90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Сказ о добром волшебнике. Или как таджикский кинематограф создавали легенды

14.01.2024 15:00

Политика

Сказ о добром волшебнике. Или как таджикский кинематограф создавали легенды

Он сделал первую звуковую таджикскую кинокартину, но ее судьба до сих пор неизвестна.

13 января исполняется 125 лет со дня рождения мэтра киноискусства, о котором многие известные кинорежиссеры говорили: «Мы делаем картины - Лев Кулешов сделал кинематографию». 

Итак, чёрно-белая съёмка, в кадре крупный план актёра, затем он меняется по очереди с кадрами – еды, ребёнка в гробу и девушки на диване. Выражение лица актёра везде одинаковое, но зрители видят в нём голод, печаль, интерес. Это явление и называется «эффектом Кулешова», который изучают во всех киношколах мира и открытие которого поставило автора в один ряд с братьями Люмьер, Чарли Чаплином и Сергеем Эйзенштейном.

Так вот, Лев Владимирович Кулешов (1899-1970), чьё имя носит это явление, был создателем первого звукового таджикского кино.

В середине 30-х годов перед кинематографистами Москвы и Ленинграда возникла задача наладить производство звуковых фильмов в среднеазиатских республиках. Режиссер Лев Кулешов получил приглашение от своего ученика режиссера Камиля Ярматова поставить картину на «Таджикфильме» в Сталинабаде. 

Кулешов это предложение принял, но решил ехать к нам из Москвы на собственном "Форде", он был таким заядлым автомобилистом, что в 1927 году даже стал первым советским человеком, который купил собственную машину.

Старт маршрута

Маршрут по тем временам режиссер выбрал сложный: Москва – Горький – Казань – Оренбург – Актюбинск – Аральское море – Чимкент – Ташкент – Ленинабад – Ура-Тюбе – Сталинабад.

Старт был дан 3 сентября 1935 года. Шестнадцать дней в пути, в том числе, и по не открытой еще дороге Душанбе – Ташкент, через горные перевалы Шахристан и Анзоб, и Кулешов добрался до Сталинабада.

И стал первым в СССР автомобилистом, который покрыл расстояние от Москвы до Сталинабада: 3837 километров. Попутно установив еще один рекорд СССР, преодолев горный перевал высотой 3378 метров на легковом автомобиле.
В Душанбе Кулешова ждала торжественная встреча: 19 сентября 1935 года все утренние столичные газеты известили горожан, что «в 6 часов вечера в парке культуры и отдыха состоится встреча заслуженного деятеля искусства, кинорежиссера Льва Кулешова. В Таджикистане Лев Кулешов будет работать над первой звуковой таджикской картиной «Дохунда».

Уже у самого города Кулешова встречал начальник дорог и автотранспорта Таджикистана Вагаршак Карамов. Он проводил машину до финиша в городском саду, на аллее которого висели полотнища на таджикском и русском языках:

«Отважному автомобилисту Кулешову – впервые проделавшему путь Москва – Сталинабад, - пламенный привет!»

Заметка в газете «Коммунист Таджикистана» (19 сентября 1935г.) о приезде Л.В. Кулешова

Дохунда

В Сталинабаде студии, по существу, не было: был двор с садом и арками, пожарный сарайчик и несколько маленьких комнат в «Доме дехканина». На студии не было съемочной камеры, которая могла бы работать от синхронного мотора. Выпускала студия в основном немую хронику. 

В одной из комнат была монтажная. Некоторые монтажницы приходили на работу в парандже, и только там снимали её. 

Кулешов побывал во многих уголках Таджикистана и Узбекистана, изучая этнографию и каждодневную жизнь народа – Ленинабад и Самарканд, Бухара и Гиссар, Куляб и Гарм – вот география его путешествий по  региону.

Лев Кулешов в Центральном городском парке Душанбе у приветственного транспаранта в честь его прибытия в город.
Таджикистан Кулешова поражал: все вокруг было удивительно - национальные обычаи, одежда, обстановка. Во время путешествий для съемок фильма он приобрел большое количество национальных костюмов, домашней утвари. 

Сценарий для фильма написал кинодраматург Осип Брик – супруг Лили Брик, которая так вдохновляла поэта Владимира Маяковского.  

Сценарий Брика был написан без каких-либо расхождений, а тем более искажения первоисточника. Когда он был окончательно готов, Кулешов с Бриком повезли его в Самарканд, к Садриддину Айни. 

Прочитав сценарий, писатель остался доволен и дал личное согласие на съемку фильма.                                               

Сформировали съемочную группу, большую часть натурных сцен снимали в Таджикистане, павильонные съемки провели в Москве, на площадке киностудии «Мосфильм». 

Кулешов курсировал из Сталинабада в Москву и обратно. Сил и желания снимать картину у него хватало с избытком.

1937 год

После завершения съемок в Москве, отснятый, не смонтированный материал, с дублями, бракованными кусками Кулешов везет в Таджикистан. Так было запланировано – монтаж отснятого материала удобнее было производить в Сталинабаде. 

И здесь случилась непоправимое. Тогда же в апреле 1937 года в республике проходила сессия Верховного Совета Таджикской ССР. На ней, без разрешения и согласия Льва Кулешова, делегатам сессии был кусками показан не смонтированный материал фильма.

Люди, не имеющие отношения к кинопроизводству «сырьё» не оценили, тем более, что все актеры говорили на русском языке, который знали не все. 

Буквально через два дня в газете «Коммунист Таджикистана» от 4 апреля 1937 года вышла разгромная статья в отношении фильма «Дохунда».

«Грубое искажение реальной действительности, безнравственность и неправильная трактовка образов произведения», - писал автор рецензии.
Из-за фильма на Кулешова посыпались доносы и клевета. Работой над фильмом заинтересовались компетентные органы Таджикистана, которые стали просматривать все отснятые материалы.

Кулешова спасло только очень ответственное и честное отношение к своей работе директора фильма Харламова – он записывал каждое действие съемочной группы, каждую финансовую операцию, хранил в идеальном порядке все документы, поэтому придраться к Кулешову не смогли. 

Учитывая тот факт, что это был 1937 год, разгоревшиеся страсти вполне могли закончиться для режиссера трагически. Но из Кинокомитета СССР пришло указание:

«Картину прекратить, фильм сдать в таджикский киноархив».

Судьба кулешовской «Дохунды» до сих пор неизвестна

Кулешов покинул Сталинабад, сдав в киноархив свой фильм. Впрочем, его работа всё равно не была бесполезной: во время съемок фильма он подготовил таджикских кинематографистов к постановке звуковых картин, и в 50–х годах «Дохунда» по другому сценарию была снята учеником Кулешова, таджикским кинорежиссером Борисом Кимягаровым.

Однако судьба смонтированного материала, оставленного Кулешовым в киноархиве «Таджикфильма» в  Душанбе, до сих пор неизвестна.                 

Вскоре Кулешова уволили из студии «Мосфильма», но назначили заведующим кафедрой кинорежиссуры во ВГИКе.

В своей книге «Основы кинорежиссуры» Кулешов описал принципы своего метода монтажа, используя для этого материалы фильма «Дохунда». Эта книга очень известна в кинематографическом мире, она была издана в Японии, США, Великобритании, Франции, Германии и во многих других странах.

«Он, скорее, мудрый волшебник»

В начале войны Лев Кулешов решил ехать на фронт. Но режиссеров художественного кино на фронт не отпускали, ему предложили снимать фильм «Клятва Тимура» по сценарию Аркадия Гайдара. А вскоре вместе со съемочной группой фильма и коллективом киностудии «Союздетфильм» он был эвакуирован в Сталинабад -  здесь картину и заканчивали.

В 1943 году в Сталинабаде выходит фильм Кулешова «Мы с Урала». Условия съемки были более, чем скромны. Этот фильм стал последним в режиссерской биографии Льва Кулешова. На студии в Сталинабаде шла напряженная работа.

Снимали «Лермонтова», «Швейка», «Принц и Нищий», «Боевые киносборники» и другие картины. 

Лев Кулешов помогал очень интересными и творческими советами режиссерам фильмов, в том числе, и режиссёру фильма «Сын Таджикистана» (первый фильм об участии воинов-таджиков в ВОВ) Василию Пронину.

Внезапно в Сталинабаде вспыхнула эпидемия брюшного тифа. Неожиданно заболел и Кулешов, пролежав в больнице одиннадцать дней с температурой выше сорока. Поправился чудом, потом долго учился ходить...  

После возвращения в Москву его назначают директором ВГИКа. Одновременно он заведует кафедрой режиссуры, ведет режиссерскую мастерскую. Кулешов приглашает на преподавательскую работу во ВГИК Сергея Герасимова и Тамару Макарову, Бориса Бибикова и Ольгу Пыжову, Ивана Пырьева и многих других, лучших представителей кино и театра. 

Лев Владимирович Кулешов открывает Первый учредительный съезд Союза кинематографистов СССР
Рос его педагогический авторитет. Западные теоретические киноежемесячники посвящали ему целые номера. Ни одна из историй киноискусства не начиналась без упоминания его имени.

В числе его учеников было немало известных режиссеров: Камиль Ярматов, Геннадий Полока, Борис Кимягаров, Виктор Георгиев, Георгий Натансон и многие другие. 
Поздравляя мастера с днем рождения, кулешовские ученики выпуска 1968 года писали:

«Лев Владимирович не похож на профессора. Споря, он говорит, что может вслепую склеить целую часть фильма. Сидя за рулем с закрытыми глазами, он предлагает въехать в самые узкие ворота. Тоже на спор. Он приучает и к искусству спорному. Он разбирает его не в рамках установившихся ценностей, а возникающих заново, постоянно… 
И мы любим его искусство. Мы любим его книги, фильмы, рисунки. Он не похож на профессора. Он скорей мудрый волшебник, раздающий добро легко и весело. Он добрый волшебник». 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

14.01.2024 15:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Акылбек Шарипович Осмоналиев

Осмоналиев Акылбек Шарипович

Полномочный представитель правительства

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$334,4 млн

потратит Узбекистан на разработку новых газовых месторождений в 2013-2014 гг

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31