90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Россия и Центральная Азия формируют евразийский рынок газа

Россия и Центральная Азия формируют евразийский рынок газа

Начинающиеся в октябре поставки российского газа в Узбекистан через Казахстан означают стратегическое укрепление позиций РФ в регионе. И параллельно подтверждают взаимную нацеленность этой тройки стран на максимальный уровень политико-экономического партнерства.

Напомним, что на ПМЭФ-2023 (середина июня с. г.) глава правления «Газпрома» Алексей Миллер и министр энергетики Узбекистана Журабек Мирзамахмудов подписали контракт на поставку российского газа в Узбекистан и дорожную карту по подготовке узбекистанской газотранспортной системы к его приемке и транспортировке. Контракт предусматривает перекачку в Узбекистан 9 млн кубометров ежесуточно в течение двух лет, то есть почти 2,8 млрд кубометров в год.

В ходе того же форума «Газпром» подписал договор с казахстанской государственной QazaqGaz на оказание транзитных услуг по транспортировке российского природного газа по территории Казахстана для потребителей Узбекистана.

Узбекистанское Минэнерго уточнило в конце сентября, что энергетическая инфраструктура этой страны заблаговременно подготовлена к перекачке газа из РФ. Были построены новые газоизмерительные станции вблизи входных пунктов – на границе Казахстана и Узбекистана – основного российско-центральноазиатского газопровода «Средняя Азия–Центр». Оперативно проведены капитальный ремонт действующего газоперекачивающего оборудования; были также проложены и модернизированы около 80 км эксплуатируемых газопроводов.  Значительная  часть этих работ проводилась с  российским участием.

Основные газопроводы в Казахстане и  через Казахстан

Между тем западные политики и эксперты пытались утверждать, что, дескать, Москва навязала Ташкенту выгодные ей условия и объемы поставок, стремится чуть ли не «захватить» узбекистанский газовый рынок. Но столь примитивные клише предметно опровергнуты обеими сторонами. По их официальным данным, контракт «разработан полностью на коммерческих условиях и является одной из мер, направленных на частичное удовлетворение растущей потребности Узбекистана в природном газе». А также на бесперебойное прохождение этой страной осенне-зимнего периода (именно в этот период резко увеличивается потребление газа).

При этом цены на природный газ согласованы, исходя из «рыночных цен в регионе, текущих цен на газ в Узбекистане, планируемых реформ по их формированию (в Узбекистане. - Ред.) на основе рыночных принципов».

То же подтвердил министр энергетики РУз Журабек Мирзамахмудов: цена российских поставок «сформирована исходя из национальных интересов и конъюнктуры рынка. То есть сторонами «согласована конкурентная цена с учётом национальных интересов».

Дело в том, что весьма крупные поставки узбекистанского газа в КНР со второй половины 2010-х в сочетании с недостаточным уровнем его добычи в Узбекистане для внутреннего спроса вызвали перебои с газоснабжением в стране. В том числе для выработки электроэнергии, базирующейся в  основном на местном газовом сырье.  Полностью закупать недостающие объемы в соседнем Туркменистане оказалось проблематичным, поскольку преобладающая часть добываемого там газа издавна экспортируется в Китай (по трубопроводам через Узбекистан и Казахстан).

Тем не менее в конце августа с. г. узбекистанская UzGasTrade и туркменистанская «Туркменгаз» подписали в Ашхабаде краткосрочный контракт на поставку туркменского газа в объёме до 2 млрд кубометров в год. К концу 2023 года планируется заключить долгосрочный контракт, предусматривающий, по информации узбекистанской стороны, «больший объем этих поставок» (по предварительным данным, на 2025-2027 годы). Причем туркменистанский газ стал поставляться в Узбекистан с января с. г. на основе подписанного в конце 2022 г. трехмесячного контракта в объеме почти 1,5 млрд кубометров. 

Что же  касается экспорта газа из Узбекистана в КНР, многие  эксперты  на основе детального анализа узбекистанской и китайской «газовой» статистики считают, что фактические объемы этих поставок были больше, чем по официальному  контракту.

Так, в 2022 году в КНР официально сообщалось, что импорт узбекистанского газа оценивался в 1,07 млрд долл.: это на 159,5 млн долл. или на 18,2% больше данных Узбекистана. Например, в ноябре прошлого года в Ташкенте официально сообщалось, что поставки в КНР составили 39,6 млн долл., китайская же сторона объявила об этих поставках в том же месяце на 114,2 млн долларов. То есть разница в данных почти втрое.

А в декабре 2022-го Узбекистан вообще не экспортировал газ в КНР, китайская же сторона заявила о газоимпорте в том же месяце на 40,1 млн долл. В ответ Минэнерго Узбекистана поясняло, что Китай включает в свою газоимпортную статистику стоимость по транзиту через РУз туркменского газа. Но в КНР не комментировали это пояснение.

Эксперты объясняют такие диспропорции растущими потребностями Китая в газе. И еще тем, что часть «неучтенных» объемов ввозимого центральноазиатского газа наверняка перепоставляется Китаем в Северную Корею, издавна блокированную санкциями Запада и ООН. Потому не исключено, что возможны неафишируемые договоренности об узбекистанских газопоставках сверх согласованных объемов в определенные периоды. И, скорее всего, по повышенным расценкам.

В этой связи схожие диспропорции иногда выявляются аналитиками при изучении данных о поставках в КНР газа из Мьянмы, Туркменистана, сжиженного природного газа (СПГ) из Брунея, Малайзии, Индонезии, Папуа-Новой Гвинеи. Что тоже обусловлено быстрорастущим спросом в Китае на трубопроводный газ и СПГ. Причем отмечаются экспертами, хотя и  единичные, но случаи даже реэкспорта в КНР американского и австралийского СПГ, поступающего на Тайвань.

Именно упомянутыми факторами, включая недостаточный уровень газодобычи в Узбекистане в последние годы, обусловлен возникший дефицит газа в этой стране. Но ситуация выправляема, повторим, поставками из РФ и Туркменистана. А возможны они еще и потому, что трубопроводная система «Средняя Азия–Центр» (Туркменистан/Узбекистан–Казахстан–РСФСР), сооруженная в середине 60-х - начале 70-х, предусматривает и реверсные поставки, то есть в обратном направлении – из России. Потому что уже в тот период прогнозировалась возможная нехватка газа в республиках региона в  связи с ускоряющимся потреблением там местного газового сырья.

Таким образом, в обширном Центрально-Азиатском регионе формируется с участием РФ общий рынок газа. Что, разумеется, имеет также весомую геополитическую значимость для всех стран-участниц этого рынка.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
417 000

заемщиков микрокредитных организаций насчитывается в 6-тимиллионном Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Апрель 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30