90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Критические ресурсы Центральной Азии: новое пространство для конкуренции великих держав?

12.04.2024 06:00

Энергетика

Критические ресурсы Центральной Азии: новое пространство для конкуренции великих держав?

Нынешняя динамика развития отношений стран Центральной Азии с Западом и Китаем указывает на начало конкуренции за критические ресурсы.

С начала боевых действий в Украине и фрагментации старого мирового порядка, страны Запада все больше заинтересованы в поиске альтернативных поставщиков редкоземельных металлов, чтобы снизить свою зависимость от России и Китая. На этом фоне страны Центральной Азии становятся значимыми игроками на рынке редкоземельных металлов, благодаря наличию огромного запаса полезных ископаемых. Это связано с тем, что еще не все месторождения критических ресурсов стран Центральной Азии разведаны, а внимание редкоземельным металлам региона начали уделять совсем недавно.

В материале Cabar.asia эксперт Центра евразийских исследований им. Гейдара Алиева при университете Ибн Халдун Эльданиз Гусейнов и региональный директор IWPR в Центральной Азии Абахон Султоназаров разбирают три ключевых вопроса: 

- Какое место страны Центральной Азии занимают в геополитике редкоземельных металлов?

- Какие риски и возможности открываются перед странами Центральной Азии в связи с конкуренцией в данной сфере? 

- Могут ли внешние акторы конкурировать за доступ к ресурсам стран Центральной Азии? 

По имеющимся данным, в Центральной Азии сосредоточено 38,6 % мировых запасов марганцевой руды, 30,07% хрома, 20% свинца, 12,6% цинка, 8,7% титана и значительные запасы других материалов.

Например, эксперты считают, что Казахстан имеет потенциал составить конкуренцию Китаю, который доминирует в производстве редкоземельных элементов (70% мирового производства), в добыче таких металлов как скандий, иттрий и 15 лантаноидов. Эти элементы широко используются в изготовлении компьютеров, турбин и автомобилей. Сейчас США сильно зависят от импорта иттрия и скандия, в то время как Евросоюз импортирует 98% необходимых ему редких металлов из Китая.

Критические ресурсы – это природные ресурсы, которые считаются важными для экономического и технологического развития стран в связи с их ключевой ролью в производстве широкого спектра высокотехнологичных продуктов. Эти ресурсы характеризуются дефицитом, сложностью их добычи и переработки, а также географической концентрацией их месторождений. К таким ресурсам относятся, в частности, редкоземельные элементы (РЗЭ), стратегические металлы и другие минералы.

Могут ли внешние акторы конкурировать за доступ к ресурсам в Центральной Азии?

США и Китай уже вступают в конкуренцию за критические ресурсы стран Центральной Азии. Это видно в изменении подхода США к взаимодействию со странами Центральной Азии. Соединенные Штаты начали делать больший упор на критических ресурсах - сфере, где присутствие России и Китая не столько сильно.

В сентябре 2022 года администрация Байдена запустила Инициативу экономической устойчивости в Центральной Азии (ERICEN). В 2022 году планировалось вложить $25 млн. с целью диверсификации торговых маршрутов и расширения инвестиций в регион. 18-19 мая 2023 года на саммите "Китай-Центральная Азия" Председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что Китай выделит $4 млрд странам региона в виде финансового сопровождения и безвозмездной помощи.

В этот промежуток времени США и Евросоюз вероятно поняли, что активизация взаимодействий со странами Центральной Азии имеет немного запоздалый характер и конкуренция с РФ и КНР в таких сферах как безопасность и экономика будет иметь малый успех.

В дальнейшем принимается решение провести саммит "США-Центральная Азия" в сентябре 2023 года, хотя годом ранее в 2022 году президент Казахстана на 77-й Генассамблее ООН встретился с председателем Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен, с президентом Австрии Ван дер Белленом, с руководителями крупнейших американских корпораций и глобальных финансовых институтов, но не с Джо Байденом.

Но данный саммит выделяется на фоне других событий. Анализ действий США после саммита подчеркивает, что стремление к доступу к редкоземельным металлам в Центральной Азии было одной из ключевых целей. Саммит прошел 20 сентября 2023 года, и в совместной декларации "C5+1" отдельно уделяется внимание созданию разнообразных, устойчивых и надежных цепочек поставок критических минералов, разработку новых технологий для добычи и переработки сырья, а также созданию добавленной стоимости в рамках регионального промышленного сотрудничества для снижения стратегической зависимости.

Стоит отметить, что в других стратегических документах США, связанных с Центральной Азией, критические минералы не упоминались: ни в стратегии США в Центральной Азии 2019-2025, ни в комплексных стратегиях по каждой отдельной республике региона опубликованных Госдепом США в 2022 году.

Разведка, добыча и обработка критических ресурсов становится той сферой, где США могут бросить вызов влиянию России и Китая. Соединенные штаты значительно активизировались в этом направлении.

8 февраля 2024 года в Государственном департаменте США состоялось первое заседание Диалога по важнейшим полезным ископаемым (CMD) в формате C5+1 с участием высокопоставленных чиновников из всех пяти стран Центральной Азии. Представители всех сторон выразили заинтересованность в изучении возможностей для американских инвестиций в добычу и переработку этих важнейших минералов в регионе.

К тому же инвестиции в полезные ископаемые Казахстана обсуждали Госсекретарь США Энтони Блинкен с министром иностранных дел Казахстана Муратом Нуртлеу  26 марта 2024 года. Рост числа американских экспертных оценок намекает на повышенный интерес этой страны к вопросам критически значимых редкоземельных элементов в ЦА по сравнению с другими государствами.

Поэтому авторы ссылаются на американские источники в силу их актуальности и доступности. Стоит добавить, что в ежегодном докладе разведывательного сообщества США об оценке угроз говорится:

"Китай рассматривает конкурентные меры Вашингтона против Пекина как часть более широких дипломатических, экономических, военных и технологических усилий США, направленных на сдерживание его подъема, подрыв правления КПК и недопущение реализации региональных и глобальных властных амбиций КНР" (стр. 7)
А в чем именно можно сдерживать развитие Китая? В экономическом развитии, для которого требуются большие ресурсы в особенности для создания хай-тек технологий.

5 марта 2024 года премьер-министр Китая Ли Цян на ежегодной сессии Всекитайского собрания народных представителей заявил, что правительство работает над преобразованием модели развития страны. В том числе правительство страны продолжит вкладывать ресурсы в технологические инновации и передовое производство в соответствии со стремлением главы государства Си Цзиньпина к созданию "новых производительных сил".

Применение инноваций касается также создания микрочипов и развитие оборонных технологий, в обеих сферах требуются критические ресурсы и обе являются критически важными для КНР в данный момент. Поэтому стратегия США может заключаться в снижении зависимости от поставок критических ресурсов из Китая и сузить возможности китайских компаний расширять источники данных ресурсов.

Как отмечает Каспийский политический центр, по мере усиления соперничества между Китаем и США, зависимость США от Китая в области критически важных минералов становится все более уязвимым стратегическим местом. 

Китай является бесспорным лидером в цепочках поставок важнейших минералов, контролируя почти 60% предприятий по добыче редкоземельных металлов и более 85 % мировых перерабатывающих мощностей. При желании Китай может использовать свою почти монопольную позицию на критически важные минералы, чтобы нанести ущерб высокотехнологичной промышленности и военно-промышленному потенциалу Соединенных Штатов, отмечает каспийский политический центр.

К примеру, Пекин объявил в декабре 2023 об ограничениях на экспорт ряда минералов, а также технологий их добычи и переработки. При этом некоторые эксперты считают, что страны Центральной Азии могут составить конкуренцию Китаю в производстве редкоземельных металлов.

Для Китая приоритетом является сохранение своих стратегических позиций, а также, если рассуждать в логике конкуренции великих держав, предотвращение возможности для США и их союзников обнаружения и использования новых источников критически важных ресурсов.

Примечательно, что после визита президента Франции Эммануэля Макрона в Казахстан и Узбекистан 1-2 ноября, министр горной промышленности и геологии Бобир Исламов сообщил, что Узбекистан и французская компания "Orano" ранее подписали соглашение о стратегическом партнёрстве. Он также добавил, что "Orano" планирует инвестировать до $500 млн в добычу и переработку урана в Узбекистане.

При этом 7 ноября Государственное предприятие Узбекистана "Навоиуран" и китайская компания "China National Nuclear Corporation" подписали меморандум о стратегическом сотрудничестве в урановой промышленности.

Одной из главных ниш конкуренции западных стран с Китаем в сфере критических ресурсов будет получение возможности добывать и обрабатывать сырье. Это сравнительно новое пространство и, как отмечают американские эксперты, Центральная Азия имеет возможность расширить добычу редкоземельных элементов, будучи не полностью зависимой от Китая.

Однако, учитывая, что не все месторождения в регионе изучены, известно, что китайские компании владеют большинством лицензий на добычу важнейших полезных ископаемых в Таджикистане и Кыргызстане.

В этой связи важно проанализировать стратегические преимущества Китая и США в конкуренции за критические ресурсы стран Центральной Азии:

Китай:

- Географическая близость: Китай граничит с несколькими странами Центральной Азии, что облегчает доступ и снижает транспортные расходы на добычу ресурсов.

- Инвестиционный потенциал: Китай обладает значительными финансовыми ресурсами для инвестирования в крупномасштабные проекты по добыче полезных ископаемых и развитию инфраструктуры, часто предлагая кредиты и инвестиции странам Центральной Азии в рамках своей внешней политики и стратегии расширения экономического сотрудничества. Это наглядно было показано по количество средств, которые США и Китай были готовы выделить для развития различных проектов.

- Долгосрочные отношения: Китай активно поддерживает долгосрочные отношения со странами Центральной Азии посредством дипломатии и экономического партнерства, создавая благоприятные условия для работы своих компаний.

США: 

- Позиционирование в качестве альтернативы Китаю: США могут сформулировать и распространить нарратив, подчеркивающий их сильные стороны в области инноваций, демократических ценностей и приверженности этическим стандартам в области технологий и добычи ресурсов. Этот нарратив должен также представлять США в качестве альтернативы доминирующему Китаю для снижения зависимости от последней.

- Глобальное влияние и партнерство: США обладают широкой сетью глобальных альянсов и партнерств, которые могут быть использованы для заключения соглашений о добыче ресурсов и создания коалиций для инвестиций в Центральную Азию. В качестве примера можно привести Партнерство по безопасности минералов, которое было создано для противостояния китайскому доминированию.

К данному партнерству присоединились Австралия, Канада, Эстония, Финляндия, Франция, Германия, Индия, Италия, Япония, Норвегия, Республика Корея, Швеция, Великобритания, Соединенные Штаты и Европейский Союз (представленный Европейской Комиссией).

Данное партнерство пригласило богатые минералами африканские страны противостоять китайскому доминированию. В их число вошли такие богатые ресурсами страны, как ЮАР, Ботсвана, Ангола, Мозамбик, Намибия, Танзания, Замбия, Уганда и Демократическая Республика Конго.

- Мягкая сила и дипломатия: С помощью своей "мягкой силы", включая помощь в области образования, культуры и развития, США могут способствовать развитию отношений, которые облегчают переговоры и операции в Центральной Азии, подчеркивая демократические ценности и корпоративную ответственность.

Какие риски и возможности открываются перед странами Центральной Азии в связи с конкуренцией в данной сфере?
Конкуренция между великими державами за доступ к важнейшим ресурсам в Центральной Азии представляет собой сочетание рисков и возможностей для стран этого региона. Страны Центральной Азии, обладающие огромными запасами критически важных минералов и редкоземельных металлов, могут играть ключевую роль в глобальном стремлении к технологическому прогрессу и энергетическому переходу.

Этот сценарий разворачивается в более широком геополитическом контексте, где эти страны занимают позиции между интересами крупных держав, таких как Китай, США и, в меньшей степени, Россия и Европейский союз.

Возможности для стран Центральной Азии:
- Экономическое развитие и диверсификация: Спрос на критически важные ресурсы открывает перед странами Центральной Азии широкие возможности для развития и диверсификации экономики за пределами традиционных секторов, таких как сельское хозяйство и энергетика.

Инвестиции в горнодобывающие и перерабатывающие предприятия могут стимулировать создание новых рабочих мест, развитие инфраструктуры и передачу технологий, повышая общую экономическую устойчивость.

- Стратегическое партнерство и иностранные инвестиции: Растущий интерес со стороны США, Китая и ЕС может привести к увеличению прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в регион.

Этот приток капитала и опыта может быть использован для развития других секторов экономики, улучшения инфраструктуры и наращивания человеческого капитала через программы образования и обучения, спонсируемые иностранными партнерами.

- Улучшение глобального положения: Играя более заметную роль в глобальной цепочке поставок критически важных минералов, страны Центральной Азии могут повысить свое стратегическое значение на мировой арене, что даст им больше рычагов влияния на международную дипломатию и торговые переговоры.

Риски для стран Центральной Азии:

- Зависимость от внешних акторов: Стремясь к освоению своих минеральных богатств, страны Центральной Азии могут попасть в чрезмерную зависимость от одной или нескольких внешних держав в вопросах экономической стабильности.

Такая зависимость может ограничить их внешнеполитическую автономию и сделать их уязвимыми для экономического или политического давления.

- Деградация окружающей среды: Добыча и переработка редкоземельных металлов и важнейших минералов может оказать значительное воздействие на окружающую среду, включая загрязнение воды, деградацию почвы и разрушение среды обитания.

Без жесткого экологического регулирования и надзора погоня за экономическими выгодами может привести к долгосрочному экологическому ущербу.

- Социально-экономические диспропорции: Приток иностранных инвестиций и ориентация на добычу полезных ископаемых могут усугубить социально-экономическое неравенство в странах Центральной Азии.

Регионы, богатые полезными ископаемыми, могут получить значительное развитие, в то время как другие отстают, что может привести к внутренней напряженности и социальным беспорядкам.

- Геополитическое соперничество: Острая конкуренция между крупными державами за доступ к важнейшим ресурсам может стать причиной геополитических манипуляций в странах Центральной Азии.

Так, часть ресурсов, которые расположены на территории стран региона могут быть использованы для военной промышленности, что может не нравится конкурирующим сторонам.

- Изменение цен на рынках: Цены на редкоземельные металлы, как отмечает “Metal Miner”(рисунок ниже) пошли резко вниз с начала 2024 года.

В то время как слабый спрос на переработку РЗМ (в первую очередь в Китае, что является косвенным индикатором застоя в микроэлектронике страны) может оказаться одной из причин падения цен, другим потенциальным фактором является увеличение мирового производства и поиска запасов редкоземельных элементов за пределами Китая.

С выходом стран Центральной Азии на рынок редкоземельных элементов цены на данные ресурсы могут снизиться, из-за чего страны региона могут также потерять часть потенциальной прибыли.


Место стран Центральной Азии в геополитике редкоземельных металлов

Страны Центральной Азии постепенно выходят на передовую геополитической арены, связанной с добычей и распределением редкоземельных металлов и стараются на это соответственно реагировать. Так, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в ежегодном Послании народу Казахстана призвал обеспечить приоритетное право на недропользование инвесторам, осуществляющим геологическое изучение за счет своих средств, добавив:

"Одной из приоритетных задач должно стать освоение залежей редких и редкоземельных металлов, по сути превратившихся в "новую нефть". Страны, которые смогут реализовать свой потенциал в этой сфере, будут определять вектор технологического прогресса всего мира".
В 2012 году Геологическая служба США начала оценку минерального потенциала редкоземельных элементов в Центральной Азии, завершив в 2016 году с перечнем из 384 месторождений.

Это включало места в Казахстане (160), Кыргызстане (75), Таджикистане (60), Туркменистане (2) и Узбекистане (87). Регионы Тянь-Шаня и Памира также привлекли внимание для разведки, учитывая их значительные неразработанные ресурсы.


Фото с отчета Географической службы США «Rare Earth Element and Rare Metal Inventory of Central Asia».
На данный момент известно, что монацит, циркон, апатит, ксенотим, пирохлор, алланит и колумбит – одни из самых распространенных редких металлов и минералов в Центральной Азии. Эти металлы встречаются в значительных объемах, в частности, в таких районах, как казахская степь, горы Тянь-Шаня и Памира.

Потенциал добычи редкоземельных элементов в Центральной Азии значителен, что говорит о перспективности освоения этих ресурсов. Даже на данном этапе, согласно данным из отчета международного энергетического агентства доля минералов и металлов в общем объеме экспорта продукции Кыргызстана составляет больше 50%, у Узбекистана и Таджикистана свыше 30%. 

Каждый из перечисленных минералов играет важнейшую роль в современных технологиях и промышленности, от электроники и энергетики до аэрокосмической отрасли и сельского хозяйства, подчеркивая критическое значение редкоземельных элементов и связанных с ними минералов для развития технологий и поддержки глобального экономического развития.

Найти точные данные о доли расположенных в Центральной Азии редкоземельных металлов в мире не удалось, но получить приближенное понимание через анализ данных об экспорте руды, металлов, драгоценных и немонетарных камней. Такие данные по странам Центральной Азии предоставляет Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД).

На данном этапе, в обобщенном виде, экспорт руды, металлов и драгоценных камней не сосредоточен только на одном из возможных акторов, как например, Китай, но разбалансировано между двумя крупными потребителями, хотя доля Азии постепенно увеличивается.

К сожалению, найти более подробные данные не представляется возможным. Как отметил, Уэсли Хилл, руководитель международной программы по энергетике, росту и безопасности в Международном центре налогов и инвестиций, Китай еще не контролирует добычу редкоземельных металлов в Центральной Азии, несмотря на активность китайской стороны в регионе и на доминирование Китая в добыче и обработке данных ресурсов.

Страны Центральной Азии стоят на перепутье?

Активизация борьбы за критически важные ресурсы в Центральной Азии, в первую очередь с участием США и Китая, подчеркивает растущее стратегическое значение региона в глобальной цепочке поставок редкоземельных металлов и основных полезных ископаемых.

Огромные запасы этих ресурсов в Центральной Азии позволяют ей стать потенциальным противовесом нынешнему доминированию Китая в производстве и переработке редкоземельных элементов, необходимых для высоких технологий, возобновляемой энергетики, оборонной и автомобильной промышленности.

Соединенные Штаты уделяют повышенное внимание диверсификации источников критически важных минералов, чтобы снизить зависимость от Китая, о чем свидетельствуют такие инициативы, как Инициатива экономической устойчивости для Центральной Азии (ERICEN) и Диалог C5+1 по критически важным минералам.

Эти усилия направлены на создание устойчивых и надежных цепочек поставок, развитие регионального промышленного сотрудничества и стимулирование разведки, добычи и переработки критических минералов в Центральной Азии.

С другой стороны, Китай стремится сохранить свои стратегические позиции и не допустить США и их союзников к новым источникам критически важных ресурсов, что видно по его экономическому влиянию в регионе и стратегическим партнерствам, например, с Узбекистаном в области добычи урана.

Страны Центральной Азии стоят на перепутье, сталкиваясь как с рисками, так и с возможностями. У них есть шанс использовать свои минеральные богатства для экономического развития, привлечения иностранных инвестиций и улучшения своего положения в мире. Однако им может придется преодолевать проблемы, связанные с геополитическим соперничество, деградацией окружающей среды, экономическим неравенством и нестабильностью рынка.
Конкуренция между великими державами в регионе подчеркивает, что странам Центральной Азии необходимо тщательно разрабатывать стратегию, чтобы извлечь максимальную выгоду и одновременно снизить риски, обеспечить устойчивое развитие и сохранить автономию в отношении своих природных ресурсов.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Си Цзиньпином , Касым-Жомартом Токаевым

12.04.2024 06:00

Энергетика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
492 135

граждан Киргизии легально находятся в России

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31