90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан и Таджикистан: дружить нельзя конфликтовать

Кыргызстан и Таджикистан: дружить нельзя конфликтовать

Очередное обострение отношений Кыргызстана и Таджикистана произошло 14–16 сентября и совпало с проведением первого за три года саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в узбекском Самарканде. Эскалация стала одной из самых ожесточенных и кровопролитных за всю историю конфликта и привела к гибели более 150 человек с обеих сторон, а также эвакуации 140 тыс. мирных граждан Кыргызстана из зоны конфликта. Сентябрьское обострение вновь указало на то, что стороны ходят по стратегическому замкнутому кругу — когда политические последствия регулярных трагических инцидентов на границе все отдаляют страны от необходимых для урегулирования ситуации компромиссов. И это, в свою очередь, обеспечивает благодатную почву для скорого возвращения к новой эскалации. Самостоятельно вырваться из этого круга Кыргызстан и Таджикистан, скорее всего, не смогут.

Близкие соседи, братские народы, если бы не граница

Кыргызстан и Таджикистан очень близки друг другу и схожи по многим параметрам. Это две во многом уникальные горные республики, именно в этих странах формируется основной водосток двух крупнейших водных артерий Центральной Азии — Амударьи и Сырдарьи. Соответственно, обе страны имеют внушительный гидроэнергетический потенциал, который реализован лишь частично. Обе страны входят в Организацию Договора о Коллективной Безопасности (ОДКБ), в республиках расположены военные объекты организации, которые рассматриваются как часть единой региональной системы безопасности. Так, в Таджикистане, вблизи Душанбе расположена 201-я военная база ОДКБ, а в киргизском городе Кант расположена база ВКС ОДКБ. Военные подразделения двух стран принимают участие в совместных учениях сил быстрого реагирования ОДКБ с отработкой действий на случай попыток внешнего вторжения (например, из нестабильного Афганистана).

Вместе с тем пограничный вопрос был камнем преткновения между республиками даже во времена нахождения в составе одного государства — особенно в контексте использования дефицитных в регионе воды, пастбищ и земельных ресурсов. Так, еще в 1949 г. была создана специальная паритетная комиссия по решению пограничных споров из-за претензий сторон друг другу по вопросу незаконного использования спорных земель, она работала на уровне республиканских властей. Увы, ни одному из ее созывов не удалось окончательно устранить разногласия. Распад СССР заметно усложнил вопрос урегулирования, поскольку из межреспубликанского тот превратился в межгосударственный со всеми вытекающими последствиями.

Кыргызско-таджикская граница пролегает в сложных географических условиях, включая горные хребты, долины, а также две тройные пограничные точки с Узбекистаном — в Ферганской долине — и с Китаем — по Заалайскому хребту. Ее протяженность составляет 984 км. На сегодняшний день делимитировано всего 602 км — и в основном в горных районах, по которым у сторон меньше противоречий, чем по равнинным участкам в Ферганской долине. Ситуация осложняется наличием двух таджикских анклавов на территории Кыргызстана — Воруха и Западной Калачи. И если последний представляет собой безлюдное поле, то Ворух — крупный населенный пункт площадью 130 кв. км и с населением более 32 тыс. человек; его связь с Республикой осуществляется через территорию Кыргызстана.

Разнонаправленные тренды в сфере демографии привносят свои сложности в конфликт. Стремительно растущее таджикское население и убывающее киргизское оказывают негативное влияние на развитие противостояния. Так, с таджикской стороны в примыкающей к границе Согдийской области проживают, согласно официальной статистике, около 2,2 млн человек. При этом динамика роста населения больше похожа на демографический взрыв. Так, если в 1986 году в области проживали около 1 млн человек, то к 2019 г. население увеличилось вдвое. В то же время с киргизской стороны расположена Баткенская область, которая была выделена из самой западной части Ошской области лишь в 1999 г. Население этого региона сегодня составляет 461,5 тыс. человек, и в последние годы это число сокращается. Покидающие регион киргизы как правило продают или сдают в аренду пахотные земли, пастбища и дома таджикам, которые не могут должным образом оформить это в юридической системе Кыргызстана. Как результат, правовые коллизии на бытовом уровне превращаются в межгосударственную проблему, когда часть территории Кыргызстана находится в фактическом владении таджиков, что подталкивает власти Таджикистана защищать интересы своих граждан. Таким образом, возникают серые, спорные точки (особенно в Ферганской долине), найти решение по которым непросто, и в то же время они постоянно являются источником конфликтов.

Осложняют и без того непростой процесс делимитации интересы криминальных группировок, для которых нерешенность границы — источник прибыли. К ним относятся в том числе группировки контрабандистов, которые используют разницу в ценах на основные группы товаров в соседних республиках для получения сверхприбыли от контрабанды. Будучи членом ЕАЭС, Кыргызстан имеет общий рынок с Россией и Казахстаном, что делает разницу цен на ряд товарных групп прибыльной для контрабанды. Так, например, из-за беспошлинных поставок ГСМ в Кыргызстан из России цены на топливо в Республике самые низкие в регионе, на уровне 48 сомов за литр дизельного топлива (1 рубль = 1,3 сома), в то время как в Таджикистане этот же вид топлива стоит почти 70 сом.

Другой влиятельный, незримо присутствующий в конфликте игрок — наркомафия, которая контролирует потоки наркотических средств из Афганистана как с таджикской, так и с кыргызской стороны. Для этого актора неопределенность вокруг границы и регулярные конфликты — отличные условия для переброски афганских наркотиков на север.

От камней к минометам и танкам

Отношения на границе после распада СССР и с учетом перечисленных предпосылок были причиной местных микро-конфликтов. Время от времени из-за споров о земле, пастбищах, воде и недопонимания пограничников возникали стычки, главным оружием в которых были камни. Но постепенно в конфликтную динамику вовлекались все более современные виды вооружений — сначала стрелковое оружие, затем автоматическое. Переход конфликта в совершенно иную стадию произошел в конце апреля 2021 г., когда к привычной уже пограничной перестрелке присоединились регулярные войска с тяжелой техникой и минометами с обеих сторон. В результате трехдневных боев с киргизской стороны погиб 31 человек и около 150 получили ранения, жертвами с таджикской стороны стали 19 человек убитыми и 90 раненых.

К сожалению, за полтора года — с момента первого полномасштабного военного обострения в апреле 2021 г. — отношения Кыргызстана и Таджикистана, несмотря на активизацию переговорного процесса по границе, подписания ряда соглашений об отводе войск и неприменение армии для разрешения противоречий, все-таки перешли в системное противостояние со всеми вытекающими последствиями. Трагическая гибель мирных жителей с обеих сторон во время обострения в апреле 2021 г. в корне изменила характер конфликта — он перестал быть просто пограничным, став по-настоящему межгосударственным. В то же время укоренилось враждебное восприятие сторонами друг друга на военном, политическом, идеологическом и, что самое страшное, на бытовом уровне. Поэтому, несмотря на все договоренности на высшем уровне, никто не удивился очередному обострению в самый разгар саммита ШОС в Самарканде в середине сентября. Снова подключение армий, самых передовых образцов оружия, включая беспилотники; снова многочисленные жертвы — с киргизской стороны погибли 62 человека, с таджикской — 85, сотни раненых, разрушенные дома накануне зимы.

Выход есть, но он требует компромиссов

В Центральной Азии существуют прецеденты разрешения пограничных споров в сжатые сроки даже на фоне сохраняющихся конфликтов в отношениях. Так, до 2016 г. отношения Кыргызстана и Таджикистана с Узбекистаном сложно было назвать добрососедскими. Границы между странами были закрыты, где-то даже заминированы. Железная дорога, соединявшая Таджикистан и Узбекистан, была разобрана, действовал визовый режим. Все поменялось в одночасье с приходом к власти президента Шавката Мирзиеева — границы открылись, визовый режим был снят, транспортное сообщение — восстановлено, а самое главное — активизировался переговорный процесс по делимитации границы. За шесть лет Ташкенту практически удалось решить вопрос с границей с Таджикистаном и существенно продвинуться в обсуждении этого вопроса с Кыргызстаном. Во многом это стало результатом смены приоритетов во внешней политике Узбекистана и стремления властей обеспечить рынки сбыта для узбекской промышленности, которая переживает стремительный рост. Таким образом, в случае с Узбекистаном сработала комбинация политической воли, нацеленной на добрососедство, и заинтересованности в росте экономического сотрудничества.

***

Могут ли эти же факторы способствовать нормализации отношений Таджикистана и Кыргызстана? Теоретически — да. Но первоочередная на сегодня задача — создать условия для неотвратимости мирных переговоров. Частично разрядке способствуют договоренности глав силовых ведомств Кыргызстана и Таджикистана — Камчибека Ташиева и Саймуммина Ятимова — о разведении пограничных застав и установки камер на границе.

Но очевидно, что этих мер недостаточно. Как показала практика последних полутора лет, конфликтная инерция вкупе с внутриполитическими драйверами не дают гарантий невозобновления военных действий. Конфликты и боестолкновения вспыхивают регулярно, несмотря на многочисленные меморандумы и соглашения о перемирии и недопущении вооруженных инцидентов. В таких условиях нужна третья сила, миротворческая или наблюдательная миссия, которая могла бы выступать гарантом соблюдения сторонами обязательств по недопущению конфликтов. Россия высказала готовность выступить посредником в разрешении конфликта сразу после трагического обострения в апреле 2021 г. Тогда ни Бишкек, ни Душанбе не согласились на вовлечение посредников. Характер и глубина противоречий, а самое главное — отсутствие доверия сторон не позволяют рассчитывать на то, что конфликтная динамика исчезнет без привлечения третьей стороны. Оптимальным был бы вариант наблюдательной миссии ОДКБ в кооперации с такими региональными игроками как Узбекистан.

В экономическом плане сглаживание цен по обе стороны границы могло бы частично снять вопрос контрабанды. Решению этого вопроса может содействовать начало процедуры вступления Таджикистана в ЕАЭС, благодаря членству в котором обеспечивается нынешний уровень цен в Кыргызстане. Сближение Душанбе с ЕАЭС способствовало бы активизации экономического сотрудничества и с Кыргызстаном. Но без волевого политического решения обеих сторон о принятии курса на добрососедские и конструктивные отношения Бишкеку и Душанбе не удастся переломить укоренившуюся тенденцию на рост конфронтации.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Кубат Бактыбекович Чекиров

Чекиров Кубат Бактыбекович

Советник вице-спикера ЖК КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
65 лет 8 месяцев

средняя продолжительность жизни мужчин в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Ноябрь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30