90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

КАК СТРАНАМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ СПРАВИТЬСЯ С ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ КРИЗИСОМ?

24.11.2023 16:00

Энергетика

КАК СТРАНАМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ СПРАВИТЬСЯ С ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ КРИЗИСОМ?

В последние несколько лет страны Центральной Азии столкнулись с беспрецедентным количеством локальных и региональных энергетических кризисов. Прогнозы аналитиков неутешительны — дефицит энергии будет нарастать, ситуация уже сейчас близка к критической. О причинах кризиса в регионе и перспективах его разрешения читайте в статье старшего научного сотрудника сектора Центральной Азии ИМЭМО РАН Станислава Притчина. Подробнее — в материале Ia-centr.ru. 

Две причины энергетического кризиса в Центральной Азии

Энергетический кризис в Центральной Азии обусловлен двумя факторами. Первый — износ энергетической инфраструктуры. Она досталась странам региона в наследство от СССР и с тех пор не получала достаточно инвестиций на обновление и развитие.

Второй — увеличение энергопотребления, связанное со стремительным ростом населения в Центральной Азии.

Согласно исследованиям Института прогнозирования и макроэкономических исследований (Ташкент), ожидается, что к 2030 году потребление электроэнергии в Казахстане составит 136 млрд квт•ч (рост на 21 % по сравнению с 2020 годом), в Узбекистане – 120,8 млрд квт•ч (рост в 1,7 раза), в Киргизии — более 20 млрд квт•ч (рост на 50 %).

На сегодняшний день статистика такова: в Узбекистане с 2016 по 2022 год потребление населением электроэнергии увеличилось на 40 %. По прогнозам, до 2035 года потребности населения республики в электроэнергии будут расти в пределах 5–5,3 % в год.

Только с учетом растущего спроса со стороны населения Узбекистану необходимо увеличить производство электроэнергии на 70–80 % от нынешнего уровня до 2035 года.
По словам президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, уже в январе 2023 года страна столкнулась с дефицитом электроэнергии в объеме 3,1 млрд квт•ч. В Казахстане похожая ситуация — до 2029 года страну ждет дефицит до 5,5 млрд квт•ч в год.

Помимо отсутствия новых серьезных генерирующих мощностей, увеличиваются потери энергии по причине износа инфраструктуры.

Например, в Казахстане, по данным Минэнерго, только семь из 37 действующих в стране ТЭЦ вошли в так называемую «зеленую» зону (т. е. износ оборудования имеет приемлемый уровень. — Прим. Ia-centr.ru). Еще 11 станций — в «желтой» зоне, и 19 станций — в «красной» зоне, то есть с критическим уровнем износа.

В целом средний уровень износа энергетической инфраструктуры в Казахстане составляет 66 %.
В Киргизии и Таджикистане ситуация не лучше. Только в 2023 году, по прогнозам Бишкека, дефицит электроэнергии составит 1,9 млрд квт•ч (в Таджикистане, по некоторым данным, дефицит энергии в зимний период составляет порядка 2,2–2,5 млрд квт•ч. — Прим. Ia-centr.ru).

Высокий гидроэнергетический потенциал Киргизии и Таджикистана по состоянию на 2023 год остается нереализованным.

Варианты выхода из энергетического кризиса

Учитывая важнейшую роль природного газа как источника электроэнергии в регионе, динамика его добычи становится ключевым фактором в обеспечении энергетической безопасности региона.

Наиболее устойчивая ситуация в этом плане наблюдается в Туркменистане, где в 2021 году объем добычи газа составил 79,3 млрд куб. м, а в соседних Казахстане и Узбекистане — 32 млрд куб. м и 50,9 млрд куб. м соответственно.

В Казахстане потребление газа к 2030 г. может достигнуть 40 млрд куб. м в год, а уже к концу 2023 г. ожидается дефицит в объеме 1,7 млрд куб. м. В Узбекистане, по некоторым данным, рост внутреннего потребления превратил страну в нетто-импортера газа.

Разрыв между потребностями в электроэнергии и способностями стран региона ее производить приводит к неустойчивости в энергетике и сопряжен с целым набором рисков.

Нестабильность в энергетике становится одним из сдерживающих факторов социально-экономического роста стран региона. Власти Центральной Азии пытаются решить проблему, делая особый акцент на энергетической сфере в программных стратегиях.
Так, энергетика заняла особое место в предвыборной кампании действующего президента Узбекистана. В своей новой программной стратегии Ташкент решил сделать ставку на зеленую энергетику для ликвидации дефицита.

Предполагается, что в ближайшие годы доля зеленой энергетики должна достигнуть 40 % от всего производства электроэнергии. Акцент делается на солнечные панели (и ветряные электростанции. — Прим. Ia-centr.ru). Эксперты скептически оценивают данную отрасль, так как выработка зеленой энергии обойдется намного дороже и требует особых климатических и экологических условий.

Другие традиционные отрасли энергетики также не способны решить проблему нарастающего дефицита.

Гидроэнергетика с учетом ограниченности природных ресурсов остается основным источником электроэнергии в Таджикистане и Киргизии. Однако обе страны всё еще нуждаются в значительных объемах внешних инвестиций для завершения своих стратегических проектов — Рогунской ГЭС в Таджикистане и Камбаратинской ГЭС в Киргизии.

Односторонние меры по развитию инфраструктуры не способны в корне улучшить ситуацию, а внешние инвесторы пассивны или ограниченны в возможностях.

Так, опыт привлечения китайских средств для модернизации Бишкекской ТЭЦ и строительства ЛЭП «Датка — Кемин» не повлиял на улучшение положения Киргизии, а только увеличил задолженность страны. Таджикистан не смог расплатиться с китайскими инвесторами за строительство ТЭС «Душанбе-2» и в счет долга передал Китаю золоторудные месторождения Верхний Курмаг и Восточный Дуоба.

Среди внешних партнеров только Россия имеет комплекс предложений, которые могут существенно улучшить ситуацию с энергетической безопасностью региона, в частности предложение по созданию «тройственного газового союза» с Казахстаном и Узбекистаном.

Сворачивание экспорта энергоресурсов в Европу высвобождает значительные объемы природного газа, которые Россия могла бы перенаправить в Центральную Азию. К тому же нет необходимости для построения новой инфраструктуры, она уже имеется. Это система магистральных газопроводов Средняя Азия — Центр, ранее построенная для поставок газа из Центральной Азии в Россию и Европу.

Казахстан уже ведет переговоры с «Газпромом» об увеличении поставок газа. В 2023–2025 гг. поставки могут достичь 4 млрд куб. м, а в перспективе — 10 млрд куб. м в год.

Проект «газового союза» также может помочь Казахстану решить проблему с низким уровнем газификации в северных и восточных регионах страны. Помочь Узбекистану с дефицитом газа в теории могли бы Туркменистан или Россия, но объемы производства Туркменистана заняты обеспечением внутренних потребностей и обязательствами поставок в Китай в больших объемах.

В выигрыше от инициативы могут остаться не только Казахстан и Узбекистан как непосредственно участники, но и соседние Таджикистан и Киргизия. Они смогут получать бесперебойные поставки газа из соседних стран, преимущественно из Узбекистана.

Кроме обеспечения партнеров голубым топливом, Россия также может способствовать развитию атомной энергетики в регионе. Данное направление является перспективным для республик, особенно с учетом того, что Казахстан является крупнейшим мировым экспортером урана.

Сейчас возможность возведения АЭС рассматривают Казахстан, Киргизия и Узбекистан. Казахстану «Росатом» предложил вариант проекта c реакторами ВВЭР-1200 и ВВЭР-1000 (атомные станции на современных энергоблоках поколения «3+». — Прим. Ia-centr.ru), Ташкенту тоже нужен комплекс из двух энергоблоков с реакторными установками ВВЭР-1200, Бишкеку нужна АЭС малой мощности.

В случае реализации предложенных Россией проектов в период до 2030 года Центральная Азия может кардинальным образом улучшить ситуацию в энергетической сфере.

Однако, несмотря на все очевидные преимущества предложенных инициатив, страны региона пассивны в реализации проектов по выходу из энергетического кризиса.

Казахстан, с одной стороны, активно продвигает проекты в рамках газового сотрудничества, с другой — не торопится с определением сроков и партнеров по строительству АЭС. Узбекистан также держит в паузе проект строительства АЭС.

Подобная медлительность выглядит как попытка отложить углубление сотрудничества с Россией на фоне СВО и геополитической напряженности. Несмотря на все затруднения, предложенные Москвой проекты являются безальтернативным вариантом для преодоления мощного кризиса, который на фоне существенного роста потребления электроэнергии будет усугубляться.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

24.11.2023 16:00

Энергетика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Хамид Карзай

Карзай Хамид

Президент Афганистана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
69 лет 6 месяцев

средняя продолжительность жизни в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Март 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31