90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Андрей Грозин: «Бандократия» может превратить Киргизию в «пиратскую республику»

Андрей Грозин: «Бандократия» может превратить Киргизию в «пиратскую республику»

За последние две недели по Киргизии прокатилась волна акций протеста. Жители села Саруу, требуя отобрать золотой рудник у канадских инвесторов, перекрыли дорогу на Иссык-Куле и угнали грузовик компании «Кумтор», сторонники Ахматбека Кельдибекова попытались взять штурмом ошскую обладминистрацию. Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ (Москва) Андрей Грозин рассказал StanRadar.com о том, почему в Киргизии столь популярны митинги и чем вседозволенность грозит стране.

 

StanRadar.com: Почему в Киргизии сложилась традиция шантажа и заявлений в ультимативной форме, которые предъявляют властям?

- Сарууйцы совершают одно противоправное действие за другим. В любом государстве, кроме, может быть, небольшого числа африканских, такие действия, повторяющиеся из раза в раз были бы подавлены, их организаторы и активные участники оказались бы под следствием, а затем – в тюрьме. Впрочем, в некоторых соседних с Киргизией государствах они бы и до суда не дожили.

«Вечерний Бишкек» 29 ноября назвал происходящее «Сарууйским синдромом». Думаю, что правильнее было бы назвать рассматриваемое явление шире – «Кыргызский синдром»… Ведь все понимают, что не с Саруу вся эта «свистопляска» началось, а гораздо раньше. Как минимум, с весны 2005 года (в марте 2005 года в результате массовых митингов первый президент Киргизии Аскар Акаев бежал из страны, на его пост пришел Курманбек Бакиев, который был свергнут в апреле 2010 года – прим. Stan.Radar.com).

В Москве некоторые поспешили назвать кризисы в Приисыккулье и в Баткене очередной фазой «перманентной революционности» Киргизии. Я смотрю на ситуацию без подобного драматизма.

Дело в том, что страна из сезона в сезон, из месяца в месяц не выходит из подобных «фаз»: маховик напряженности приобретает все новые и разнообразные обороты. Киргизское общество получает сюрпризы в виде скандалов в парламенте, совершенно оголтелого рейдерства, неумело скрываемых разногласий в правительстве, противостояния парламента, правительства и разношерстной «новой оппозиции» уже против «сверхновой власти». Плюс арест экс-спикера Ахматбека Келдибекова и начало волнений на Юге.

Конечно, играют свою роль этнопсихологические особенности. Перефразируя д’Артаньяна, заявившего, что «каждый гасконец с детства академик!» - «каждый киргиз с детства президент!».

Ну и, конечно же, «родовые пятна родоплеменного строя», или «наследие великих предков» - это каждый волен называть исходя из собственных представлений о норме и перверсии. Что бы ни говорилось о более чем двухтысячелетней истории киргизской государственности, подлинным носителем народного самосознания, языка и культуры всегда являлись и являются племя и род. А племена и роды имели/имеют родовые внешние признаки: аксакал, батыр, намыс, ураан, туу, тамга и т.д. Один из этих признаков, кстати, - жардам (помощь членам рода) - работает на юге.

И, конечно, влияют и иные факторы. На Юге, например, часть «элиты» чувствует, что их постепенно «подчищают», отсюда и резкие высказывания Ташиева.

В его конкретном случае работают и личные моменты: человек реально опасается, что Бишкек видит на Юге другого, более авторитетного политика, чем он. К тому же этого политика начинает обхаживать г-жа Памела Спратлен, его людей встречает Москва... Все это, конечно, больно и обидно и Келдибеков мог бы пригодиться части руководства «Ата Журта». Идет нормальная внутривидовая борьба за звание ведущих элитариев Юга.

Что сейчас конкретно работает в Саруу не совсем ясно, но очень похоже на попытку прощупать власть на прочность параллельно с нагнетанием обстановки на юге. Внимание центральной власти «раздергивается», как и без того скудный ресурс защиты государства.

Действуют, конечно, криминальный фактор и «митинговая экономика»: кто-то просто зарабатывает детям на хлеб, кто-то рассчитывает чем-нибудь поживиться в случае очередной «революции». Герой «Собачьего сердца» Полиграф Полиграфович Шариков очень органично, по-моему, смотрелся бы среди «революционных сельчан» - «да что там думать – отнять все и поделить».

И, последнее. Гнут то, что прогибается. Сегодняшняя власть в Киргизии гнется. В этом население только в текущем году убеждалось уже несколько раз. Власти боится что-то предпринимать и, затаившись, сидит как «мышь под веником». Люди, бегающие с ружьями, открыто и публично грозящими совершить антиконституционный захват власти, угоняющие машины, бьющие киргизских чекистов и отбирающие их оружие, убеждены, что им за нарушение всех и всяческих законов ничего не будет. И они, к сожалению, скорее всего, правы.

StanRadar.com: Как Вы думаете, угрозы «устроить войну» это просто слова или реальная угроза стабильности?

- Может ли Юг или Север «взорваться» и свалить в Бишкеке правительство Жанторо Сатыбалдиева и, возможно, поменять президента? Да, может. Может ли «новая власть» пережить и выстоять в очередном кризисе? Тоже может. В Кыргызстане все всё могут, страна такая – всевозможная.

Но, думаю, в этот раз руководство Киргизии сумеет «пересидеть» и это обострение. В конце концов, то, что наблюдалось весной, выглядело серьезнее, но обошлось. Осенний кризис тоже смотрелся более серьезным вызовом центральной власти. Однако и в этот раз пронесло. Да и «не сезон» для очередной смены власти, прохладно. Надо подождать весны, а вот тогда...

StanRadar.com: К чему может привести такая вседозволенность со стороны нынешних сотрудников правоохранительных органов и президента, к которому могут придти люди и потребовать выполнение их требований?

- Рискую вызвать много негативных отзывов, но, по моему мнению, сегодняшняя Киргизия демонстрирует слабую готовность к самостоятельной государственной форме своего существования несмотря тысячелетия героического прошлого. И под этой неготовностью я имею в виду, прежде всего, неготовность так называемой национальной элиты.

То же что в постоянных беспорядках участвуют массы населения – результат данной неготовности. Народ смотрит на свой родной «истеблишмент» и укрепляется во мнении о том, что в ситуации, когда сама «элита» ни за что не отвечает, то и ему, соответственно, можно делать все что угодно. Можно нарушать закон, можно «гасить» иностранных инвесторов, можно таскать за галстук губернатора, можно вообще делать все, что представляется справедливым любому маргиналу.

Можно сколько угодно кричать: «Атамбаев, Сатыбалдиев, Салянова и, вообще, кто угодно - кетсин!», только для страны всё это, мягко говоря, не полезно.

Показательны недавние впечатления таджикского журналиста от поездки в Бишкек напечатанные в Asia-Plus. Процитирую, поскольку в маленьком эпизоде отразился весь комплекс отношений власти и народа в Киргизии. «Когда кто-то из наших о чем-то спросил водителя такси, можно ли здесь это, он сказал: «Здесь все можно, демократия. Хотите, закричу?» и, высунув голову из окна, крикнул: «Атамбаев - козел!».

Ключевая фраза тут не оскорбление президента, а именно вот это, сакраментальное: «Здесь все можно, демократия».

StanRadar.com: Как бороться с вседозволенностью, и нужно ли бороться вообще?

- Начнем с того, что и так всем ясно: дальнейшие варианты развития событий в Киргизии зависят от устойчивости новой власти. А пока фактически в районах и на местах складывается тенденция к дальнейшему развитию процессов, неконтролируемых центральной властью.

При де-факто разделяемой на улусы республике эти процессы получат окончательное закрепление. И если не бороться с правовым нигилизмом, разгулом охлократии и принципом «что хочу, то и ворочу», то Киргизии остается лишь посочувствовать – «бандократия» вполне может превратить страну в своеобразное подобие «пиратской республики», или, скорее, некоего набора полуфеодальных княжеств.

При подобном развитии событий у Бишкека я вижу лишь два выхода: либо переход власти к политике «твердой руки», способной навести элементарный порядок и заставить и «элиту» и народ уважать закон, либо какие-то варианты того, что обобщенно можно назвать «внешним управлением». Впрочем, возможна и комбинация этих вариантов. Гипотетически Бишкек может попытаться навести порядок и самостоятельно, но, с каждым витком дальнейшего расшатывания государственной системы сделать это представляется все более и более затруднительным.

Кыргызстан постепенно архаизируется и происходящее в стране из раза в раз указывает на то, что унаследованная от Советского Союза (условно – европейская) модель государственного и общественного устройства размывается. Общество скатывается к «истокам» - досоветским, дороссийским устоям. Если этот путь устраивает большинство населения – то, конечно, так тому и быть. Если же нет, то нужно строить преграды на пути архаизации общества.

 

 

 

 

Автор: Камилла Алиева, специально для StanRadar.com

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Курмантай Абдиевич Абдиев

Абдиев Курмантай Абдиевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

$7,36 млрд

внешнеторговый оборот Кыргызстана за 2014 год

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31