90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Дестабилизация Средней Азии может начаться с Туркмении (продолжение)

19.03.2024 06:00

Безопасность

Дестабилизация Средней Азии может начаться с Туркмении (продолжение)


0
08:02 15.03.2024
Дестабилизация Средней Азии может начаться с Туркмении (продолжение)

Присоединение Швейцарии к антироссийским санкциям свидетельствует о том, что так понятие «нейтральный статус», которым наделили себя некоторые страны, себя дискредитировал. И Туркмении, которая когда-то также объявила себя нейтральной, возможно, уже в ближайшем придется об этом забыть.

Кого он остановит, этот ваш нейтралитет?

Действительность показывает, что статус нейтрального государства, которым объявила себя Туркмения после выхода из СССР, вовсе не гарантирует безопасность. Возможно, даже наоборот. Поскольку, пребывая в режиме нейтралитета, эта страна практически не уделяла внимание своей обороноспособности и не работала со спецслужбами соседних государств по выявлению и профилактике потенциальных угроз. Туркмены пребывали в уверенности, что нейтральный статус сам по себе гарантирует ее безопасность.

Пытаясь дистанцироваться от всех политических процессов, покойный Сапармурат Ниязов верил, что именно это будет залогом мирного существования страны. Его преемник Гурбангулы Бердымухамедов тоже говорил, что статус нейтралитета — наиболее правильный путь к безопасности государства. Однако жизнь наглядно демонстрирует, что в ходе глобального противостояния, которое происходит сегодня, такие понятия, как нейтралитет, следует выбросить в мусор. Тем более, имея по соседству такую страну, как Афганистан, рядом с которым жить в подобных иллюзиях сродни преступной халатности.

Поскольку Ашхабад не входит ни в какие объединения, у него нет никаких гарантий внешней военной помощи. Он ведь в этом плане ни с кем не связан никакими договорами.

Туркмения — страна довольно закрытая. Тотальный государственный контроль над СМИ позволяет ей скрывать проблемы не только от иностранцев, но и от собственных граждан. Поэтому информацию о том, что в ней творится, удается получать с некоторым опозданием.

Тем не менее, сообщения, что поступают сейчас, не теряют своей актуальности, так как действия тех, кто находится по ту сторону реки Амударьи, явно рассчитаны на ближайшую перспективу, которая не сулит ничего хорошего ни Туркмении, ни всему среднеазиатскому региону. И осуществятся варварские замыслы или нет, зависит далеко не от туркменской армии, если не сказать больше.

Туркмения ни разу не участвовала в саммитах стран Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) в качестве наблюдателя. Зато туркменские политики регулярно летают в США на американо-туркменские консультации по развитию сотрудничества, где обсуждают вопросы региональной безопасности и энергетики. Попутно Ашхабад просит у Вашингтона военную помощь для обеспечения безопасности на границе с Афганистаном. Госдепартамент же всегда обещает сделать все, что в его силах.

Не будем останавливаться на том, какую помощь может оказать Вашингтон. Напомним лишь, что более двадцати лет он помогал Афганистану бороться с терроризмом и что из этого вышло. Так что по поводу эффективности или даже искренности оказываемой американцами помощи возникают вопросы.

Хорошая мина при плохой игре

Вместо взаимодействия с соседями в сфере безопасности Туркмения, пытаясь оставаться верной себе, налаживала связи с полулегальными боевыми отрядами афганских этнических туркмен «Эрбекки», которые, как считается, прикрывают туркменскую границу с юга. В клиниках Ашхабада за последние годы прошли лечение несколько полевых командиров этих отрядов. И все за счет государства.

Стоит отметить, что до этого туркменские власти не выдавали визы своим собратьям, живущим по ту сторону границы. Таким образом, руководство Туркмении пытается оказывать всяческую посильную помощь соплеменникам, надеясь на то, что они встанут стеной на пути возможного вторжения боевиков на территорию страны.

Пока у власти в этой стране находился покойный Сапармурат Ниязов, провозгласивший себя Туркменбаши (отцом всех туркмен), там сохранялось спокойствие. Ходили слухи, что он был в почете у тех, кто обитает «за речкой», и всегда с ними договаривался. Тем более, что приграничные с Туркменией афганские территории испокон веков населяли этнические туркмены.

Так или иначе, но в его время тревожных тенденций не наблюдалось. Сейчас же отряды «Эрбекки» разбиты не то талибами, не то игиловцами, и прикрывать туркмено-афганскую границу с южной и юго-восточной стороны больше некому.

Обострение ситуации в северных и северо-восточных провинциях Афганистана вызывает серьезное опасение у официального Ашхабада. По полученной нами информации туркменские власти продолжают укреплять свои рубежи.

В ответ на концентрацию боевиков по ту сторону реки Амударьи правительство Туркмении стягивает к ней свои вооруженные силы, оборудует блок-посты и огневые точки на стратегически наиболее опасных направлениях.

И в данный момент на южной границе сконцентрировано до 70 процентов боеспособной техники и вооружения туркменских сухопутных войск..

А батальонно-тактические группы пограничной службы страны, дислоцирующиеся на юге Марыйского и Лебапского велаятов, усилены дополнительными артиллерийскими орудиями, и службами обеспечения, переброшенными из более спокойных регионов.

Туркменское военное руководство заявило, что имеющихся на границе сил и средств достаточно, чтобы отразить любые попытки боевиков проникнуть на территорию страны. Однако при этом заручилось согласием президента на передислокацию к южным рубежам новых резервов из других областей.

- Наша страна имеет более 700 километров общего рубежа с Афганистаном, - рассказал нам туркменский коллега, по понятным причинам просивший не называть его имени. - С нами граничат пять афганских провинций, в четырех из которых уже прочно обосновались боевики разных террористических организаций. Время от времени с их стороны происходят провокации и нападения на наших пограничников. Наши власти, хоть и не афишируют это, пытаются адекватно реагировать на обострение обстановки и все последнее время занимаются укреплением границ. Нейтральный статус нашего государства, объявленный покойным Туркменбаши, не позволяет нам входить в организации типа ОДКБ. А это сегодня было бы очень кстати. Если, не дай бог, завтра произойдет вторжение, малочисленная туркменская армия будет испытывать большие проблемы в противостоянии закаленным в реальных боях террористам. Возможно, в этом случае президент Бердымухамедов рассчитывает, по примеру Башара Асада, обратиться за помощью к иностранным государствам. Но разумнее было бы до этого не доводить.

Тут стоит добавить, что место концентрации боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) и ее производных на приграничной с Туркменией территории Афганистана находится в нескольких километрах от водозаборной плотины, через которую вода из Амударьи направляется в жизненно важный для всего Туркмении Каракумский канал. То есть достаточно одной диверсии, и у страны начнутся большие проблемы. Но это лишь подспорье для достижения главной цели. Главная же опасность состоит в непосредственном вторжении.

А там и до Казахстана рукой подать

Теоретически для проникновения в Среднюю Азию Туркмения является наиболее удобным местом. Как мы писали ранее, из граничащих с Афганистаном среднеазиатских республик Узбекистан обладает наиболее сильной армией, способной самостоятельный отпор боевикам. Таджикистан укреплен 201-й Российской военной базой. Остается фактически незащищенная Туркмения, имеющая к тому же ровный пустынный ландшафт, на котором боевики, прошедшие Ирак и Сирию, будут чувствовать себя, как рыба в воде.

Анализ ситуации подсказывает, что если они все-таки вторгнутся, то главной их целью будет газовое месторождение Галкыныш. После этого они проходят, как нож сквозь масло, через всю малонаселенную пустынную страну и достигают нефтеносной Мангистауской области на западе Казахстана.

Кстати, именно в западных казахстанских областях насчитывается наибольшее количество приверженцев радикального ислама, которые будут только рады приходу террористов. Более того, многие из них вольются в их ряды.

Казахстанско-туркменская граница по протяженности составляет 423 километра пустынной местности. И в плане охраны испытывает острый дефицит застав. До недавнего времени этот вопрос волновал обе стороны не особо. И в некоторых местах граница вообще была обозначена только на карте.

Известны случаи, когда казахстанские водители, элементарно заблудившись в песках, оказывались на сопредельной территории, после чего за незаконное пересечение границы попадали в туркменские зинданы. Вызволить их удавалось лишь после дипломатического вмешательства. И теперь, когда на южных рубежах Туркмении зреет опасность, прозрачность казахстанско-туркменской границы не волновать не может.

Нейтральный статус — это, конечно, суверенное дело Туркмении. Но сегодняшняя ситуация такова, что, если руководство этой страны не станет предпринимать более конкретные и действенные шаги по укреплению своей безопасности, последствия могут быть самыми серьезными не только нее, но и для всего региона. А то и для всей Евразии. И тогда нейтралитет Туркмении утеряется вместе с ее государственностью.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://asia-today.news/15032024/3383/

Показать все новости с: Гурбангулы Бердымухамедовым

19.03.2024 06:00

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Акуналы Атамырзаевич Досалиев

Досалиев Акуналы Атамырзаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

9,8

тонн золота добыла "Centerra Gold Inc." за 2012 год на руднике "Кумтор"

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30