Казахстане классическая рыночная экономика выстраивалась в период до конца 1990-х годов. Надо отдать должное прежнему руководству республики, которое нас туда буквально затолкало. Какие только модели мы тогда не пытались перенять – и польскую, и южнокорейскую, и китайскую, и восточно-европейскую. Но в итоге получилась своя, эксклюзивная, у которой были как ошибки, так и достижения. И это нормально, если учесть, что у всех рыночных моделей лишь основа общая, а элементы разные.

Немного о достижениях. Благодаря новой экономической модели уже к 1999 году 85 процентов ВВП давала частная собственность, и лишь 15 процентов – государственная. По сути, она подготовила нас к тому мощному макроэкономическому рывку, который мы наблюдали с начала 2000-х годов. В итоге к середине «нулевых» мы практически в четыре раза увеличили нашу экономику! Причем одним из самых главных элементов этой модели стало то, что государство перешло от системы социальной защиты населения к системе социальной помощи, которая направлялась точечно - отдельным группам. Вот тогда и произошел своеобразный ментальный поворот в сознании граждан, которые, наконец, начали понимать, что их благополучие зависит исключительно от них самих, а точнее - от их труда.

Потом случился глобальный кризис. К тому времени государство накопило солидные финансовые ресурсы, заработал Национальный (нефтяной) фонд. Были созданы так называемые институты развития, которые сейчас относятся к холдингам «Самрук-Казына» и «Байтерек», то есть постепенно начало усиливаться государственное регулирование рыночной экономики. Считаю, главной ошибкой на данном этапе стало то, что мы фактически отказались от политических реформ и сосредоточились на экономических, причем не совсем правильных. Тогда, кстати, власти и заключили с обществом некий негласный консенсус: мол, они передают населению в качестве помощи какую-то часть материальных благ в обмен на отказ заниматься политикой. Этот принцип впоследствии стал одной из причин централизации управления экономикой.

Естественно, не подкрепленные политическими реформами, экономические преобразования обернулись сплошными минусами. Как результат, 60 процентов ВВП сегодня генерируется квазигосударственным сектором. Сравните с цифрами, приведенными мной выше, и увидите разницу между той моделью, которую мы выстраивали в 1990-х, и той, которая в итоге получилась.

Словом, говорить о том, что в Казахстане формируется классическая рыночная экономика, мы не можем. В то же время было бы некорректно называть то, что есть сейчас, плановой экономикой. Скорее, мы имеем искаженную рыночную модель с очень большим участием государства и госрегулированием.

Причем эта искаженность просматривается во всем. К примеру, стабильность, в которой нуждается крупный бизнес, сегодня в состоянии обеспечить только государство. В свою очередь оно само тоже нуждается в стабильности, но ему удобно работать лишь с теми, кто ему подчиняется. Допустим, появляется новая компания с новыми идеями, но ей не дают нормально работать, и, чтобы выжить, она начинает создавать себе лобби, добиваться того, чтобы государство стало защищать ее интересы. В теории это, возможно, звучит красиво, но с точки зрения конкурентоспособности такой поход, конечно, не идет на пользу рыночной экономике.

Впрочем, сейчас всем приходится нелегко, даже развитым странам. Посмотрите, как рушится на глазах американская модель, которая была основана на частном предпринимательстве. США сегодня фактически печатают деньги, не обеспеченные товаром, и в достаточно большом количестве. Отсюда высокая инфляция и другие негативные последствия.

У Казахстана тоже большие проблемы с золотовалютными резервами. Мы не можем полностью распоряжаться Национальным фондом, так как до сих пор идут по ним процессы связанные с недобросовестными инвесторами. Все это указывает на то, что необходимо искать новую модель, которая позволит сохранить накопленные национальные богатства. Старая, как стало очевидно, уже не работает. Быть может, нам нужна какая-то золотая середина, учитывая нашу огромную территорию и большие запасы природных ресурсов. Это первое. И второе – не помешало бы параллельно развивать военную составляющую, чтобы мы могли все это еще и защищать... (Полную версию интервью читайте в следующем номере)

Мурат Темирханов, экономист, финансист:

«Вместо рыночных механизмов получаются сплошные искажения»

- Сейчас мы обеими ногами стоим на командно-административной «ручной» экономике, сформировавшейся после глобального кризиса 2008-2009 гг., который в серьезной степени затронул и Казахстан. Финансовая система тогда фактически рухнула, резко увеличились изъятия из Нацфонда. Холдинги «Самрук-Казына», «Байтерек», «Казагро» росли как на дрожжах, резко увеличивая долю государства в экономике. Как следствие, начался переход от рыночной системы к государственному капитализму, что совпало с первой пятилеткой индустриализации. С тех пор движения в обратном направлении, то есть к рыночной экономике, почти не наблюдалось, хотя говорилось об этом очень много.

Что мы имеем в итоге? Сегодня распределение финансовых ресурсов в экономике Казахстана осуществляется решениями чиновников, а не посредством рыночных механизмов. Правительство фактически замещает собой и финансовую, и банковскую системы, и фондовый рынок. Бизнес и население получают дешевые деньги через различные льготные государственные программы, а банки, имея большую ликвидность, остаются «не у дел». Все это, естественно, сдерживает конкуренцию и разрушает рыночные отношения в финансовой системе. В результате замедляется рост эффективности и производительности экономики, тормозится ее диверсификация.

Иными словами, степень вмешательства государства в экономику остается крайне высокой, и, похоже, сдавать свои доминирующие позиции оно не собирается. Одно время декларировалось стремление уменьшить его участие через приватизацию компаний ФНБ «Самрук-Казына», но это оказалось лишь имитацией - в итоге там все равно осталась очень большая часть госпредприятий. То же самое касается холдингов «Байтерек», «Казагро» и других - все они продолжают оставаться под контролем государства и сохранять свою роль в экономике.

Считаю большой ошибкой равняться на Китай и другие страны, где госсектор занимает значительную долю в экономике. Ориентиром для нас, на мой взгляд, должны служить Канада, Австралия, Норвегия, Новая Зеландия… У них тоже есть богатые природные ресурсы, которые идут на экспорт, но они сумели построить стабильно работающую диверсифицированную экономику. Причем эти страны не искали какого-то особого пути, а просто стремились быть конкурентоспособными и тем самым избежали так называемого «ресурсного проклятия».

Когда говорят о каких-то особенностях Казахстана, которые якобы мешают построить нормальную рыночную экономику, то я вижу за этим лишь желание сохранить власть и коррупционные возможности для чиновников. Ведь распределение денег нерыночным путем нельзя объяснить ничем, кроме как страстью к обогащению. Как только государство начинает ограничивать импорт, экспорт, регулировать цены, пытаться помочь населению, то создаются диспропорции, и вместо рыночных механизмов получаются сплошные искажения, которые замедляют экономическое развитие страны, идут вразрез с интересами бизнеса и создают, повторюсь, большие коррупционные риски. Тогда как именно частные инвестиции считаются двигателем экономики...

Поэтому не нужно изобретать велосипед и ссылаться на особый менталитет населения Казахстана. Необходимо идти по пути либерализации экономики, в том числе грамотно управлять Нацфондом, чтобы он не создавал для нее негативных последствий. И тогда мы в плане конкурентоспособности сможем стать второй Канадой или Норвегией.

Нурбек Искаков, аналитик компании Esperio:

«Это только начало трудного эволюционного пути»

- Полностью рыночные экономики существуют только на страницах учебников по макроэкономике. Они нужны в основном лишь для правильного моделирования и выведения абстрактных экономических законов, с помощью которых мы пытаемся понять, как лучше себя вести в условиях, очень далеких от идеальных. В реальности же все страны, даже те, которые принято считать оплотом рыночного капитализма, сочетают рыночную и плановую системы.

Только вот в некоторых из них в силу исторических факторов, географических особенностей и национального менталитета роль государства выше. Например, в Китае (с его почти полуторамиллиардным населением), России (с самой большой территорией в мире) и Казахстане (оказавшемся в экономической и политической орбите этих двух гигантов). А в некоторых странах вроде США, Великобритании и Германии в силу, казалось бы, тех же причин (исторических, географически, ментальных) участие государства менее существенно. Конечно, не настолько, чтобы считать их полностью рыночными, но в достаточной степени, чтобы понимать, как далеко могут продвинуться страны, которые относительно недавно вышли из плановой экономики.

Чтобы понять, насколько далеко Казахстан смог отойти от плановой системы, нужно напомнить об основных ее чертах. Первая - это наличие государственного производственного плана для каждого предприятия. Очевидно, что сегодня в отечественной экономике ничего подобного нет. Мало того, большинство предприятий вправе самостоятельно решать, какую продукцию им следует производить и в каком количестве. Вторая черта командно-административной системы - это доминирующая роль государства во владении средствами производства. Если учесть, что на текущий момент его доля оценивается в 15-17 процентов, то можно сделать вывод: экономика Казахстана уже не соответствует критериям плановой системы и, что называется, перешла на «рыночные рельсы».

Однако сам по себе переход к более рыночной экономике - это только начало трудного эволюционного пути. На нем, согласно градации, предложенной гарвардским профессором Майклом Портером, страны могут подняться с первого уровня, где основными драйверами развития являются дешевая рабочая сила или крупные запасы относительно дешевых полезных ископаемых, до четвертого, где благодаря технологическому рывку они будут иметь такой объем богатств, который позволит им в принципе отказаться от производственной деятельности и сконцентрироваться на экспорте капитала.

Экономика Казахстана сегодня находится между первым уровнем рыночного развития и вторым, где главным драйвером роста становится эффективность производства. А достигается она только за счет государственной поддержки местных производителей, инвестиций в инфраструктуру и льготных программ кредитования бизнеса.

К слову, совсем недавно, в 2000-2010 годах, второй этап развития прошел Китай. На следующем, третьем, драйверами роста станут производство инновационных товаров и услуг, а также НИОКР. Вероятно, именно успех Поднебесной подталкивает казахстанское общество к тому, чтобы, воспользовавшись китайским опытом по поддержке бизнеса государством, столь же быстро перейти на второй этап развития.

Получится ли это у нас, сказать сложно, поскольку нынешний подход к преодолению барьера между первыми двумя этапами эволюции экономики является уже вторым по счету. Первый был предпринят в 2007-2008 годах, но оказался неудачным из-за наступившего мирового финансового кризиса. Сейчас на горизонте снова маячит глобальная рецессия, однако будем надеяться на то, что руководству РК хватит знаний и опыта, чтобы справиться с экономической бурей и, не откатившись сильно назад, выйти на новый уровень развития. Иначе придется ждать еще 8-10 лет.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://qmonitor.kz/economics/4238

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
92

объекта с радиоактивными и токсичными отходами расположены в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31