90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан должен вернуть контроль над природными богатствами республики

Казахстан должен вернуть контроль над природными богатствами республики

28 октября 2023 года на шахте имени Костенко компании «АрселорМиттал Темиртау» (АМТ) в Караганде произошла авария, в результате которой погибли 46 человек. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев объявил 29 октября днем общенационального траура по жертвам этой катастрофы. 

Правительственная комиссия по расследованию причин этой аварии установила безусловную вину компании АМТ в инциденте, приведшем к гибели 46 шахтёров, и определила 19 ответственных лиц, как сообщили в МЧС Казахстана.

Как указали в пресс-службе, выявлены нарушения требований промышленной безопасности, отмечено отсутствие производственного контроля за опасными факторами, к которым относится выполнение пылевзрывозащитных мероприятий в закрепленных горных выработках, отметив, что дело передано в правоохранительные органы.

Это не первый инцидент с шахтами АМТ. С 2021 года в ряде аварий погибли не менее 15 человек. Премьер-министр Алихан Смаилов ранее заявлял, что вопрос о смене собственника компании уже стоит ребром.

АО «АрселорМиттал Темиртау» входит в состав международного сталелитейного концерна ArcelorMittal и владеет в Казахстане 15 угольными шахтами и железорудными рудниками. ArcelorMittal — вторая по размерам металлургическая компания в мире. На конец 2021 года компания контролировала 4% мирового рынка стали. Зарегистрирована в Люксембурге. В активе производственные мощности в 18 странах на 4 континентах, продукция реализуется в 160 государствах. В числе акционеров – индийский миллиардер Лакшми Миттал, крупнейшие американские инвестиционные фонды и банки BlackRock, Vanguard, JPMorgan, а также ряд западноевропейских финансовых структур.

После аварии 28 октября президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил правительству прекратить инвестиционное сотрудничество с нынешними акционерами АМТ. На недавнем заседании правительства Смаилов заявил, что запущен процесс национализации компании.

К процессу национализации привлечён метсный предприниматель Андрей Лаврентьев, который выступает самостоятельным казахстанским инвестором. По условиям сделки, он должен вложить три миллиарда долларов в модернизацию комбината и шахт, а полтора из них единым траншем. За акции АМТ заплатил также Лаврентьев. Кроме того, он должен исполнить все обязательства по зарплатам сотрудников и социальным пакетам, пишет Orda.kz. 

Компании «АрселорМиттал Темиртау» больше не будет, предприятие получит старое название «Қармет». Таким образом, западные ТНК больше не будут контролировать и грабить угольную отрасль республики. 

Однако пока в их руках на сегодняшний день, как мы писали, две трети казахстанского нефтегаза. На месторождении Тенгиз на Каспии в рамках ТОО «Тенгизшевройл» национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 20%, Chevron (США) – 50%, ExxonMobil (США) – 25%, СП «ЛукАрко» (США) – 5%.

На месторождении Кашаган на Каспии в консорциуме North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) национальный оператор «КазМунайГаз» имеет 16,88%, Eni (Италия) – 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, Inpex (Япония) – 7,56%.

На месторождении Карачаганак в Западно-Казахстанской области национальный оператор «КазМунайГаз» имеет всего 10%, Eni (Италия) – 29,25%, Shell (Великобритания) – 29,25%, Chevron (США) – 18%.

Сложившийся расклад акционерных капиталов лишает Казахстан десятков миллиардов долларов в год. Большинство природных ресурсов республики разрабатывается на основе подписанных в 90-е соглашений о разделе продукции, что является типичным признаком колониальной экономики.

Известный казахстанский экономист Петр Своик так охарактеризовал построенную за 30 лет в Казахстане систему: 

«Многовекторный комплексный компрадорский (нет, не капитализм) колониализм. Многовекторный и компрадорский – понятно почему, а комплексный – потому что налицо как неравноправная торговля индустриальными товарами в обмен на сырьё по образцу Британской империи прошлых веков, так и современный финансовый неоколониализм с метрополией США. Казахстан – действующий музей истории мирового колониализма в образцовом исполнении как бывшей компрадорской верхушки, так и обслуживающей её госбюрократии вкупе с экспертным сообществом».

Правительство Казахстана пока не решается приступить к масштабной национализации природных богатств республики, опасаясь, что это отпугнет иностранных инвесторов, в частности западные ТНК.

Однако именно их хищническая политика и привела к нынешнему кризису в добывающих отраслях республики.

«Истощение рентабельных запасов полезных ископаемых и ужесточение конкуренции между странами за обладание минеральными ресурсами угрожают Казахстану», – прямо говорится в новой Концепции развития геологической отрасли РК на 2023-2027 годы, где признаётся печальный факт истощения природных богатств республики, ещё вчера казавшихся неисчерпаемыми.

Правительственные эксперты сочли, что истощение рентабельных запасов полезных ископаемых произошло из-за больших объёмов добычи, ужесточения конкуренции между странами [коллективного Запада] обладание минеральными ресурсами и объединения [этих] стран по экономическим интересам в рамках сырьевого партнёрства. Такое положение отнесли «к угрозам развитию геологии Казахстана». 

Это ещё мягко сказано. Все тридцать лет своего независимого существования Казахстан шёл по пути развития сырьевой полуколониальной модели экономики и прибыл к точке, где добыча практически всех сырьевых ресурсов стала нерентабельной. Это угрожает не только развитию геологии Казахстана, но и самому существованию республики как единого целого.

Основной проблемой в новой Концепции развития геологической отрасли Казахстана на 2023-2027 годы признан низкий уровень восполняемости природных запасов: «По состоянию на 1 января 2021 года коэффициент восполняемости запасов нефти равен 1,5 за счет месторождения Кашаган, без Кашагана коэффициент восполняемости запасов – 0,9, по золоту – 0,29, меди – 0,08, полиметаллам – 0,2».

В чём же видят причину казахстанские специалисты?

«Слабо изучены перспективы на углеводороды северных и южных регионов, редких и редкоземельных металлов, недостаточно интегрирована наука в деятельность по госГИН (геологическому изучению недр), не развита инфраструктура хранения вещественных носителей геоинформации и керна».

Иными словами, геологической науки и практики и соответствующей техники в Казахстане просто не существует.

«Казахстан сталкивается с проблемой истощения запасов полезных ископаемых и спадом добычи природных ресурсов», – заявил ещё три года назад на заседании правительства министр экологии, геологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев. По его данным, «в последние 10 лет полностью выработаны свинцово-цинковые месторождения Восточного Казахстана, вокруг которых существует целый ряд промышленных моногородов региона. К 2025-2040 годам ожидается полное истощение запасов крупных месторождений Орловское, Тишинское, Малеевское и Риддер-Сокольное. В среднесрочной перспективе истощение ждет месторождения в Мангистауской и Актюбинской областях в Западном Казахстане».

Более всего встревожило тогда министра исчерпание запасов нефти, дающей свыше 52% казахстанского экспорта.

«Геологи придерживаются негласного правила „добыл одну тонну – восполни две“. На сегодняшний день коэффициент восполняемости по твёрдым полезным ископаемым составляет 0,13, а по углеводородному сырью – 0,9 (без учёта месторождения Кашаган). В этой связи, необходимо уже сейчас активизировать геологоразведку, так как между открытием и запуском нового месторождения проходит не менее 10−15 лет», – призвал чиновник.

В нефтяной отрасли Казахстана старые месторождения истощаются, разрабатывать их становится всё сложнее и дороже, а новые не открываются. К примеру, в Кызылординской области ежегодно наблюдается снижение добычи нефти на миллион тонн. Аналогичная судьба ждёт в ближайшее время Мангистаускую и Актюбинскую области. Фактически всю отрасль «вытягивают» три гигантских месторождения: Тенгиз, Кашаган и Карачаганак.

Согласно прогнозу Мингеологии РК, сделанному в том же 2020 году, уже через 10−15 лет страну также ждет дефицит меди, свинца и ряда редких металлов. Исчерпание широкого ряда месторождений неизбежно приведёт к гибели моногородов, строившихся в советское время под соответствующие разработки в рамках единых производственных комплексов.

Не лишним будет заметить, что в Казахстане профессия геолога уже давно утратила былую привлекательность, и соответствующих национальных компетентных кадров уже практически нет.

«Это была элитарная профессия и специальность. Потом, когда сказали, зачем нужна геология? В Казахстане у нас угля на 500 лет вперед, хромитов под 100, золота тоже, меди тоже. Всё есть, давайте не тратится», — пояснила ситуацию депутат мажилиса Галина Баймаханова. 

Не так давно замминистра экологии, геологии и природных ресурсов Сериккали Брекешев забил тревогу, напомнив, что в Казахстане истощаются месторождения с минеральными ресурсами, а весь объём нефтегазодобычи производится всего лишь на пяти освоенных бассейнах.

Что касается минеральных ресурсов, то к 2025-2040 годам ожидается исчерпание запасов ряда крупных месторождений Восточно-Казахстанской области: Орловское, Малеевское, Тишинское, Риддер-Сокольное. 

«Истощение запасов полезных ископаемых приводит к остановке градообразующих предприятий, к общему ухудшению социально-экономической ситуации в регионе. Для решения данного вопроса необходимо оперативное выявление новых перспективных участков, доразведка “старых” месторождений, привлечение частных инвестиций и вовлечение в переработку техногенных минеральных образований (ТМО)», – отметил Брекешев. 

Добывающие отрасли казахстанского народно-хозяйственного комплекса пришли в упадок по вине западных ТНК, три десятка лет хищнически использующих природные богатства республики.

Главная статья пополнения республиканского бюджета – экспорт сырой нефти, которая «перестаёт быть казахстанской после того, как ее добыли из скважины и прошел электронный платеж, в соответствии с соглашениями о разделе продукции, которые, кстати, до сих пор засекречены. Chevron, TotalEnergies, Shell платят самую минимальную цену, которая только возможна», – отмечает заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.

Если национализировать угольную отрасль было решено на фоне нескончаемых аварий на шахтах, принадлежащих ТНК «АрселорМиттал», то развивающийся обвал нефтегаза рано или поздно поставит правительство Казахстана перед необходимостью столь же радикального решения назревших проблем и в этой сфере народного хозяйства.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Осмонбек Мамбетжанович Артыкбаев

Артыкбаев Осмонбек Мамбетжанович

Министр энергетики и промышленности КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
35 183

тенге - размер средней пенсии в Казахстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Апрель 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30