90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Программа «Болашак»: мало пользы, зато много понтов и коррупции?

04.04.2023 14:00

Общество

Программа «Болашак»: мало пользы, зато много понтов и коррупции?

В нынешнем году международная программа «Болашак» отметит свой 30-летний юбилей. За эти три десятилетия благодаря ей почти 12 тысяч казахстанцев получили образование в ведущих университетах мира. В то же время всё громче звучат скептические оценки относительно её эффективности и даже целесообразности. Критики считают, что программа не оправдала затраченных на неё миллиардных средств, поскольку она даёт слабый выхлоп для экономики, государственного управления, науки и высшего образования. Поэтому, с их точки зрения, необходимо либо кардинально её пересмотреть, либо вовсе закрыть.

Государство не может, выпускники не хотят

Программа была инициирована на заре независимости, когда Казахстану потребовались люди новой формации, способные выстраивать качественные рыночные отношения с международным сообществом и, как следствие, поднять национальную экономику. В то время идея готовить такие кадры за рубежом за счёт государства казалась очень перспективной, а её реализация – технически несложной.

Однако, как выяснилось, отечественная экономика в силу своей неразвитости и сохранения в ней «старорежимных» элементов не была готова к смелым инновационным решениям, которые должны были привнести «болашаковцы». Несмотря на многолетнюю эпопею с индустриализацией (сейчас идёт уже третья её пятилетка), многие специалисты, имеющие дипломы престижных вузов, до сих пор не могут найти должного применения своим знаниям – так же, как и ученые с их научными разработками, для воплощения которых пока не создано благоприятных условий. И тем более невостребованными казахстанской экономикой остаются те выпускники зарубежных университетов, которые обучались работе с новыми технологиями.

Впрочем, нельзя утверждать, что все «болашаковцы» – сплошь специалисты высокого уровня. Прежде всего, это молодые и не имеющие трудового опыта юноши и девушки, у которых в приоритете высокооплачиваемая работа, а не долг родине, поэтому они идут в частные либо иностранные компании. Какая-то часть оседает в государственных органах и организациях, но наиболее способные предпочитают реализовывать свой потенциал «за кордоном» на благо чужих экономик. Правда, точная статистика по «невозвращенцам», как и по «должникам», чтобы объективно судить об убытках, понесённых Казахстаном, отсутствует. Но, по информации ряда СМИ, в последнее время контроль в этом плане серьёзным образом ужесточили, благодаря чему в прошлом году в бюджет возвращено более чем полтора миллиарда тенге.

К тому же не секрет, что кому-то стипендии доставались не по способностям, а «по блату» - это ещё один изъян программы, который удалось более или менее минимизировать после серии громких скандалов. Что же касается уровня компетенций выпускников-«болашаковцев», то вспоминаются слова бывшего главы «Казкосмоса» Талгата Мусабаева, лично сталкивавшегося с ними: «Нам «шуруют» бакалавров, но они не подходят. Очень слабый уровень подготовки. Из-за того, что английский язык выучили в пивбаре, они лучше специалистами не стали. «Болашак» разный бывает, поэтому мы в основном толковых берём, но их не так много»…

Телега впереди лошади

По мнению политолога и географа Марата Шибутова, программа «Болашак» — это тот самый случай, когда телегу поставили впереди лошади. Её инициаторы считали, что молодёжь с заграничными дипломами должна сначала улучшить ситуацию в государственном и корпоративном управлении, а уже потом в образовании и науке. Хотя, по логике, начинать надо было именно с последних.  

- Люди, выучившиеся в западных университетах, приходят в ту или иную сферу деятельности, а там для них мест либо нет, либо, если есть, с нищенской зарплатой, из-за чего они оттуда уходят. В итоге получается нулевой результат. В идеале на деньги, выделенные под «Болашак», следовало подготовить новых преподавателей, которые затем  должны были отработать в вузах и повысить уровень образования в целом по стране. После этого надобность в такой программе отпала бы сама собой. А что мы видим сейчас? У нас уже больше десяти тысяч «болашаковцев», имеющих дипломы заграничных университетов, при этом в Казахстане уровень образования становится всё ниже и ниже, наука продолжает хиреть, а систему госуправления не критикует разве что ленивый, - пояснил аналитик в интервью нашему изданию.

На его взгляд, если кто и извлёк выгоду от потраченных государством и соответственно всеми казахстанцами-налогоплательщиками, сумм (за тридцать лет на реализацию программы были направлены сотни миллиардов тенге), то это, во-первых, сами стипендиаты – они получили хорошее образование за казённый счёт и до недавнего времени даже не должны были отрабатывать положенный срок. Во-вторых, иностранные вузы, которым перепадали эти деньги и которые к тому же, судя по имеющейся информации, нередко завышали счета для Казахстана. И, в-третьих, первый президент РК – для него это был пиар-проект.

- Давно надо было закрыть программу, - говорит Марат Шибутов. - Хватит кормить западные университеты, давайте своими вузами займёмся. Деньги «Болашака» можно было направить на науку, где они бы дали хороший эффект. Но приоритеты были другие. В итоге в минусе остались отечественные вузы - им достаётся меньше финансирования. В приоритете – «Болашак» и «Назарбаев Университет», которые поглощают очень много средств, выделяемых на высшее образование...

Кадровый голод

Подробнее о влиянии программы на сферы науки и высшего образования нам рассказал историк, политолог, преподаватель Жаксылык Сабитов. Он считает, что определённые цели и задачи, которые ставились 30 лет назад, программа всё же выполнила, и в этом смысле польза от неё большая. Другое дело, что она нуждается в переосмыслении и переориентировании под новую эпоху, дабы приносить больший эффект. К примеру, по его данным, за весь период её действия лишь 150-200 стипендиатов стали обладателями учёной степени, что для современного Казахстана, испытывающего острую нехватку научных кадров, крайне мало.

- В одном из своих последних интервью министр науки и высшего образования Саясат Нурбек заявил, что за последние два года университеты потеряли около 3700 специалистов. А это, как минимум, 10-15 процентов всего кадрового состава вузовской системы РК. Конечно, преподаватели уходят большей частью в науку, то есть занимаются научными исследованиями за счёт грантового финансирования. Но в любом случае это нехорошая тенденция, с которой надо бороться, в том числе и в рамках программы «Болашак». На мой взгляд, её стоит переориентировать на подготовку научных кадров, а именно увеличить заказ на кандидатов наук и докторов (PhD). Где их взять? В той же магистратуре. Это может быть как сдвоенная пятилетняя программа «магистратура+докторантура PhD», так и просто защита кандидатских и PhD диссертаций, - предложил учёный.

Кроме того, по мнению Жаксылыка Сабитова, необходимо повышать эффективность научных стажировок по программе «Болашак», которая сейчас остаётся довольно-таки низкой. «А для этого нужно ужесточить требования к отбору кандидатов и к их отчётности по результатам поездок, - полагает он. - То есть, если человек прошёл все этапы и направлен в зарубежную научную организацию или лабораторию, то по возвращении он должен опубликовать научную статью в Scopus и Web of Science, где  может выступать как ключевым автором, так и соавтором. Плюс следует усилить финансирование кандидатов. Пусть их количество будет меньше, но денег на подготовку должно быть достаточно».

Резюмируя вышесказанное, эксперт заключил, что в рамках программы «Болашак» нужно провести три реформы. Во-первых, расширить подбор научных кадров. Во-вторых, изменить систему научных стажировок. Ну и, в-третьих, возобновить практику подготовки бакалавров, которая была отменена в связи с появлением «Назарбаев Университета».

Кому это выгодно?

О том, что программа не решает проблему дефицита кадров в стране, в своём недавнем депутатском запросе отмечала и экс-мажилисмен Айгуль Жумабаева. Особое внимание она акцентировала на том, что, имея армию «болашаковцев», Казахстан планирует привлечь не менее 200 иностранных учёных и специалистов по востребованным профессиям, причём их зарплаты будут в разы больше, чем у казахстанцев. Одну из причин неэффективности программы она видит в том, что перечень дефицитных специальностей в её рамках составляется по заявкам центральных и местных исполнительных органов, но при этом заказчики не несут ответственности за распределение и отработку подготовленных по их просьбе кадров. В итоге выпускники трудоустраиваются самостоятельно – со всеми вытекающими из этого последствиями.

- Предприятия жалуются на нехватку специалистов даже для монтажа оборудования, обслуживания медицинской техники. Кадровый голод наблюдается и в морфлоте, где казахстанцы составляют всего 10% командного состава на 300 морских судах под нашим флагом. Сегодня лишь Морская академия КБТУ имеет международную аккредитацию для подготовки специалистов, но нет средств на сертификацию её выпускников для получения допуска к работе. При этом миллиарды тенге тратятся «Болашаком» на дорогостоящие языковые курсы за рубежом, а годовая стоимость обучения одного студента доходит до 30 млн. тенге в зависимости от страны. К тому же, по информации самих «болашаковцев», она завышена: например, если учёба в докторантуре Университета Лестера стоит в среднем 100 тысяч долларов, то «Болашаку» она обошлась в 270 тысяч долларов, - уточнила Айгуль Жумабаева.

Кроме того, она поведала о поступающих от представителей британских университетов сигналах, которые касаются коррупционных схем по получению 30% агентских комиссий за каждого стипендиата третьими лицами. Жумабаева убеждена, что похожая схема действовала и в других зарубежных вузах, где согласие на агентскую комиссию было основанием для направления стипендиатов именно туда. «Может, поэтому в списках рекомендованных появляются вузы с низким рейтингом, - предположила экс-депутат. – Допустим, Университет Брунеля, в 2012-м занимавший 82-е место среди 118 вузов Великобритании, за два года принял 108 стипендиатов-стажёров. Их количество особенно сильно увеличилось за последние десять лет. Там облегчённые условия – нет требования о залоге недвижимости и низкий порог знания языка (3 из 8 баллов). О каком качестве научной стажировки может идти речь, если стипендиаты почти не понимают содержание лекций? Нередко таковыми становятся десятки сотрудников одного казахстанского вуза одновременно».

Она напомнила, что 16 декабря руководитель исследовательского института Foreign Policy Centre в Великобритании, а ныне председатель Совета депутатов округа Вестминстер Адам Хаг опубликовал доклад по вопросам образования, в котором подчеркнул, что британские университеты «вынуждены платить большие агентские гонорары влиятельным людям, чтобы получить студентов по программе «Болашак»...

Стоит отметить, что на подобного рода критику в самом Центре международных программ (координатор стипендии «Болашак») отвечают обычно так: мол, задача покрыть дефицит кадров в стране перед ним не стоит, и главная цель – не количество, а качество. Сейчас в центре работают над поручением президента по переориентации «Болашака» в сторону подготовки специалистов инженерно-технического профиля (с доведением их доли до 60 процентов), также делается упор на IT. Ранее больше половины стипендиатов отучились по социальным дисциплинам - это экономисты, финансисты, юристы, работники системы государственного управления и т.д.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://qmonitor.kz/society/5048

04.04.2023 14:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Мирсулжан Базарбекович Намазалиев

Намазалиев Мирсулжан Базарбекович

Управляющий директор Института свободного рынка (CAFMI)

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

58

киргизских депутатов имеют оружие

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30