90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Иван Ардамин о плюсах и минусах вхождения Кыргызстана в Таможенный союз

09.04.2014 11:34

Экономика

Иван Ардамин о плюсах и минусах вхождения Кыргызстана в Таможенный союз

Своим видением перспектив присоединения Кыргызстана к Таможенному союзу, а также влияния этого процесса на легкую промышленность и развитие крупнейших кыргызстанских рынков «Дордой» и «Мадина» поделился Иван Ардамин, директор трикотажного производства ОсОО «Ардамин» в интервью StanRadar.com.

 

StanRadar.com: В последние годы много разговоров о том, что одна из опасностей Таможенного союза для Кыргызстана – прекращение реэкспорта из Китая.

- В общем-то, я согласен. Таможенному союзу невыгодно, чтобы на его территорию ввозили продукцию, конкурентную местному производству, и при этом по более выгодным ценам. Им выгодно производить продукцию внутри и там же продавать. Если будут ввозить дешевую китайскую продукцию, то ее люди и будут покупать, не дадут производствам вырасти. А почему российские и казахские производства не могут пока изготавливать хорошую продукцию? Потому что у них нет опыта, они слишком мало на рынке легкой промышленности.

У наших производителей достаточно хорошее качество продукции. И в принципе для них завезти в Россию – не проблема. Другой вопрос, что нередко эта продукция попадает в одну машину с контрафактной продукцией, либо с той, которую везут через Китай, и она автоматически попадает под подозрение. При ТС объемы провоза в Россию и Казахстан резко упадут, потому что появятся сложности. И так уже появляются барьеры – административные и таможенные.

Например, для того, чтобы модель провезти, сначала надо поехать туда и там провести все испытания. К детской продукции в Таможенном союзе вообще жесткие требования, а для того, чтобы завезти обычную женскую одежду, которую большинство компаний производит, определенным образом этикетки должны быть сделаны, указан состав сырья. А состав сырья многие наши производители просто не знают. Ткани в Кыргызстан завозят по килограммам без указания того, из чего они произведены. Поэтому никто на самом деле не знает, из какого сырья шьют. Трикотажников это касается в меньшей степени, потому что мы знаем состав, но и нас могут обмануть, поскольку в Кыргызстане нет лабораторий, в которых бы мы могли проверить пряжу.

Сейчас происходит так: швейные компании обращаются к посредникам в лице перевозчиков, и эти перевозчики оформляют документы за них. Перевозчикам это делать легче, потому что у них есть объем и в финансовом плане они могут позволить себе такие расходы, а объем есть за счет именно китайской продукции. Как только китайской продукции не станет, объем упадет, и у перевозчиков начнутся трудности. И тем более они начнутся, если Россия и Казахстан ужесточат контроль продукции. В итоге заниматься этим придется простым маленьким швейным компаниям. А они слишком малы, чтобы ездить куда-то, проводить все испытания, получать документы и тем более платить за это деньги. Это ведь недешево.

У нас производств, которые дают стабильно стандартное качество, мало. Большинство тканей ввозится сюда нелегально. То есть, швейники столкнутся с проблемой поиска новых поставщиков и при этом заказывать ткани придется большими объемами. Если на «Мадине» ты можешь купить рулон ткани, то фирма-производитель тебе один рулон не продаст, у них нужно брать оптом. Маленькие компании не способны этого делать. А значит, надо будет либо объединяться, либо представители средних компаний едут в Китай или в Турцию, заказывают нужные объемы и из этого отшивают, а маленькие компании вымирают.

StanRadar.com: Вы говорите, что ткани ввозятся нелегально. В каком смысле?

- Что я подразумеваю: завоз, в принципе, легальный, ткань завозится и растаможивается по килограммам независимо от состава сырья. И никто этот состав не знает, на это сырье нет никаких документов, о чем я уже говорил. В общем-то, у нас в стране это – легальная процедура. Но в других странах это считается незаконным. Поскольку нельзя отследить историю этого сырья, ни одна другая страна не будет выдавать сертификаты на продукцию, из него произведенную.

StanRadar.com: Еще касаемо ТС. Понятно, что «Дордой» у нас живет в основном за счет реэкспорта из Китая, и перекрытие торговой границы ударит по этому рынку. Как Вы считаете, могли бы наши легпромщики его заполнить?

- Нет. Ну, слишком большой объем на «Дордое», чтобы швейники могли его заполнить.

Если резко введут пошлины и ограничения на ввоз, тогда китайцы быстро отсюда выйдут, и цены на контейнеры на «Дордое» упадут. Сейчас на проходных местах очень высокие цены на аренду, я уж не говорю о том, чтобы в собственность взять. Поэтому швейные компании редко сами стоят. Как правило, там стоят посредники. А посредники рано или поздно вымрут, потому что они получают деньги за счет отсутствия информации на рынке. Сейчас есть интернет, сейчас все всех знают, есть множество возможностей для потребителя выйти напрямую на производителя. Он не будет закупать на «Дордое», он поедет на производство.

Сейчас мы начали по разным проектам ездить в Россию, выставлять свою продукцию, и уже многие швейные компании работают напрямую с магазинами. Раньше было: посредник на «Дордое», посредник на рынке или в торговом центре или оптовой базе в России, а потом уже магазин. Сейчас это будет так: приезжает представитель оптового склада из России, закупает напрямую у производства и все.

Такая система выгодна потому, что устраняются посредники, издержки снижаются, цена снижается. Если Кыргызстан войдет в Таможенный союз, то таможенные барьеры исчезнут, и Россия (покупатели в лице магазинов – прим. StanRadar.com) просто хлынет сюда, к производителям, потому что российские производители пока что не выдерживают конкуренцию с нашими. У нас намного сильнее потенциал, чем в России. Но при этом не все компании экспортируют продукцию в Россию или Казахстан. Есть компании, которые экспортируют в Узбекистан, Таджикистан, например наша компания. На данный момент мы продаем продукцию на «Дордой», и люди сами ее вывозят. Я не знаю, что будет, когда мы войдем в ТС, потому что провоз через внешние границы ТС могут ужесточить и наши посредники не смогут этого делать. Тогда такие компании, как наша, пострадают, но зато для нас откроется рынок России.

StanRadar.com: Вы упомянули, что россияне в легпроме не конкуренты производителям из Кыргызстана. Но ведь их же больше. Вы не боитесь, что они подавят кыргызстанских производителей количеством?

- Дело в том, что Россия очень сильно отстает в легкой промышленности по многим аспектам. У них больше развита сырьевая экономика, у них больше специалистов в нефтяном секторе и так далее. Конечно, у них есть швейные компании. Я не знаю, их больше или нет, но наши спокойно торгуют в России и спокойно конкурируют с тамошними производителями. Мне кажется у кыргызстанских производителей больше опыта. И больше за счет чего – после развала СССР нашим людям резко стало хуже жить, очень тяжело. У России были ресурсы – можно нефть продавать и как-то выживать, а у нас не было ничего, нам надо было срочно чему-то учиться. И вот мы научились производить одежду. И теперь у нас колоссальный опыт в этой сфере. В России таких опытных компаний очень мало. Большинство старых компаний, основанных еще при Советском Союзе, находятся в разваленном состоянии, они почти умерли.

StanRadar.com: Возвращаясь к закрытым границам. Как Вы считаете, какие моменты надо предусмотреть в законодательном плане, чтобы этот процесс прошел с максимальной пользой и минимальными потерями, в том числе для «Дордоя»?

- Трудно ответить на этот вопрос. Здесь должно быть масштабное исследование и, насколько я знаю, Всемирный банк это исследование проводит. Но не нужно забывать о том, что вхождение в ТС, это – скорее политическое решение, нежели экономическое. Экономической выгоды, я считаю, для Кыргызстана будет мало. И основная причина здесь в том, что наше население не привыкло работать легально, а Таможенный союз закроет все серые схемы, по крайней меры, постарается это сделать, потому что это создает неравные условия конкуренции. В Кыргызстане создадут абсолютно те же условия. И для кыргызских компаний, не привыкших работать легально, это будет шоком. Те, кто сможет вести правильный учет, бухгалтерию, отчитываться в налоговую, и делать это по-честному, те быстро адаптируются. У остальных начнутся сложности. В рамках ТС вся продукция будет сертифицирована, и у компаний, которые, положим, будут производить продукцию в антисанитарных условиях, не будет возможности продавать ее даже в пределах Кыргызстана.

StanRadar.com: Вы говорите, что многие производители в легпроме Кыргызстана работают нелегально. Если в цифрах, то это сколько?

- Думаю, порядка 80%. Что еще нужно учитывать, говоря о нелегальности: сегодня в Кыргызстане существует патентная система, и она абсолютно законна в рамках нашей страны, но в рамках ТС она будет, скорее всего, недействительна, либо же расценки на патенты будут пересмотрены. Для всего мира патентная система – вне закона. Компании, производящие продукцию на основании патента сейчас не могут заключать международные договоры, а когда Кыргызстан войдет в  ТС, они не смогут торговать. Им нужно будет стать юридическими лицами или ОО, или ОАО, или хотя бы ЧП. Сейчас многие этого не делают и не умеют вести учет, а Россия умеет, зато мы можем производить продукт лучше, чем Россия.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

09.04.2014 11:34

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Ангела Доротея  Меркель

Меркель Ангела Доротея

Федеральный канцлер Германии

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
210 000

безработных официально зарегистрированы в Кыргызстане в 2014 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31