90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Казахстан: экономика в режиме умирания

Казахстан: экономика в режиме умирания

Инфляция, инфраструктурный кризис, повышение тарифов, слабый рубль и санкции – казахстанская экономика не может выбраться из эпохи турбулентности. Почему нам вновь придется затянуть пояса?

Страх перед санкциями – легенда для дураков

Экономист Айдархан Кусаинов объясняет ситуацию увлечением правительства «риторическими играми» и отсутствием эффективных мер.

– Повышение тарифов в преодолении инфраструктурного кризиса никакой роли не сыграет, это очевидно. Если повысить тариф, деньги – сегодня, сейчас – не появится, это история на пять-семь лет. Средства же нужны очень быстро, причем огромные средства, и в течение ближайших месяцев, до наступления отопительного сезона. А половина лета уже прошла. Поэтому, я думаю, что инфраструктурная проблема не решится за этот короткий период, но тарифы все равно повысят. Уровень жизни упадет. Доходы населения резко просядут, они и так снижаются, плюс инфляция получит дополнительный разгон. При этом, повторюсь, проблема теплоэлектроснабжения не решится. Путь, который выбрало правительство, совершенно бессмысленный, – уверен эксперт. Он также подчеркнул, что предпосылки для энергетического краха копились давно, но в правительстве на сигналы бедствия не реагировали.

Что касается санкций Запада против России, то, по мнению экономиста, отечественным чиновникам удобно списывать собственные недочеты на так называемый геополитический фактор.

– Санкции никак на нас не влияют. Это ерунда, про которую любит рассказывать правительство, вбрасывать в информационное поле. Против Казахстана не введут санкции по одной простой причине: все, что мы отправляем в мир – это нефть, металлы и зерно. Обратите внимание, даже российские металлы под санкции не попали, так же, как и их пшеница. Казахскую нефть санкционировать глупо, потому что она вообще-то американская. ТШО, Кашаган, Карачаганак – американская и европейская нефть. Кроме того, ради нефти американцы снимают санкции с Венесуэлы, договариваются с Ираном, Запад везде ищет нефть. Боязнь санкций – это не более чем легенда для дураков, которую внедряют нам в сознание. Вроде бы, посмотрите, мы в жутких геополитических условиях показываем какие-то результаты. Точно такая же риторика правительства была в 2022 году: мы в страшный кризис обеспечили рост ВВП в 3%. Но, позвольте, какой кризис с точки зрения Казахстана? Нефть дорожает, металлы и пшеница на историческом максимуме, – возмутился аналитик.

Такую же «игру риторики» Айдархан Кусаинов отметил и в оправдании инфляции разрывом логистических цепочек. Если Казахстан боится санкций из-за организации «калиток» для потоков запрещенных товаров в Россию, то причем здесь разрыв логистики?

Прогноз инфляции эксперт обозначил в районе 16%. «Есть инфляционные ожидания, наверное, будет девальвация. Тарифы только начинают повышать, конечно, инфляция неизбежна. С другой стороны, в Казахстане идет тихое умирание с 2015 года. В том году, если помните, пошли потоком дешевые российские товары. Импортные товары дешевели, инфляция была низкой, все радовались, а потом на фермах начали выливать молоко и закрывать производства. Нас ждет такая же ситуация уже в августе-сентябре. Сегодня курс рубля 4,7–4,8 тенге, по соотношению цен мы в состоянии лета 2015 года, когда внутренние товары не покупали, отечественные производители закрывались. Остро стоит вопрос не о короткой перспективе инфляции, а о том, что доходы населения будут падать еще более ускоренными темпами, хотя падение и так рекордное», – пояснил экономист.

Адекватные меры правительства под большим сомнением. «Дальше возникает развилка. В 2015 году я говорил о необходимости девальвации, но курс продолжали поддерживать. Целый год инфляция снижалась, а потом все стало плохо. Как сейчас будет действовать правительство – пока не понятно. Если признают провал собственной политики, пойдут на девальвацию, то тогда будет огромная инфляция, тяжелый отопительный сезон и резкое падение доходов граждан. Если все останется по-прежнему, нас ждет медленное удушение, с инфляцией 14–16%, и банкротствами предприятий. Если сохранят хорошую мину при плохой игре, понадеются, что как-нибудь рассосется, тогда проблема переместится на весну следующего года. То есть, либо кризис наступит этой осенью, либо весной 2024 года», – заключил Айдархан Кусаинов.

Нас ждут два сложных года

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов считает, что Казахстан, по крайней мере, признал угрозу коммунальной катастрофы, а в вопросах антироссийских санкций сохраняет максимальную открытость.

– Самое главное – это совершить «каминг аут», в нашем случае – признать проблему. Это уже происходит, никто не хочет повторения Экибастуза еще в двух-трех городах, коллапса коммунальной энергосистемы. Поэтому государство, думаю, разобьет свинью-копилку, в халяльном варианте – барана-копилку, то есть Нацфонд. Государство будет занимать деньги, как мы знаем, через евробонды собираются осенью, плюс возвращают программу «инвестиции в обмен на тариф», которую ранее торпедировали. Нам предстоят огромные инфраструктурные затраты: ремонт ТЭЦ, систем водоснабжения, ремонт дорог, и не только в городах – предстоит модернизация коммунальной системы, как минимум, в трех-пяти областях, как бы вообще не во всех. Страшно подумать, в какую сумму это выльется, 20 млрд. долларов самое малое, даже без учета воровства, – пояснил аналитик.

По его словам, в процессе модернизации больше половины расходов будут валютными. Угольные ТЭЦ, вероятнее всего, придется приобретать в Китае, это одна из последних стран, которая их производит. Часть котлов для станций предположительно будет куплена в России, если там сохранился выпуск такого оборудования.

– Естественно, инфляция ускорится. Нынешние 14,9% – это пока очень оптимистично. Думаю, как бы с ней не боролись, в нынешнем году инфляция останется в коридоре 12–16%. Курс тенге может немного ослабнуть, поскольку придется увеличить денежную массу. Тут и обещанное повышение зарплат, и другие неотложные траты. Нас ждут два сложных года – годы работы в поте лица, однако потеть должны не только граждане, но и правительство, – указал Расул Рысмамбетов.

Санкции против России будут ужесточаться, отметил эксперт, готовится 11-й пакет, на подходе 12-й и 13-й. «Не хочу никого пугать, но санкции мы будем наблюдать еще лет 10. Казахстану придется тщательно выстраивать торговую политику. Однако мы уже сделали важный шаг, за который нас все критикуют, говоря о повышении реэкспорта в Россию. Но почему критикуют? Мы показываем всю статистику торговли, она очень прозрачна. Если к нам будут какие-то претензии со стороны производителей товаров, которые не должны попадать в Россию, то тогда мы будем с ними работать, обсуждать и выяснять, вводить предложения о квотах на импорт в Казахстан. Скажем, поставлять не тысячу условных котлов, а только 150, только для нас. Это замедлит процесс импорта, но, может, и к лучшему. Мы будет трижды думать, у кого и что покупать или производить самим», – отметил аналитик.

К тому же, пояснил Расул Рысмамбетов, многие западные компании прошли ребрендинг и продолжают работать в России, в том числе поставляя товары в Казахстан. «Мы ни от кого ничего не скрываем, показываем все параметры экспорта и импорта. Да, изменятся логистические маршруты, будет транзит не через Россию, а, допустим, через Турцию или Китай. Возможно, объявят санкции, но не против всей страны, а против отдельных казахстанских компаний, если они будут нарушать предписания. Едва ли кто-то станет покупать ракеты во Франции и продавать в Россию, это совершенно безумный сценарий, но инициаторы санкций не могут требовать от нас закрутить все гайки и запретить казахстанскому частному бизнесу развиваться. Насколько я лично слышал от западных экспертов и политиков – никто этого делать не планирует. Вообще, инициаторы санкций очень осторожно работают с этим набором инструментов, взвешивают шансы побочного ущерба и снижают риски для своих экономик», – резюмировал эксперт.

Мертвые госпрограммы

Экономист и общественный деятель Петр Своик уверен, что проблемы в экономике, прежде всего, связаны с ошибочной, кроме того, систематически проваливающейся стратегией правительства.

– Инфраструктурный кризис в Казахстане тянется много лет, в электроэнергетике он просто проявился особенно остро. В эту сферу нужно серьезно инвестировать, как в обновление оборудования, так и в увеличение мощностей. Попытка же найти эти инвестиции в тарифе, то есть поднять тариф, совершенно бессмысленна и разрушительна. Тех денег, которые нужны энергетике, в экономике нет в принципе, тем более, их нет у потребителей услуг. Поднимая тарифы, мы нарушим социальную стабильность и подорвем экономическую устойчивость, поскольку инфраструктура должна служить базой стабилизации цен, а не базой их роста, – считает аналитик.

По его мнению, экономическая модель Казахстана выстраивалась с опорой на внешние инвестиции, и в 90-е и нулевые годы, в части продажи ресурсов она себя неплохо показала. Но зарубежные инвесторы вкладывали средства только в добычу ископаемых. Начиная же с 2012–2013 годов экономическая модель Казахстана существует без возможности развития. «Можно сказать, что эта модель доживает, не умирает, а именно доживает. Энергетика первая подошла к стадии, когда доживание превращается в умирание в том случае, если в нее не инвестировать, а инвестиции в нашей схеме нереальны», – пояснил Петр Своик.

– С 2015 года ни одна правительственная программа не была реализована. Именно тогда вышла знаменитая программа «100 шагов», ключевые пункты в ней касались привлечения в Казахстан иностранных транснациональных компаний в качестве якорных инвесторов, причем в несырьевые отрасли. Предполагалось, что иностранцев затащат, например, в сельское хозяйство, в перерабатывающие отрасли, а МФЦА «Астана» действительно станет финансовым хабом, через который пойдут инвестиции. Но программа «100 шагов» провалилась, ни один из стратегических пунктов не осуществлен. Тем не менее, с тех пор вся политика правительства состоит в попытках затащить сюда иностранных инвесторов. Каждый год составляются программы импортозамещения, но ни одна из них не реализовывается, – указал эксперт.

В 2021 году президент Токаев утвердил 10 национальных несырьевых проектов, пояснил Петр Своик, но эти проекты уже сейчас поставлены на утрату, поскольку в них на 1/5 были заложены инвестиции из бюджета, а остальное – частные средства. «Но таких вложений внутри Казахстана нет в принципе, а извне не найдешь чудака, который будет инвестировать в развитие страны, а не в вызов сырья», – считает аналитик.

По его словам, сейчас правительство занимается «поддержкой штанов», и программу-минимум чиновникам удается выполнять: бюджет сводится, пенсии и зарплаты, хоть и маленькие, выплачиваются, курс тенге поддерживается. То есть сохраняется видимая стабильность, но вопросы развития принципиально не решаются. В текущей модели Казахстан все глубже погружается в «режим выживания». При таком раскладе к внутренней перманентной инфляции, проводимой Нацбанком, добавляется долларовая, внешняя инфляция, которая будет усугубляться, подчеркнул экономист.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
48-е место

занимает армия Узбекистана в мировом рейтинге Global Firepower

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31