90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Побежденных судят

24.02.2024 19:00

Политика

Побежденных судят


"ГАЗОВЫЕ ПРОТЕСТЫ" (ИЛИ ПОПЫТКА ГОСПЕРЕВОРОТА) В КАЗАХСТАНЕ

Скриншот из видео. Момент сноса участниками беспорядков памятника Нурсултану Назарбаеву в Талдыкоргане
Спустя два года после Кантара власти Казахстана определились с окончательной версией произошедшего – это была попытка госпереворота, организованного чекистами во главе с бывшим председателем Комитета нацбезопасности Каримом Масимовым. Все остальные версии в Акорде называют спекуляциями, но их появление предотвратить не могут. До сих пор в стране стараются не ставить рядом слова Кантар и Елбасы, а те, кто так делает, потом отказываются от своих слов, потому что у них нет фактов. Тем не менее, риторика президента Касым-Жомарта Токаева по отношению к своему предшественнику все больше ужесточается. В Казахстане убирают памятники Назарбаеву. Один из его племянников осужден и погасил половину ущерба, нанесенного беспорядками. Второй – ждет суда. Подробности – в материале «Ферганы».

Фильм

В начале января казахстанские гостелеканалы показали документальный фильм «Каңтар. Попытка госпереворота. Как это было». 22-минутная лента представляет официальную версию случившегося и ранее не показанные кадры оперативной съемки. События, утверждается в фильме, должны были развиваться «волнообразно». Сначала заговорщики вывели народ на улицы и внедрили в ряды протестующих провокаторов, чтобы начать погромы. Вторая волна обрушилась 4-5 января на Алматы. Она заключалась в создании атмосферы хаоса. Погромщики грабили оружейные магазины и возводили баррикады на улицах.

5-6 января началась третья волна с захватом административных зданий, силовых структур, аэропорта. Таким образом организаторы пытались посеять панику среди населения и продемонстрировать беспомощность властей. Во время четвертой волны должны были пробудиться «спящие» ячейки радикалов, как в сирийском сценарии. Впрочем, до этого дело не дошло.

Главным «злодеем», который несет ответственность за случившееся, был назначен бывший председатель КНБ Карим Масимов. Авторы картины утверждают, что собрали самую полную и подробную хронологию январских событий. Но ответов на главные вопросы ее зрители не получили и вряд ли когда-либо получат — казахстанское руководство закрыло суды по связанным с Кантаром делам, и пытается пресечь любые попытки осмыслить произошедшее в ключе, отличном от официального.

С начала года в республике должны были выйти две книги, посвященные январским беспорядкам. Это «Год-январь» журналиста Данияра Молдабекова и «От арены до площади. Проживая Алматинскую трагедию» социолога Гульмиры Илеуовой. Первую отказались печатать в типографии. Произошло это после визита силовиков с настойчивым желанием ознакомиться с содержанием. Вторую удалось издать, однако в книжные магазины она так и не попала. Оба автора не обещали никаких сенсаций, лишь задокументировали увиденное своими глазами в Алматы, а также свидетельства других очевидцев и участников событий.

Нельзя сказать, что власти вообще запрещают любые публикации о Кантаре. В конце декабря 2022-го вышла в свет книга российского журналиста Леонида Млечина «Трагический январь», в презентации которой участвовали дипломаты казахстанского посольства в Москве. В 2023-м казахстанский общественник, научный руководитель Центра исследований прикладной экономики (AERC) Жаксыбек Кулекеев издал на казахском языке свой труд «Январские события: борьба за Акорду».

Произведения этих авторов изобилуют инсайтами и впечатляющими подробностями. Млечин описал, как Токаева во время беспорядков убеждали улететь из Казахстана, для чего ему приготовили самолет и $25 млн наличными, однако президент отказался. Ссылаясь на соцсети и «знающих людей», российский журналист обнародовал также показания «главного заговорщика» Масимова, якобы данные им следователям. Со слов бывшего главы КНБ, Нурсултан Назарбаев — первый президент Казахстана — намеревался после Кантара вернуться на высший пост в стране на три года, а затем поставить на это место более подходящего человека. Самому Масимову при этом обещали должность премьера с неограниченными полномочиями.

Кулекеев, который во время беспорядков находился в Астане, в своей книге упомянул об операции «Шапрашты», заключавшейся в попытке силового отстранения от власти Токаева. О подготовке этой спецоперации стало известно еще в 2019 году. Триггером к ее началу якобы стал перенесенный Назарбаевым инфаркт и последующее ухудшение состояния его здоровья.

Позднее в интервью главному редактору издания ORDA.kz Гульнаре Бажкеновой Кулекеев заявил, что всю информацию для своей книги брал из открытых источников, а отрывок про операцию «Шапрашты» — из анонимного Telegram-канала «Нурсултанский соловей» (вероятно, из этого поста).

«Мне показалось, что есть там хоть какая-то маленькая логика, — объяснил свои мотивы автор. — Второй повод к тому, что я пошел на использование этой информации [заключается в том, что] до этого, во многих, в том числе оппозиционных газетах, о роли шапраштинцев, о шапраштинской операции было опубликовано очень много материалов. Поэтому от общественности скрыть это невозможно, значит, люди знали. Так что я здесь ничего такого экстраординарного не выдаю».

На прямой вопрос Бажкеновой, согласен ли автор с тем, что это была операция «Шапрашты», Жаксыбек Кулекеев ответил уклончиво: «Все люди ищут, кто самый главный организатор. Кто является самым главным выгодополучателем из этой ситуации. Все люди хотели бы знать [кто это], узнать роль Елбасы в этих событиях, роль членов семьи в организации январских событий. У меня здесь ничего по этому поводу нет. Потому что у меня на руках нет ни одного факта, свидетельствующего, что Елбасы принимал непосредственное участие в организации этого мероприятия».

Мемуары

Нурсултан Назарбаев во время Кантара не появлялся на публике и не делал никаких заявлений. Высказывались предположения, что он с членами семьи мог покинуть Казахстан. Однако пресс-секретарь бывшего президента эти слухи опроверг. Лишь 18 января 2022-го, когда беспорядки были уже подавлены, Назарбаев выступил с видеообращением, заявив, что находится «на заслуженном отдыхе в столице Казахстана и никуда не уезжал».

Из мемуаров бывшего казахстанского лидера, изданных 1 декабря прошлого года, следует, что беспорядки застали его в Алматы. Выражая благодарность своему помощнику Абаю Бисембаеву, на протяжении 17 лет возглавлявшему управление делами президента, Назарбаев пишет: «Во время январских событий возникали трудные ситуации, когда я не мог доверять даже выделенной мне специальной охране. И тогда человеком, который усадил меня в свой автомобиль и доставил в аэропорт Алматы, тем самым способствовав тому, чтобы в час испытаний я находился в столице, стал Абай Айдарханович. Такие вещи не забываются».

В мемуарах есть отдельная глава, посвященная Январю, но этот отрывок не оттуда.

Первый президент как бы между делом упоминает, где находился во время кровавых событий, как будто никаких инсинуаций по этому поводу не было. Назарбаев намекает также, что ему грозила некая опасность, таким образом не только дистанцируясь от причастных к беспорядкам, но и противопоставляя себя им.
Собственно, о Кантаре бывший президент пишет отстраненно, используя штампы про «организованные экстремистские группы», «массовые беспорядки» и «террористические нападения». Упоминает он о пандемии коронавируса и небезупречной работе правительства, однако главной причиной случившегося называет борьбу за власть.

«В 2019 году, когда я добровольно сложил с себя президентские полномочия и в соответствии с Конституцией передал их председателю Сената, многие восприняли это в штыки, о чем я знаю доподлинно», — пишет Назарбаев.

«Некоторые из тех, кто был против (тайно, конечно) моего состоявшегося решения о выборе преемника, мечтали занять пост Президента. Сначала они не смогли выразить несогласие со мной. Затем они не смогли выразить несогласие с волеизъявлением народа на выборах.

Всегда во время смены президентов возникают попытки занять освободившееся место. Конечно, люди знали, что я в возрасте и думаю об уходе. Но не знали, когда это случится. Тем более, это произошло так быстро, что «претенденты» очнулись с опозданием. Склонен думать так. Но это мое личное мнение», — пишет Нурсултан Абишевич.

Противники Токаева, считает он, активизировались 23 ноября 2021 года — в этот день Назарбаев объявил о намерении передать президенту председательство в правящей партии Нур-Отан (ныне Amanat). Потому что считается, что у лидера партии значительно возрастают шансы на победу в выборах.

О самих кровопролитных событиях первых дней января Назарбаев ничего не пишет. Но при этом обвиняет в причастности к ним радикальную оппозицию в лице своего давнего врага Мухтара Аблязова, который якобы координировал митингующих.

Беглый казахстанский банкир, лидер запрещенного в Казахстане движения ДВК, действительно пытался объявить себя организатором протестов, первые дни которых он откровенно «проспал», однако это больше походило на попытку напомнить о себе и, что называется, «оседлать волну».

К концу главы Назарбаев дословно повторяет официальную версию случившегося, подробно останавливаясь на приговоре заговорщикам, дело против которых, с его слов, «рассматривалось долго и тщательным образом».

«К. Масимов и А. Садыкулов были признаны виновными в государственной измене, насильственном захвате власти, превышении власти и должностных полномочий, Д. Ергожин – в насильственном захвате власти, превышении власти и должностных полномочий, М. Осипов – в превышении власти и должностных полномочий. Карим Масимов был осужден на 18 лет. Другие тоже понесли соответствующее наказание», — пишет экс-президент.

В действительности, это не так. Суд над еще одним бывшим замом Масимова начался в январе текущего года. Ему вменяют статью 362 («Превышение власти или должностных полномочий») Уголовного кодекса Казахстана. Речь о Самате Абише — племяннике Назарбаева.

Как кость в горле

Самата Абиша освободили от должности первого заместителя главы КНБ 17 января 2022 года, когда из Казахстана уже выводили миротворческий контингент ОДКБ. С момента подавления попытки госпереворота он находился «в орбите следствия», вероятно, активно сотрудничая с ним, однако официального статуса подозреваемого не имел. Спустя пару месяцев после Кантара Генеральный прокурор Казахстана Берик Асылов в беседе с журналистами заявил, что против Карима Масимова и трех его бывших замов следствию удалось собрать доказательства вины, а против Самата Абиша — нет.

До сих пор роль племянника бывшего президента в январских событиях широкой публике не понятна. Уголовное дело против него было возбуждено гораздо позже — лишь в сентябре 2023 года, и по статье гораздо более мягкой, чем те, по которым были осуждены его бывшие коллеги. По времени это совпало с выступлением в суде бывшего начальника 5-го департамента КНБ Руслана Искакова, заявившего, что во время январских событий он исполнял приказы Абиша. Тот курировал работу 5-го департамента КНБ, и полковник Искаков был его непосредственным подчиненным.

Искаков утверждал, что именно племянник Назарбаева во время царившего в Алматы хаоса поручил ему обратиться за помощью к известному в Казахстане криминальному авторитету Арману Джумагельдиеву (Дикому), чтобы навести порядок в городе. Сам приказ он считает абсолютно оправданным. Однако, впоследствии Абиш якобы отмежевался от него, сделав Искакова и Джумагельдиева «крайними» — теперь обоих обвиняют в организации беспорядков.

По версии следствия, Дикий Арман, действуя под руководством куратора из КНБ, должен был взять под контроль толпу и создать так называемый «народный совет» для выдвижения ультиматума властям. По свидетельствам очевидцев, он со своими людьми хватал протестующих, избивал их и пытал. В результате один человек скончался.

Криминальный авторитет утверждает обратное: Искаков якобы обратился к нему с просьбой спасти людей из акимата (сгоревшего впоследствии здания мэрии Алматы), успокоить митингующих и взять под охрану социальные объекты. Джумагельдиев откликнулся на призыв и приехал в центр города, где царил хаос:

«Некоторые нападали на сотрудников полиции, другие призывали к свержению государственного строя, третьи стояли возле монумента и кричали: ''Шал кет!'' (''Дед, уходи!'' – Прим. ''Ферганы''), четвертые нападали на резиденцию, пятые грабили рестораны и выносили спиртные напитки, шестые ходили с оружием в руках, c касками и щитами, которые отобрали у сотрудников полиции», — так он описывал увиденное.

В толпе, утверждает Джумагельдиев, его люди ловили мародеров и пытались сдать полиции, но их никто не хотел принимать. По сути, во время беспорядков криминальный авторитет взял на себя функцию силовиков — такова линия его защиты.

Свою версию произошедшего Джумагельдиев передал журналистам через адвокатов. Заявление Искакова о том, что он выполнял приказ племянника Назарбаева прозвучало на заседании суда. Впоследствии суды над обоими фигурантами закрыли, а с их адвокатов взяли подписки о неразглашении. Однако Искакову каким-то образом удалось прорвать информационную блокаду. В стенах СИЗО КНБ он написал и передал на волю (вероятно, не без посторонней помощи) два открытых письма. Первое еще в 2022-м опубликовал журналист Михаил Козачков, позднее сам оказавшийся в следственном изоляторе по другому делу.

Второе в начале февраля появилось на сайте российской «Новой газеты» (признанной в самой России сначала иноагентом, а затем и вовсе лишенной лицензии). В этом послании есть несколько любопытных моментов: во-первых, Искаков возлагает ответственность за начало протестов на президента Токаева и его правительство, которые якобы знали, что население болезненно отреагирует на повышение цен на газ, но сознательно пошли на это, пытаясь вытеснить из «нефтянки» зятя Назарбаева — Тимура Кулибаева.

Во-вторых, автором дезинформации о 20-ти тысячах боевиков* в Алматы Искаков называет бывшего министра внутренних дел Ерлана Тургумбаева, утверждая, что в центре города были не боевики, а жители Алматы и окрестностей.

*В разгар беспорядков президент Касым-Жомарт Токаев сначала в обращениях к народу, а затем у себя в «Твиттере» объявил о 20 тысячах террористов, напавших на Алматы, которых необходимо ликвидировать. Позднее этот твит исчез из социальной сети. Спустя почти полгода после беспорядков, во время референдума по изменению Конституции, президенту задали вопрос о реальной численности напавших на город. Он ответил, что цифру в 20 тысяч предоставило бывшее руководство правоохранительных органов, и что речь шла обо всей стране.

Следуя официальной версии, предполагалось, что президента, как главный заговорщик, дезинформировал Карим Масимов, так как к Ерлану Тургумбаеву, занимавшему на тот момент пост главы МВД, никаких претензий не было. После январских событий он хоть и покинул пост министра внутренних дел, но еще полгода работал советником президента. В Сети периодически появлялись слухи о том, что на него могут завести дело. Но они так и остались слухами, и бывший министр «в орбиту следствия» не попал.

Очевидно, заявления Искакова и Джумагельдиева, как и попытки некоторых общественников разобраться, кто был во время Кантара на площади и кто кому противостоял во время этих кровавых событий, нервируют Акорду. В большом интервью «Казахстанской правде» в январе этого года Токаев призвал казахстанцев не верить ни в какие спекулятивные версии (по всей видимости, речь о всех версиях, кроме официальной).

«Скажу прямо: рассуждения о якобы народном восстании способствуют оправданию и обелению преступных деяний. Такие безответственные, по сути, провокационные разговоры приводят к героизации настоящих бандитов, укоренению в обществе пагубной криминальной психологии. А значит, призывают к новым беспорядкам в ущерб национальной безопасности и благополучию народа. Это очень серьезная угроза. Поэтому государство и общество должны быть едины в осуждении беззакония», — уверен Токаев.

От себя добавим, что можно критиковать официальную версию Кантара, собранную из отдельных фактов и напоминающую, как заметил казахстанский журналист Вадим Борейко, Франкенштейна. Можно и нужно скептически относиться к открытым письмам из СИЗО, автор которых прежде всего заинтересован в том, чтобы вывести себя из-под удара. Однако само появление подобных «сливов» свидетельствует о том, что нынешнее руководство страны, строящее Новый Казахстан, не так монолитно, как ему хотелось бы казаться. А значит, провокационные заявления Искакова, которые Акорда пока предпочитает игнорировать, будут не последней попыткой «расшатать» позиции власти.

Семья

Кантар запустил цепочку событий, названных в прессе «деелбасизацией» Казахстана. Первого президента лишили почти всех регалий, а прежде неприкосновенные члены его семьи оказались под угрозой уголовного преследования. Пока строже всех из родственников Назарбаева власти обошлись с его племянником, старшим братом Абиша — Кайратом Сатыбалды (Сатыбалдыулы). Он сейчас отбывает срок в шесть лет лишения свободы по делу о хищениях в особо крупных размерах. В декабре прошлого года Сатыбалды подавал прошение об условно-досрочном освобождении, однако суд ему отказал, сославшись на небезупречное поведение.

С начала расследования, пользуясь законом о возвращении незаконного капитала, в бюджет Казахстана перечислили активы Сатыбалды на сумму в $1,4 млрд. Общий ущерб от Кантара, как заявлял ранее президент, составил $3 млрд. То есть, племянник Назарбаева покрыл почти половину этой суммы.
Значительно легче за прошедшие месяцы стали кошельки бывшего свата первого президента Кайрата Боранбаева, которому, впрочем, удалось выйти из-за решетки по УДО, зятя Назарбаева Тимура Кулибаева, а также ныне покойного младшего брата — Болата.

Токаев, ранее пытавшийся сгладить углы, в начале этого года предельно жестко высказался про окружение своего предшественника. Он заявил, что политические игрища ближайших соратников Назарбаева чуть было не разорвали страну. «Считаю, что вообще не должно быть старшего и младшего президентов. Уходя — уходи», — подчеркнул он.

Адресат этого призыва свалившиеся на его семью напасти воспринял сдержанно.

«Если бы я сказал, что одинаково радовался всем шагам, предпринятым Касым-Жомартом Токаевым после январских событий, то это было бы неправдой. Все мы люди. К тому же весьма трудно со стопроцентной объективностью воспринимать строгие решения, принятые по отношению к твоему окружению и близким родственникам, — написал в своих мемуарах Нурсултан Назарбаев. — И все же, как человек, некогда развернувший процесс строительства правового общества и преодолевший на этом пути много трудностей, испытания, пришедшиеся на долю отдельных моих родственников, я считаю суровым уроком не только для них, но и для всех, кто находится во властных структурах нашего государства. Ибо для меня нет ничего превыше закона».

«Он же памятник!»

Отдельного упоминания в связи с «деелбасизацией» заслуживает ситуация с памятниками бывшему президенту, которые один за другим начали исчезать по всей стране. В последние месяцы статую Назарбаева убрали с территории Национального университета обороны в Астане. Еще одна скульптура исчезла из атриума Национального музея Казахстана под предлогом обновления экспозиции.

Портрет первого президента, висевший на станции «Алмалы» алматинского метро, был снят. Наконец, так и не вернулся на место четырехметровый памятник Назарбаеву в Талдыкоргане, который участники январских беспорядков свалили и разломали на несколько частей, а на днях под покровом ночи убрали и его постамент.

Своеобразной кульминацией этой истории стало решение властей увековечить память политика Заманбека Нуркадилова — бывшего соратника Назарбаева, который впоследствии перешел в оппозицию и погиб у себя дома в результате трех огнестрельных ранений, названных официальным расследованием самоубийством. В 2024 году ему бы исполнилось 80 лет. Решение установить Нуркадилову памятник в его родном селе Кегене (в Алматинской области) принял президент Токаев. Его пресс-секретарь Берик Уали лично передал письмо от главы государства родственникам Нуркадилова. «Почитать имена сынов народа и давать достойную оценку их труду — это долг потомков», — говорилось в послании.

Некоторые оптимисты усмотрели в этом намек Семье Назарбаева и ему самому о том, что им еще могут предъявить какие-то счеты.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/132911/

24.02.2024 19:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Замир Исакович Бекбоев

Бекбоев Замир Исакович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Свыше 1,38 млн

жителей Казахской ССР ушли на фронт во время Великой Отечественной войны

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31